Российские школьники отстали от мира: какие реформы ждут наши школы и будут ли они работать

Недавно мы рассказывали о школах в разных частях света и обещали доложить, как обстоят дела у нас. Оказалось, не очень: учителей не хватает, дети учатся в три смены и показывают весьма средние результаты в международных тестах. При этом Министерство просвещения запускает одну реформу за другой. Разбираемся, от чего лихорадит наше образование и что должно измениться в ближайшем будущем.

Проблемы

Мало учителей

В 48 % школ России не хватает педагогов. В большом дефиците учителя математики, иностранного, русского языков и литературы. Историки, которые ведут обществознание или физруки-трудовики — обычное дело.

В первую очередь люди не хотят работать, потому что мало платят. Официально средняя зарплата учителя в России — 34 027 рублей в месяц. Однако публикации официальных данных на «Меле» и в «Комсомольской правде» собрали сотни комментариев, в которых учителя из разных городов назвали свои реальные зарплаты, и все они заметно ниже среднего уровня — около 20 тысяч. По одной из версий, такую статистику получают, когда складывают зарплаты учителей и сотрудников администрации, а они сильно отличаются.

Вторая причина дефицита кадров — высокая нагрузка. По данным исследования, большинство учителей работают 60 (!) часов в неделю, из которых только 24 часа тратят на преподавание. Всё остальное — проверка домашних заданий, заполнение бумаг и административные задачи. Для сравнения: в Финляндии учителя тратят на работу 36 часов в неделю, из которых 21 — на преподавание.

Исследование: как бы учителя распорядились средствами при возможности дополнительного финансирования:

82 % повысили бы зарплаты.

66 % наняли бы дополнительно сотрудников, чтобы снизить бумажно-административную нагрузку.

Справедливо предположить, что на профессиональное развитие и повышение квалификации у педагогов нет времени, денег, да и просто сил.

В 2018 году Рособрнадзор проверил компетентность учителей по всей стране. Педагоги должны были выполнить задания из школьной программы. Почти половина участников провалила дисциплины «математика и информатика» и «основы духовно-нравственной культуры народов России», четверть не справились с историей, экономикой, русским и литературой.

Маленькие зарплаты, большая нагрузка, риск профдеградации и невысокий престиж профессии по понятным причинам не привлекают молодых специалистов. Возрастное соотношение учителей в наших школах выглядит так:

Данные: fioco.ru

Пять лет назад учителей до 25 лет было больше на 1,2 %.

Арсений Попов, учитель лицея № 21, г. Тамбов, педагог областной школы журналистики:

Проблему нехватки учителей может решить только повышение заработной платы за одну ставку. Нынешняя ситуация такова, что учитель, чтобы поднять зарплату, вынужден брать дополнительную нагрузку и административные функции. Это выгодно всем (кроме учеников, конечно): учителю, который получит больше денег; администрации, у которой будет уходить меньше средств на дополнительных специалистов; органам образования и региональной власти, ведь повысится средний уровень зарплат — а это показатель для отчетов.

Школы переполнены

В региональных школах учатся вдвое, а иногда втрое больше учеников, чем предусмотрено нормой. В сентябре в 181-ю школу Екатеринбурга придет 2000 школьников, хотя рассчитана она на 800. Мама будущей первоклассницы записала видеообращение Владимиру Путину:

«Набрано 10 первых классов по 40 человек, — говорит Екатерина Скоробогатова, — Чиновники предлагают передать под кабинеты спортзалы, учительскую, кабинеты труда, директора и даже детский бассейн».

В Чите мест не хватает для 9000 детей. В Перми — для 34,5 тысяч, в 2017 году там были переполнены 91 из 129 городских школ. Похожие сообщения поступают из Одинцово, Красноярска, Новосибирска и других городов. В Иркутской области дети учатся в коридорах, потому что кабинеты заняты. Некоторые даже приходят заниматься на каникулах. Почти во всех таких школах в классах более 30 учеников (по СанПин должно быть до 25), а занятия проходят в две смены, кое-где — в три.

Первый «Ф» класс в Краснодаре. Источник

Можно предположить, что качество образования в таких школах будет ниже. Но кроме того, есть и другие, осязаемые проблемы. В коридорах не пройти, в столовую очереди, в гардеробной вечная неразбериха. В переполненных школах труднее соблюдать чистоту, а ОРВИ выводит из строя целые классы. Но даже это не так страшно, как пожар в забитом до отказа здании. Как будут эвакуировать детей, сколько человек пострадает в давке? Как будто все забыли трагедию в «Зимней вишне».

