«Страдали от любовной тоски и кишечного расстройства»: какими были студенты-революционеры

Поделиться

Сто лет назад в России произошла Октябрьская революция. Студентов на баррикадах было наперечет — их всего насчитывалось около 135 000 человек на огромную страну со 180-миллионным населением.

«Всё, что мы читаем о революции 1917 года, говорит нам, что студенты были одним из многих элементов, но не ключевой силой», утверждает писатель Александр Архангельский. Далеко не все студенты оказались в авангарде революции, но оставаться безучастными к событиям было трудно, и многие писали заметки о происходящем.

Сайт «Студенты революции» собрал дневники выдающихся личностей, которых переворот застал за студенческой скамьей: физика Петра Капицы, литературоведов Михаила Бахтина и Виктора Шкловского, психолога Льва Выготского, кинорежиссеров Сергея Эйзеншейна и Дзиги Вертова.

«Особенно вдохновенно и яростно митинговала Москва. Кого-то качали, кого-то стаскивали с памятника Пушкину за хлястик шинели, с кем-то целовались, обдирая щетиной щеки, кому-то жали заскорузлые руки, с какого-то интеллигента сбивали шляпу», — писал в 1917-м бывший студент Московского университета Константин Паустовский.

Высшие учебные заведения были в 27 городах империи. Больше всего их было в Санкт-Петербурге, Москве и Киеве. Средний студент в 1917 году, по материалам проекта «Студенты революции», выглядел так: субтильный юноша (вес 59 кг, рост 168 см), один из четырех детей в семье, «страдает от революционной горячки, любовной тоски и кишечного расстройства», шанс дожить до 30 лет — 38 %.

«Партийность студенчества была довольно пестрой», пишет издание «Стол». Например, в совете старост Петроградского университета был 41 % кадетов, по 26 % эсеров и социал-демократов, еще 7 % не состояли в какой-либо партии.

Читать избранные статьи на Ноже