Тычинки против поющих вагин: что не так со школьным половым воспитанием?

Обычно детям достается всё лучшее, но только не в случае с уроками полового воспитания. Пытаясь рассказать, как всё устроено, педагоги попадают в ловушку: угрожают, дают информацию, оторванную от жизни, или вовсе дискриминируют других людей. Рассказываем о том, почему это происходит до сих пор и как детям рассказывают о сексе в разных странах.

В советской школьной песенке были слова: «Буквы разные писать… вычитать и умножать» — но сегодня задачи школьного образования расширились. Современные образовательные стандарты (ФГОСы) призваны воспитать человека, который хорошо ориентируется в мире, социально ответственен и имеет развитые навыки коммуникации. Однако есть сфера, в которой эти навыки у детей тренировать не планируют.

В вопросах отношений российский школьник может оставаться диковатым, сославшись на свои культурные традиции.

В 2013 году тогдашний уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов выразил мнение, что секспросвет детям не нужен, а «лучшее половое воспитание — это русская литература». А на сессии ООН в 2019 году чиновник Росстата Георгий Оксенойт заявил, что Россия не намерена вводить в школах курс сексуального просвещения, а если кто-то хочет разворачивать разные образовательные программы, то пусть учитывает экономические условия и культурные традиции государств.

Может, и правда стоит ограничиться описаниями душевных терзаний героев Островского и Толстого? Но с вызовами современного мира вроде порно или секстинга классики вряд ли смогут помочь.

Проблема в том, что у подростков, которые смотрят порнофильмы, формируется не самая здоровая картина мир Более вероятно, что они будут относиться к сексу прагматично, как к физиологической функции, а в людях другого пола видеть сексуальный объект.

Кроме того, порноконтент расстраивает тех, кто к нему явно не готов. По сравнению с европейскими сверстниками российские школьники в 2 раза чаще видят сексуальные изображения онлайн и офлайн. Согласно отчету «Дети России онлайн: риски и безопасность» (2012) треть подростков, получавших сексуальные сообщения, называют свои переживания значительными, а 13% страдают несколько дней и дольше. В 43% случаев дети рассказывают об этом другим людям. Каждый пятый ребенок ничего никому не говорит и надеется, что проблема решится сама собой.

Каждый десятый школьник 11–16 лет сталкивался с самым экстремальным типом контента — порнографией с насилием.

Никуда не делись и старые проблемы, связанные с недостаточными знаниями о сексе и отношениях: ВИЧ, венерические болезни, незапланированные беременности, насилие. 13% всех заболеваний, передающихся половым путем, в России приходится на подростков. В последние десятилетия случаев ЗППП в этом возрасте становится меньше, но проблема остается серьезной, а дети по-прежнему уязвимы и плохо информированы.

По сравнению с 1990-ми годами количество подростковых беременностей снизилось почти вдвое. В России в 2010–2015 годы их было 264 на 10 000 девушек 15–19 лет. Это уровень, близкий к США, но в Европе этот показатель намного ниже.

Другая острая проблема — насилие. Ежегодно около 246 млн детей в мире подвергаются той или иной его форме, включая плохое обращение, издевательства, манипуляции, сексуальные домогательства в школе или по дороге в школу. 25% детей рассказали о физическом насилии.

Анатомия или разговоры по душам?

В 2018 году в ЮНЕСКО опубликовали международное руководство по половому воспитанию. В него входят темы:

  • гендерное равенство,
  • взаимоотношения,
  • репродуктивная система,
  • риски сексуального поведения.

Цель обучения — показать сексуальность в позитивном ключе, подчеркнуть такие ценности, как уважение, равенство, сочувствие, ответственность и взаимность. Иначе говоря, расширить научно-биологический подход вопросами этики и психологии.

Американские программы по комплексному половому воспитанию рассказывают о культуре отношения к своему телу и уважении к своему и чужому личному пространству.

