Любовь по формуле: как математику можно применять к отношениям

Полари: тайный язык ЛГБТ-сообщества

Ooh vada well the omee-palone ajax who just trolled in — she’s got nanti taste, dear, cod lally-drags and the naff riah but what a bona eek. Fantabulosa!

Не тянитесь за англо-русским словарем, он вам вряд ли поможет. Примерный перевод этой фразы таков: «Ты только посмотри на того гея! У него совсем нет вкуса, отвратительные брюки и ужасная прическа. Зато какая мордашка, потрясающе!» Познакомьтесь с полари — тайным языком британских гомосексуалов ХХ века.

Корни полари, возможно, стоит искать в сленге «низших каст»: бродячих артистов, проституток, нищих и путешественников. Само название восходит к итал. parlare — «говорить». Британские моряки, которые тоже активно общались на этом наречии, регулярно пополняли тезаурус, подхватывая слова в портах разных стран. В качестве дополнительных приправ добавились словечки из идиша, тюремного жаргона, бэксленга (тайного языка торговцев, где слова произносились наоборот) и неформальной лексики циркачей. Последние, как и артисты, часто были гомосексуалами. Что же до моряков, то именно в портовых городах пышным цветом цвела проституция — в том числе и мужская.

Постепенно сленг стал прерогативой секс-меньшинств и средством тайного общения, поскольку однополые отношения в Британии были под запретом и открытые дискуссии не проводились вплоть до принятия акта о половых преступлениях в 1967 году.

Пик популярности полари пришелся на 1950-е годы, когда гомосексуалы жили в постоянном страхе: им угрожали две нерадужные перспективы — тюрьма или лечение электрошоком и гормонами. Язык, который одновременно защищал и позволял идентифицировать «своих», оказался весьма полезен и превратился в этакую отдушину.

Как выяснить, говорит ли собеседник на полари? Один из самых простых способов — вставить слово на секретном языке в диалог. Полари представлял собой достаточно вызывающий и веселый способ общения. Можно было сказать bona cartes — «классный член» — в переполненном пабе, и никто бы даже бровью не повел. Тайный код позволял сплетничать с друзьями, особенно о потенциальных сексуальных партнерах. Интонация тоже имела значение.

Восторженный фальцет считался одобрением, тягучий тон — индикатором пренебрежения. Но таких случаев было немного, говорящие на полари старались держать эмоции при себе, чтобы не вызывать подозрений у окружающих.

В недавнем сериале BBC «Чисто английский скандал» показана напряженная атмосфера в британском обществе даже спустя два года после принятия акта о половых преступлениях

До определенного момента полари не упоминался в печати и вообще о нем предпочитали не говорить, поэтому никаких официальных правил языка не существовало. Передавался он, что называется, из уст в уста и мог изменяться в процессе. Большинство говорящих знали общие правила, но каждый был волен добавлять свои словечки. Кроме того, иногда приходилось заниматься словотворчеством — придумывать названия практикам, которых не существовало в гетеросексуальной среде. Наконец, полари стал своеобразным актом инициации в гей-культуре, когда старшие товарищи «посвящали» новых, рассказывая о языке и давая новоприбывшим типичное имя: так, Натан превращался в Нанетт, а Пол — в Полин.

Однако использовался полари крайне ограниченно и довольно субъективно. К примеру, bona хоть и означало ‘хороший’, но исключительно с точки зрения говорящего на этом сленге.

Нередко словечки из него вкрапляли в свою речь, чтобы поддеть или оскорбить кого-то без его ведома. По понятным причинам главной целью таких «панчей» были полицейские, которым намеренно давали женские прозвища, например Hilda Handcuffs (Хильда Наручники) или Jennifer Justice (Дженнифер Правосудие), чтобы унизить стражей порядка и развеять грозную ауру, их окружающую. Но доставалось и обычным пассажирам автобуса, если гомосексуалы считали их одежду недостаточно стильной или слишком простой.

Частью массовой культуры полари стал довольно неожиданно: в 1965 году радиостанция BBC Radio 2 запустила сатирическое скетч-шоу Round the Horne, в котором пара женоподобных молодых людей — Джулиан и Сэнди — говорили на жаргоне, малопонятном тем, кто слушал передачу впервые. Однако регулярно следившие за выпусками могли составить ментальный словарь. Коронной стала фраза парочки “How bona to vada your eek!” — «Как приятно тебя видеть!», — а их занятия всегда делились на три категории: naph, bona и fantabulosa.