По данным Министерства просвещения на начало 2017 года у нас было 15 705 900 учеников и 41 958 школ. Через год — 16 137 300 учеников (+431 тысяч) и 41 349 школ (-609). Да, всё верно — детей стало больше, а школ меньше.

В рамках программы оптимизации по всей стране закрывают недоукомплектованные школы, которые нерационально содержать. В основном под сокращение попадают сельские школы, и теперь многим детям приходится ездить на уроки в соседние села.

Низкий уровень грамотности

По данным ФОМ, 44 % респондентов считают качество школьного образования средним, 28 % — плохим.

А 77 % опрошенных ВЦИОМ уверены, что уровень школьной подготовки снизился из-за того, что старшеклассников натаскивают только на прохождение тестов ЕГЭ.

Хотя с ним ребята действительно справляются неплохо. Мы сравнили средние баллы по базовой математике, русскому языку и обществознанию (самый популярный предмет по выбору) за три года:

Средний балл (базовую математику оценивают по пятибалльной шкале, русский язык и обществознание — по стобалльной). Данные: ucheba.ru, obrnadzor.gov.ru
Доля учеников, проваливших экзамен. Данные: ucheba.ru, obrnadzor.gov.ru

Но вот на международном уровне Россия выглядит бледно. Раз в три года Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) проводит тестирование школьников по всему миру. Проект называется длинно — Международная программа по оценке образовательных достижений учащихся (Programme for International Student Assessment, лучше просто PISA). У пятнадцатилетних учеников проверяют знание математики, естественных наук и умение воспринимать тексты и работать с ними (официально — чтение). Первое тестирование в 2000 году прошли подростки из 32 стран, а в 2015-м уже из 70.

Наши школьники не входят в первую двадцатку ни по одной дисциплине. Если посчитать среднее арифметическое за все годы, то они занимают 31,6 места по математике, 32-е по естественным наукам и 34,8 по читательской грамотности.

А по данным 2015 года, 28 % школьников не освоили минимум необходимых навыков хотя бы в одной области из трех.

Места российских школьников в общем рейтинге PISA по каждой дисциплине за всё время. Результаты 2018 года будут опубликованы в декабре 2019 года. Данные: fioko.ru

«От преподавателей вузов нередко можно услышать, что студенты не умеют обсуждать прочитанное, критически его осмыслять, своими словами рассказывать о том, что узнали, — говорит Наталья Чеботарь, директор по стратегии проекта „Яндекс.Учебник“. — Стандартным школьным программам не характерны задачи, где нужно проанализировать текст и дать ответ на довольно хитрый вопрос. Мы к таким заданиям не привыкли и не тренировали эти навыки — уверена, что ситуация будет меняться, когда у учителей и детей появится доступ к новым видам задач, развивающих навык функционального чтения».

Росстат: в 2015 году Россия занимала 82-е место из 140 по качеству образовательной системы и 58-е по качеству математического и естественно-научного образования.

Эксперты считают, что в глобальном смысле низкий уровень грамотности приведет к экономическим и социальным проблемам.

«Более 25 % российских школьников заканчивают девятый класс, не обладая минимальным набором функциональных умений, необходимых для успеха в жизни, — говорит Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики, — как правило, в дальнейшем отставание только усиливается. Для страны это означает потери минимум 15 % ВВП и несет риски подрыва социальной устойчивости».

Согласно докладу, подготовленному ВШЭ и Центром научных разработок, если в два раза сократить число «двоечников», через десять лет ВВП страны вырастет на 2 %, через двадцать — на 5–6 %, через тридцать — свыше 10 %.

Иван Карпенко, заведующий кафедрой истории и обществознания «Фоксфорда», доцент школы философии ВШЭ:

Проблема с уровнем грамотности носит системный характер. В региональных школах нередка ситуация, когда по каждому классу более десяти параллелей, и учителя психологически не справляются с нагрузкой, у них не остается сил на качественное преподавание. Самая серьезная проблема — учителя с очень низким уровнем подготовки или вовсе без профильной подготовки. Например, обычная ситуация, что учитель обществознания — это учитель истории (в лучшем случае), а нередко учитель информатики или даже физкультуры. Еще один момент — низкие зарплаты учителей, что тоже влияет на состав кадров.