Детей учат отличать хорошие прикосновения от плохих, рассказывать об угрожающих ситуациях тому, кому можно доверять, и вообще говорить об отношениях с другим человеком так, чтобы тебя поняли.

Такой подход хорошо работает. Ученые Колумбийского университета выяснили, защищает ли школьное половое воспитание от сексуального насилия в колледже. Они опросили 151 студента, и оказалось, что даже формальные знания о том, как говорить «нет», помогают впоследствии избежать проникающего сексуального насилия.

В современных реалиях «анатомический» секспросвет, похожий на главу из учебника, неактуален для детей, у которых есть доступ к сети. Хотя этот аспект по-прежнему важен, особенно когда речь идет о тех странах, у которых «свой путь» и свои культурные ценности. Так, в Иране половина девочек считает, что менструация — это болезнь, а 82% девочек в Малави никогда не слышали о месячных до того, как они у них начались.

Что не так с уроками секспросвета

У программ полового просвещения четкие цели, главные из них — снизить уровень беременностей подростков, венерических болезней и распространения ВИЧ. Эти темы широко представлены в учебных блоках — порой даже слишком широко. Неудивительно, что у школьников складывается впечатление, что интимные отношения — это сплошные опасности.

Джонатан Гловер, психолог из Университета Родса (ЮАР) и исследователь просветительских программ в Южной Африке, критикует такой подход:

«Положительные или приятные аспекты сексуальности не привлекают особого внимания. Учителя, занимающие позицию морального авторитета, говорят молодым людям, чего нельзя делать. Они инструктируют учащихся о „правильном“ поведении в сексуальной сфере, постоянно ссылаясь на возможные опасности, болезни и травмы».

Сегодня в США только 39 штатов и округ Колумбия предписывают половое воспитание в государственных школах, и лишь в 17 требуется, чтобы знания, которые дают детям, были точны с точки зрения медицины. В 29 штатах программы должны говорить о важности воздержания, в 19 — что сексом стоит заниматься только в браке.

Что же могут узнать российские школьники о сексуальной сфере? Темы, относящиеся к вопросам пола, представлены в самом конце учебника анатомии за 8-й класс, в разделе «Индивидуальное развитие организма». В него входят такие параграфы: «Жизненные циклы. Размножение»; «Развитие зародыша и плода. Беременность и роды»; «Наследственные и врожденные заболевания. Заболевания, передающиеся половым путем» и сразу за этим «Развитие ребенка после рождения». На изучение всего раздела отводится 4 часа.

Ребенок, который появляется на горизонте сразу после сифилиса, должен намекнуть школьникам, что половая жизнь не так проста, как кажется.

Возможное решение — привлекать к разработке программ секспросвета самих подростков. Те дети, мнения которых все-таки спросили, сообщили, что половое воспитание должно быть повеселее, меньше запугивать и углубляться в анатомические подробности. Лучше акцентировать внимание на том, как говорить о сексе и своих желаниях с партнером.

Другая проблема — шовинизм и гомофобия в обучении. Это не только взгляды отдельных людей и групп, они поддерживается установками сверху. Так, в американских школах, в которых действует запрет на так называемую рекламу гомосексуалов, педагоги реже дают информацию о проблемах, с которыми сталкиваются ЛГБТ-подростки, и чаще формируют негативное представление об однополых союзах.

До сих пор в дискуссии о половом воспитании вплетают идеи из религиозных концепций: то тезис о девственности женщины до брака, то патриархальную установку о том, что мальчик проявляет инициативу, а девочка ждет внимания.

Джонатан Гловер пишет, что в ЮАР девушек поощряют считать себя уязвимыми и пассивными и демонстрировать это, при этом именно они должны контролировать мужскую сексуальность и считать приоритетом потребности мужчины. Мальчики изображаются хищниками, а девочки — жертвами.

«А мы против!»

