«Мама, зачем работать? Надо улыбаться и не материться, тогда все дадут». Почему подарки от благотворителей могут навредить детям-сиротам

Откуда берутся продукты? Как ездить на общественном транспорте? Зачем взрослые работают? Мир ребенка-сироты ограничен стенами детского дома, и о многих привычных нам вещах он знает очень мало. Казалось бы, что может быть лучше для детей, обделенных родительским теплом, чем подарки от благотворителей в честь праздника? Увы, все не так просто: игрушки и гаджеты, полученные от чужих людей, зачастую лишь усугубляют ситуацию. Приемные мамы, психологи и волонтеры-наставники объясняют, почему так происходит.

В ноябре 2020 года сервис «Работа.ру» провел исследование и выяснил, что четверть российских компаний планируют в конце года выделить до 10% выручки на участие в благотворительности. Половина из них собиралась поддержать детские дома: чаще всего такая помощь заключается в покупке игрушек или гаджетов. «В большинстве наших подшефных детских домов на Новый год дети получают от десяти до двадцати подарков», — рассказывает руководитель фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. Можно подумать, что чем больше, тем лучше, однако у большого количества подарков от незнакомых людей есть и обратная сторона. Как это ни печально, именно такая поддержка может отрицательно сказаться на жизни ребенка из детского дома, когда он попадет в приемную семью.

Дети не понимают, зачем родители работают: наверное, они плохо себя вели, раз никто не дарит им то, что в чем они нуждаются

«Мама, зачем нам работать? Надо улыбаться и не материться, и все дадут», — цитирует Ольга Комарова своего приемного сына. Саше 12 лет, в семье он живет три года. До этого мальчик воспитывался в детском доме, и он привык к тому, что есть спонсоры (он их называет «волонтерами»), которые дарят подарки. Когда Ольга забрала Сашу, она столкнулась с тем, что у ребенка нет представления о том, откуда берутся вещи. Он жил с четким убеждением, что кто-то придет и даст тебе все, что ты захочешь. «Когда сломался чайник, Саша сказал: «Как жалко. Надо еще у волонтеров попросить», — говорит Ольга.

Потребовалось немало времени, чтобы объяснить ребенку: вкусный йогурт в магазине ей дали не просто так — она его купила на деньги, которые заработала. А Саша часто говорил ей в ответ: «Не нужны нам денежки — так дадут. Почему не дадут? Ты плохо себя вела?»

Еще одно следствие привычки к спонсорским подаркам заключается связано с тем, у ребенка искажается представление о самих подаренных вещах. «Мы показываем подарком, что знаем человека и то, что он любит, — объясняет Алена Синкевич, психолог фонда „Волонтеры в помощь детям-сиротам“. — Мы показываем, что человек нам дорог. В случае со спонсорами все происходит прямо наоборот: я тебе показываю, что я хороший человек, но мне некогда рассказывать о себе и некогда узнавать про тебя». В результате дети начинают видеть во взрослых лишь источник материальных благ. Об этом говорят и наставники фонда. «Во время первой же встречи Иван начал выпрашивать у меня новую куртку. Мы гуляли в парке, был ноябрь, и Ваня причитал, что ему нечего носить, — рассказывает Ирина о своем подопечном. — Поскольку я не первый раз общалась с ребенком из детского дома и знаю многие их „фишки“, оказалась стойкой к „разводу“. Иждивенчество свойственно всем детдомовцам — им все падает с неба, они постоянно получают кучу новых вещей. У Вани меркантильность выражается в попрошайничестве: „дай-дай-дай“, так он пытается вызвать у меня чувство вины или жалость. Я придумала, как это остановить — говорю, что волонтерам нельзя. Хочешь дружить — давай, но я не спонсор, извини».

У приемной семьи не всегда высокий достаток, и ребенок может не понимать, почему ему не покупают дорогие вещи

Ребенок в детском доме привыкает к тому, что на Новый год он получает много подарков от разных спонсоров, но когда он попадает в семью, ему могут купить всего один подарок. Или могут не купить что-то, потому что вещь слишком дорогая. Уровень достатка у всех разный, и приемные родители могут столкнуться с негативом со стороны ребенка из-за того, что дарят ему мало подарков. «Можно подумать в этот момент: „Какие неблагодарные дети“. Но такое отношение у ребенка сформировалась не само по себе. К этому его приучили взрослые», — объясняет Ольга. В свой первый Новый год дома на каждый звонок в дверь Саша говорил: «Это волонтеры!» и бежал их встречать. Когда Ольга говорила, что это не волонтеры, он начинал плакать: «Почему ты никого не впустила? Я хорошо себя вел». Когда к ним домой приходили гости, Саша ждал, что они ему что-то подарят. Он не требовал, но расстраивался, потому что привык, что люди приходят и что-то ему дают. «В реальной жизни крайне редко вашему ребенку подарят что-то дорогое чужие незнакомые люди, — продолжает Ольга. — В детском доме есть воспитатели, и, что бы ни говорили, это все равно близкие ребенку люди. И они не дарят ничего дорогого, а потом набегают люди, которых дети видят первый раз в жизни, и приносят более ценные подарки. И дети начинают ждать этих чужих людей».