Решение проблемы могло бы быть таким: снижение нагрузки учителей, значительное повышение зарплат, строгий отбор (тут необходима реформа системы подготовки учителей). Чтобы работать учителями шли не от безысходности, а потому что это престижно и круто.

Недостаточное финансирование

Государство сокращает расходы на образование с 2013 года. По версии РБК, это связано с увеличением расходов на оборону и пенсионное обеспечение, а также с падением цен на нефть. Скачки котировок можно сопоставить с изменениями в финансировании образования: неспокойные 2014-й и 2015-й, относительно стабильный 2016-й и улучшения с 2017-го.

Расходы на образование в % от валового внутреннего продукта (ВВП). Данные: rbc.ru, interfax.ru

Согласно докладу Центра экономики непрерывного образования ИПЭИ РАНХиГС, 3,6 % — мало даже для минимального развития школ и вузов. Авторы доклада считают:

  • 4 % от ВВП позволят обеспечить всех дошкольников местами в детских садах, увеличить количество мест в яслях и благоустроить школы.
  • 4,4 % нужно, чтобы оцифровать обучение и создать современную инфраструктуру в школах, колледжах, вузах.
  • 4,6 % помогут убрать в школах третью смену и разгрузить вторую, создать центры занятости, развить поддержку подростков и молодежи в трудных ситуациях, привлечь иностранных студентов в наши вузы.
  • 4,9 % нужно, чтобы наше образование могло глобально конкурировать.

UNESCO: в 2015 году Финляндия выделила на образование 7,09 % от ВВП, а Республика Корея — 5,25 %.

Расходы на образование из федерального бюджета, млрд рублей. Данные: rbc.ru, minfin.ru

Реформы

В 2006 году стартовал приоритетный национальный проект «Образование» — комплекс реформ для решения различных проблем (их всегда хватало), например, финансирования или модернизации. С тех пор проект периодически продлевают и обновляют. Последнюю версию запустили 1 января 2019 года. Содержание нового «Образования» определил указ «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года», в котором президент поручил правительству вывести страну в десятку лучших по качеству общего образования.

Нынешний проект охватывает модернизацию школ, подготовку учителей, помощь родителям, дополнительные программы для талантливых детей и детей с ограниченными возможностями здоровья.

Вот некоторые тезисы:

— к 2021 году должны исчезнуть третьи смены в школах;
— к 2023 году в новые сельские школы пойдут 24,5 тысяч учеников;
— к концу 2024 года 50 % педработников повысят уровень профессионального мастерства;
— 5 % школьников пройдут обучение в региональных центрах выявления и развития способностей (как в сочинском «Сириусе»);
— к концу 2024 года построят 245 технопарков «Кванториум» и 340 мобильных технопарков для детей из маленьких городов и сел;
— не менее 70 % детей с ограниченными возможностями здоровья смогут учиться по дополнительным общеобразовательными программам.

На реализацию задач собираются потратить 784,5 млрд рублей.

Новые стандарты образования

До настоящего времени в наших школах не было единой учебной программы. Неразбериха началась в девяностых: по указу Бориса Ельцина меняли стандарты, планы, учебники и прочее. Время было турбулентное, и хотя цели ставили правильные и амбициозные, система хромала на обе ноги. О единой для всех программе не могло быть речи. В нулевых взялись за очередные реформы и к 2004 году выпустили первые федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС). По сути, это закон, который должны соблюдать все учебные заведения от детских садов до вузов. В нем прописано, какими должны быть педагоги, по каким программам должны учиться дети, как оценивать их знания и прочее.

Первые и последующие ФГОСы давали только общие направления, внутри которых программы в разных школах могли значительно отличаться. Проще говоря, одни учили интегралы в седьмом классе, другие в девятом, третьи проходили по касательной в десятом. Это было большой проблемой при смене школы, особенно неоднократной (как у детей военных, например).

Сейчас Министерство просвещения заканчивает обсуждение четвертых ФГОС. Вот чем они будут отличаться от предыдущих:

— у всех школьников страны будет единая учебная программа;
— учебную нагрузку рассчитают с учетом возрастных и психологических особенностей, чтобы избежать переутомления;
— педагоги будут меньше заниматься «бумажной» работой за счет «уточнения требований к структуре основной образовательной программы» (звучит загадочно, но будем надеяться);
— содержание тестов ЕГЭ и ОГЭ будет зависеть от учебной программы, а не наоборот, как сейчас.