Скетчи Джулиана и Сэнди были лебединой песней секретного языка. Организаторы шоу Round the Horne раскрыли секрет — и убили интригу, сленг утратил былое очарование. Какой смысл говорить на полари, если даже родная тетя могла услышать эту радиопередачу и расшифровать болтовню по телефону?

Но шоу, чья слушательская аудитория на пике популярности достигала 9 миллионов, стало одним из факторов, обусловивших появление акта 1967 года.

После декриминализации однополых отношений маятник качнулся в обратную сторону — новое поколение хотело избавиться от стереотипов, связанных с женственными мужчинами, и подбавило образам маскулинности. Молодые гомосексуалы больше интересовались правами секс-меньшинств и гей-парадами, полари стал для них пережитком времен репрессий. Согласно статистике, приведенной в исследовании 2000 года, из 800 опрошенных представителей нетрадиционной ориентации о полари слышала только половина.

Полари в наши дни

Хотя сейчас на полари практически не говорят, в последние годы им стали интересоваться как историческим явлением. В 1993-м прошла первая конференция «лавандовой лингвистики», отрасли, посвященной исключительно изучению ЛГБТ-сленга. Жаркие споры вызвал вопрос о самом названии дисциплины. Чтобы не раздувать конфликт между геями, лесбиянками, трансгендерами и прочими представителями секс-меньшинств, основоположник направления Уильям Лип предложил определение «лавандовая». Этот цвет вместе с лиловым издревле ассоциировались с мистикой и оккультизмом, они упоминаются в стихах Сапфо, а в ХХ веке лесбийские активистки выбрали символом своего движения лилового носорога.

В 2012 году союз художников из Манчестера провел необычный экзамен: волонтеры проходили тестирование и отвечали на вопросы по истории и культуре ЛГБТ. Как нетрудно догадаться, спрашивали их и о полари.

Нашлось место этому социальному диалекту и в религии. Группа активистов «Сестры бесконечной снисходительности» создали Библию полари, в которой к оригинальному тексту добавились слова из тайного языка.

Священное Писание заключили в кожаный переплет и выставили на обозрение в стеклянной витрине в манчестерской библиотеке. Создатели Библии не планировали оскорблять представителей христианской церкви, а лишь хотели показать, как разные культуры и общества интерпретируют религиозные практики.

Полари отдал должное известный музыкант Моррисси, один из его сборников назывался Bona Drag — «Классный костюм». В песне Piccadilly Palare говорится: “So bona to vada, oh you, your lovely eek and your lovely riah” — «Так приятно встретить тебя, смотреть на твое милое лицо и красивые волосы».

А вот куплет композиции Дэвида Боуи, написанной с использованием полари:

Cheena so sound, so titty up this Malchick, say

Party up moodge, nanti vellocet round on Tuesday

Real bad dizzy snatch making all the omies mad, Thursday

Popo blind to the polly in the hole by Friday.

Для перевода можно воспользоваться специальным приложением.

В 2015 году вышла короткометражка, полностью снятая на полари

Краткий словарь полари:

bijou — маленький;

basket — «корзина» — выпирающие через брюки мужские гениталии;

charper — искать (charpering omi — полицейский);

dolly — милый;

eek, ecaf лицо;

fantabulosa великолепный;

feele ребенок (feely omi — парень);

naph, naff — плохой;

ogle глаз (ogleriah тушь для ресниц);

omi мужчина;

omi-palone гомосексуал;

palone-omee — лесбиянка;

palone женщина;

roll гулять;

vada — смотреть;

bona — хороший;

lallies — ноги;

sharda — жаль.

Счет до десяти: una, duey, trey, quater, chinker, sey, setter, otto, nobber, dacha.

Сленг гомосексуалов в других странах

Россия

В русском языке с ЛГБТ-лексикой особенно сложно, а материалов по теме крайне мало. Одним из первых источников информации о гомосексуальности в России стала коллекция фотографий петербургских представителей секс-меньшинств после революции. Об их языке практически ничего не известно, кроме того что разработать секретный код одежды у них не хватило времени и средств. О советских гомосексуалах вспоминает художник Евгений Фикс:

«Статуи Ленина в центрах советских городов в среде гомосексуалов назывались „тетей Леной“, и геи назначали встречи, используя кодовую фразу „Встретимся у тети Лены“».