Подарки лишь усугубляют и без того искаженную картину мира ребенка из детского дома

«Из-за того, что Саша до одиннадцать лет жил в системе, он не понимал отношения в семье. Он не умел дружить и любить. Ничего не знал про личное пространство, потому что у него никогда его не было, — рассказывает Наталья Варгина, приемная мама семерых детей. — Никаких бытовых навыков у него тоже не было: он не мог заварить чай или отрезать хлеб». Об этом же говорит и Анна Корзун, психолог фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»: «Дети из детских домов могут не знать, например, что картошка — это сырой овощ, который нужно чистить и варить перед тем, как съесть». Ту же мысль подтверждают и волонтеры-наставники. «Для Вани, никогда не жившего в семье, проблема социализации была самой острой. Он не знал, например, что бывают разные виды творога, что вещи гладят утюгом, что есть понятие личного полотенца, да и вообще личных вещей (в детдоме ведь все общее). Мы открывали мир заново», — рассказывает Ирина.

Поход в магазин за продуктами — для вчерашних детей-сирот тоже нечто совершенно новое. Наставники учат их обращать внимание на цены и правильно распоряжаться деньгами.

В семье ребенок может услышать от родителей, что какую-то вещь не получится купить, потому что она слишком дорогая или потому что до зарплаты еще две недели, а лишних денег нет. В детском доме ребенок не знает цены вещей. Нередко и представления о том, как зарабатываются деньги, бывают искаженными. «Олег как-то сказал мне: „Я нашел объявление о работе. Зарплата 100 тысяч“, — рассказывает Кристина Костина, наставник 19-летнего парня из интерната. — Не успела я что-то ответить, как он меня спросил: „А мне будут платить 100 тысяч в месяц или в день?“ Тогда я стала узнавать у него, а какая работа. Вместе мы выяснили, что, оказывается, чтобы зарабатывать, нужно что-то делать. Я спросила его, умеет ли он это делать. Он ответил, что не умеет. И я стала объяснять, что сначала нужно научиться это делать, чтобы получать такую зарплату».

Дети не понимают различия «свой-чужой»

«Саша первые месяца четыре не понимал, почему он должен спрашивать разрешения именно у меня, — рассказывает Ольга. — Мы шли на детскую площадку, и если он хотел покачаться на качелях, подходил к любому взрослому и спрашивал: „А мне можно?“ Или как-то мы шли по улице. Саша ехал передо мной на коляске, а впереди была дорога. Он остановился на пешеходном переходе и стал ждать, когда с ним поравняется любой взрослый. Он знал, что нужно дождаться взрослого, чтобы перейти дорогу. Но он не понимал, что нужно ждать именно меня».

Когда ребенок растет в семье, родители учат его не разговаривать с незнакомцами, не брать у них ничего, никуда с ними не ходить. А когда ребенок растет в детском доме, взрослые в его жизни постоянно меняются.

«Детский дом под Новый год превращается в „контактный зоопарк“. Это грубое сравнение, но нельзя, чтобы незнакомые люди целовали, обнимали, хватали на руки детей и фотографировались с ними, как с обезьянкой на пляже, — объясняет Ольга. — В нормальном мире сначала возникают теплые чувства. Мы не обнимаем просто так людей на улице. И ребенок со здоровой психикой не побежит к незнакомому человеку обниматься. Когда люди приезжают в детский дом и берут детей на руки, это не первый шаг в налаживании отношений. Эти люди больше не приедут. И в голове ребенка выстраивается такая структура: может подойти кто-то, подарить что-то и начать тебя трогать. Это очень нехорошая цепочка. И с точки зрения безопасности, и с точки зрения выстраивания отношений с людьми. Это мешает в будущем сказать „нет“. Это обесценивает ласку». Незнакомцы обнимают ребенка, и он учится, что за подарки можно подпускать к себе чужих людей. Когда ребенок выйдет в большой мир, у него будет искаженное представление о личных границах. «Не покупайте улыбку одинокого ребенка в обмен на вещь. Не делайте этого, — просит руководитель фонда „Волонтеры в помощь детям-сиротам“ Елена Альшанская. — Помогайте с умом. С тем, чтобы ваша помощь что-то меняла. Это ведь действительно время чудес».

К Новому году фонд запустил акцию «Как Дед Мороз, только круче». На сайте kruchemoroza.ru можно оказаться в роли доброго волшебника и узнать, как разные подарки влияют на жизнь детей. Игра подскажет, какие из них могут причинить вред, а какие действительно помогут изменить их жизнь.