Аташ Ширмамедов, основатель и руководитель сети учебных центров «Центриум», также отмечает, что теперь школьники будут получать более прикладные знания:

«На уроках обществознания будут изучать трудовое право подростков, преимущества непрерывного образования, азы налогового права, основы безопасного поведения в информационных сетях. На уроках биологии — особенности эмоционально-психологического состояния человека. На уроках математики — применение математических сведений в реальных ситуациях».

По его словам, новые ФГОС позволят провести параллели с финским образованием, которое находится на ведущих позициях в мире.

Арсений Попов, учитель лицея № 21, г. Тамбов, педагог областной школы журналистики:

Проблема российского образования не в идеях, а в их реализации. Кто сейчас вспоминает о «Нашей новой школе»? (Национальная инициатива, утвержденная в 2010 году, направленная на решение все тех же задач: новые стандарты, современные технологии, профессиональные учителя. — Прим. ред.) И эта инициатива, и ЕГЭ, и нацпроект «Образование» на бумаге хороши, но система образования не развивается в лучшую сторону. Новые ФГОС прекрасны, правильны и своевременны, но учителя не станут реально работать по ним, школы не станут функционировать по-новому, подготовка учителей останется на прежнем уровне. Главная проблема — школе важнее соответствовать ожиданиям отделов образования, а не детей и родителей. Школы, муниципалитеты и регионы должны достигать показателей, а каким путем, не столь важно. Поэтому большая часть изменений не выходит за пределы отчетных документов. Реально что-то может измениться, когда граждане станут реально влиять на муниципалитеты, а школы станут более автономными.

Национальная система учительского роста

НСУР начали разрабатывать еще в 2015 году и тестируют до сих пор. В первую очередь реформа касается оценки квалификации педагогов. Сейчас учителя проходят обязательную аттестацию каждые пять лет и часто жалуются, что процесс «забюрократизирован» и отнимает много времени. Но главная проблема прежней системы та же, что у ФГОСов — в каждом регионе всё по-своему. Где-то нужно показать открытый урок, а где-то пройти тест. В результате сложно оценить реальный профессиональный уровень педагогов, а без этого менять систему образования невозможно.

Новый формат аттестации называется ЕФОМ (Единые федеральные оценочные материалы). Для всех они будут одинаковыми: профессиональный кейс, задачи по своему предмету и видеозапись урока. Преподавателей, которые провалят аттестацию, направят на повышение квалификации. По словам министра просвещения Ольги Васильевой, специальные центры развития педагогического мастерства будут созданы в каждом регионе.

Такая система отсеет менее квалифицированных педагогов, а остальным даст возможность профессионально развиваться и подниматься по карьерной лестнице. По итогам аттестации учителям присвоят категории: вход в профессию (для новичков без опыта), соответствие занимаемой должности (норма), первая категория (выше нормы), высшая категория. В зависимости от этого можно претендовать на разные карьерные уровни: учитель, старший учитель (может разрабатывать индивидуальные программы обучения и коррекционной работы) и ведущий учитель (по сути, менеджер, который координирует работу других учителей).

Другая задача, поставленная перед НСУР — повысить престиж профессии. Но о том, как этого достичь, еще никто не говорит. Систему пока дорабатывают, тестовые аттестации проходят в 19 регионах страны. НСУР будет окончательно введена к концу 2020 года.

Павел Чернышов, генеральный директор ООО «Ринфиц», преподаватель высшей категории:

НСУР заключает в себе достойную идею, имеющую право на существование. Однако эта программа не проработана до конца по многим параметрам. Так, например, неизвестно допустимое количество старших и ведущих учителей в рамках одного педагогического коллектива, непонятно, каким образом программа будет влиять на снижение нагрузки, не выяснены условия финансовой мотивации и т. д. Таким образом, запуск НСУР в настоящее время не окажет решающего влияния на проблему нехватки учителей. В рамках НСУР эта проблема могла быть успешно решена в том случае, если зарплата старших и ведущих учителей будет находиться под федеральным контролем с выплатой ежемесячных федеральных стипендий.

Внедрение современных технологий

«Цифровизация образования позволит выровнять условия его получения на всех уровнях. Развитие доступных онлайн-ресурсов и платформ, дистанционное обучение должны стать нормой в российской системе образования, — заявил премьер-министр Дмитрий Медведев, — иначе наши дети, которые уже растут в цифровую эпоху, будут говорить с учителями на разных языках».

В 2016 году был утвержден глобальный проект «Современная цифровая образовательная среда», тогда же запустили пилот Московской электронной школы. Сегодня к МЭШ полноценно подключены все школы Москвы.