Одно из самых полных на сегодняшний день исследований, посвященных лексикону гомосексуалов, показывает, что в 90-х годах их жаргон был тесно связан с тюремным. Его интересная особенность — клички, представляющие собой искаженные имена литературных (и не только) персонажей: Марья-искусница (‘очень хороший любовник’), Клитерменстра (Клитемнестра из трагедии Эсхила «Агамемнон», сочетание слов «клитор» и «менструация»), Триппер-Чехова (от фамилии актрисы Книппер-Чеховой). Популярны были и игры с географическими названиями: Александровский задик (Александровский сад в Петербурге), Минетный дворик (Монетный двор там же).

Южная Африка

Гейл (gayle) возник на базе английского языка и африкаанса, на нем в основном общаются городские секс-меньшинства в Южной Африке. Многие термины заимствованы из полари. Начал активно использоваться в гей-сообществе в 1950-х годах, в 60-х стал частью культуры белых гомосексуалов. Отличительная черта гейла — обилие женских имен, употребляющихся вместо созвучных им английских слов. В отличие от полари, он все еще используется и постоянно изменяется под воздействием современного сленга.

Вот несколько примеров из словаря гейла:

Priscilla — police — полиция;

Belinia — beautiful — прекрасный;

Dora — drink — выпивать;

Dorette — small drink — небольшой коктейль;

Hilda — ugly — уродливый;

Griselda — отвратительный;

Jessica — jealous — ревнивый;

Monica — money — деньги.

Филиппины

За основу суордспика (swardspeak) были взяты английский и тагальский языки с примесью испанского и японского. Он все еще развивается и активно используется филиппинскими секс-меньшинствами. Характерные черты — замена первых букв или слогов в привычных словах (Kapatíd — Shupatíd — ‘родной брат или сестра’, Tangá — Shunga — ‘идиот’, Shorts — Nyorts — ‘шорты’) и перестановка слогов местами (Lain — Nial — ‘неприятный’, Uyab Bayu — ‘любовник’). Кроме того, филиппинцы очень любят каламбуры и при каждом удобном случае заменяют именами знаменитостей созвучные слова: Mahál превращается в Mahalia Jackson — ‘дорогой, роскошный’, а Mura — в Muriah Carrey — ‘дешевый’.

Франция

Хотя во Франции секретного языка как такового не было, сленг секс-меньшинств, естественно, существует. Из интересных терминов стоит отметить yag (gay наоборот) — ‘гомосексуалы, которые никак не взаимодействуют с гей-культурой’; dinde — «индюшка» — ‘женоподобный гомо- и метросексуал’; comtesse — «герцогиня» — ‘обеспеченный гомосексуал среднего возраста с хорошими манерами’; сalinodrôme — «обнимашкодром» — ‘мероприятие, похожее на оргию, но вместо секса там объятия’; camionneuse — «водительница грузовика» — ‘мужеподобная лесбиянка’; étoile d’or — «золотая звезда» — ‘лесбиянка без сексуального опыта с мужчинами’.

США

Распознать «коллегу» можно не только по языку, но и по одежде. В 1960–80-х годах в Америке и Европе широко использовался так называемый хэнки-код, или «код носового платка». Изначально цвет этого предмета гардероба в заднем кармане брюк сигнализировал о сексуальных предпочтениях владельца. По одной из версий, такая практика распространилась после выхода шуточной статьи в Village Voice, автор которой предложил несколько цветов для поиска товарищей по интересам. Со временем список разросся, в него были включены еще и оттенки цветовой палитры.

Общее правило кода таково: платок в левой части тела сигнализирует об активной позиции в сексе, в правой — о пассивной. Красный цвет — фистинг, черный — садо-мазо, серый — бондаж (привет, Кристиан Грей!), фуксия — порка, голубой — оральный секс. Оттенки, узоры и материал тоже имеют значение: серебряный — предпочитает знаменитостей, черный бархат — снимает домашнее видео или участвует в нем, британский флаг — в поиске скинхеда, белый в крапинку — хозяин или гость оргии. С более полным списком можно ознакомиться здесь. В 1975 году американский фотограф Хэл Фишер создал серию работ под названием «Гей-семиотика», где проиллюстрировал правила кода одежды.

Согласно распространенной версии, знаменитая обложка пластинки Брюса Спрингстина Born in the U.S.A. — пример хэнки-кода, то есть музыкант предпочитает фистинг в роли пассива