МЭШ — это база данных и электронных сервисов для учителей, учеников и родителей:

— учителям система помогает готовиться к занятиям: в «облаке» хранится 37 тысяч сценариев уроков, более тысячи учебных пособий и почти 60 тысяч образовательных приложений (главное, научиться этим пользоваться). В базе МЭШ можно смотреть видеозаписи уроков других педагогов, чтобы перенимать их опыт. А еще на проверку электронных домашних заданий уходит меньше времени.

— детям больше не нужно носить много учебников, часть из них хранится в виртуальной библиотеке. Вместо обычного дневника — электронный, вместо тетради — планшет. Технологичные занятия нагляднее и увлекательнее, ведь дети могут ходить в музеи, путешествовать во времени и проводить лабораторные опыты, не выходя из школы.

— родители могут смотреть оценки и расписание уроков, проверять домашнее задание, читать книги вместе с детьми. Сервис «Москвенок» позволяет контролировать посещение школы и устанавливать правила питания в столовой.

В школах МЭШ есть вайфай, серверы, интерактивные панели и ноутбуки для учителей.

Урок физики в московской школе. Источник

Чуть меньший функционал у российской электронной школы (РЭШ). Эта платформа с планами уроков и библиотекой для учителей и заданиями по всем предметам для детей. Сообщается, что почти треть школ страны уже пользуются ресурсом.

Стремительному внедрению цифровых школ в регионы мешают технические проблемы. Интернет есть в подавляющем большинстве школ, но часто очень медленный — от 128 килобит в секунду. На такой скорости невозможно смотреть видео, а обычная страница открывается несколько минут. Но Владимир Путин заявил, что к концу 2021 года этот вопрос решат. «Все школы России должны иметь не просто доступ в сеть, а высокоскоростной интернет», — сказал президент во время послания Федеральному собранию в феврале 2019 года.

Кроме того, работать в сети в школе трудно из-за внутренних ограничений. В 2015 году сайт Newtonew опросил 1600 учителей из 61 региона и выяснилось, что часто интернет:

— есть только в кабинете информатики;
— работает 3–4 часа в день и часто отключается;
— доступен только преподавателям;
— не отображает многие сайты из-за фильтров, установленных администрацией.

Учитывая количество школьников с интернетом в смартфонах, такие строгие меры кажутся надуманными.

У цифровизации есть и противники. Скептики считают, что деньги на внедрение технологий лучше было бы потратить на ремонт школ и что многим учителям в возрасте будет трудно освоить новые функции. Школьникам предсказывают развитие цифрового слабоумия и виртуальной зависимости, снижение грамотности, атрофию воображения и еще много вещей, на фоне которых испорченное зрение и нарушение осанки кажутся ерундой. Тем не менее большинство сходится во мнении, что технологии — инструмент, которым просто нужно уметь пользоваться, а сопротивляться цифровизации бессмысленно.

Эксперты о будущем школ

Ярослав Кузьминов, ректор ВШЭ:

Совершенно очевидно, что в течение ближайших 5–10 лет будут разработаны такие системы автоматического перевода текстов и речи с любого языка, которые позволят свободно воспринимать чужую речь. Что это значит? А то, что электронные ресурсы, библиотеки ведущих вузов мира и лекции лучших преподавателей станут доступны для каждого учащегося, а не только для тех, кто владеет иностранным языком. Всё это приведет к полному перестроению образовательного процесса, переосмыслению роли педагога, которому теперь придется не объяснять тот или иной материал, а помогать найти источник этого материала и разобраться в нем. Иными словами, глобализация образования — явление неизбежное, и не надо его бояться, нужно готовиться к нему. Источник.


Илья Вигер, сооснователь VR Concept:

Хочется верить, что мы и дальше будем двигаться в сторону цифровизации. Школа станет местом, где помимо знаний русского, математики, физики и других предметов будут отрабатывать софт-скиллы: умение работать в команде, лидерство, тайм-менеджмент. Определенно будет некая профилизация уже в начальных классах. Знать всё обо всем будет необязательно, ведь можно быть профессионалом в какой-то своей области — такое уже применяется в лицеях.


Образование — резонансная, «больная» тема в России, которая реально касается практически каждого. Реформы правительства успокаивают как минимум своим существованием: если они есть, значит, лед тронулся. Пока не ясно, поможет ли это разгрузить школы, привлечь молодых учителей и повысить грамотность, но увидеть улучшения хотелось бы.

Pushkin museum