Сколько бы составители учебников ни ломали копья по поводу того, что именно рассказывать детям, найдется много людей, которые будут против самого факта полового просвещения. Во многих странах то общество, то правительство пытаются пресечь попытки рассказать школьникам о сексе, гигиене и отношениях. При этом противники ликбеза ссылаются на необходимость защитить детей и неповторимую культуру.

  • В России с 2012 года действуют поправки к закону «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Они запрещают «изображать и описывать действия сексуального характера» детям до 16 лет, что серьезно усложняет работу педагогов.
  • В Уганде общественная реакция вынудила министерство образования отменить национальную учебную программу по половому воспитанию.
  • В Канаде в 2015 году консервативная публика вышла на улицы с требованием убрать из программы секспросвета упоминания однополых браков, гендерного равенства и мастурбации.

Читайте также

Что такое сексуальные домогательства и как с ними бороться: ликбез «Ножа»

Пока, к сожалению, удачные педагогические находки, перенесенные на другую культурную почву, вызывают насмешки. То, что непонятно, выглядит страшным или особенно развращающим. Каким тогда должен быть современный секспросвет?

С кого брать пример

Самыми прогрессивными странами в вопросах полового воспитания считаются Швеция, Нидерланды, Бельгия и Германия. Их программы ориентированы на образовательные стандарты Европейского регионального бюро ВОЗ, они последовательны и креативны. В Швеции секс-просвещение в обязательном порядке было введено в школы еще в 1955 году.

Для учеников снимают фильмы, которые без морализаторства отвечают на вопросы, волнующие подростков, например «Можно ли забеременеть, если принять ванну с водой, в которую эякулировал мальчик?» и подобные.

Один из таких учебных фильмов называется «Секс на карте». Пятеро подростков собрались в библиотеке, чтобы позаниматься математикой. Но математика отходит на задний план: помощник учителя Джао знает об уравнениях не очень много. Зато его познания в сексе действительно широки, и он готов ответить на все вопросы ребят, которые уже забыли об алгебре. Анатомия гениталий, девственная плева, вариации полового акта — все эти вопросы освещаются не только на словах, но и при помощи мультфильмов. Впрочем, речь заходит и о сложных эмоциональных проблемах.

Массу проектов разрабатывает голландский международный экспертный центр по сексуальному и репродуктивному здоровью Rutgers. Для обучения там используют такие подходы, о которых русский школьник, прочитавший параграф о ЗППП, может только мечтать.

Игра Can You Fix It? — это интерактивные обучающие ролики по темам курса секспросвета. Подросток выбирает персонажа, смотрит на сложную ситуацию его глазами и принимает решение о том, как тот поступит. Потом можно прочитать комментарий от педагогов о том, что именно было не так, но гораздо доходчивее об этом говорят набранные в игре очки.

Проекты центра Rutgers внедряются в учебные программы в разных странах мира.

В школах Индонезии в рамках курса ребята играют в игру: надевают фартуки, а сверху клеят стикеры с названием разных частей тела. Так они учатся называть разные органы правильно и без стыда.

Некоторые дети и в 13 лет не могут произнести вслух слова «пенис» или «вагина». В Европе голландский центр ведет свои занятия с детьми начиная с 4–5 лет. В начальной школе дети изучают темы «Тело и самооценка», «Секс и медиа», «Моя устойчивость». Если люди с раннего возраста знают, как называются части тела, и понимают, что модель из рекламы колготок не эталон женской красоты, позже у них не будет проблем с принятием собственного тела.

Однако в других частях мира этот опыт не только не перенимают, но и высмеивают и крутят пальцем у виска. Так, в 2015 году шведский ролик для малышей про пенис и вагину произвел фурор в рунете.

Некоторые фразы из песни в ролике переводятся так: «Вот идет пенис собственной персоной», «Вагина — это круто, поверьте, даже у старой женщины. Она элегантна»

Люди радовались, что растят детей в России, где ничего подобного нет. При этом в стране с каждым годом растет количество зараженных ВИЧ.

Уроки полового воспитания выглядят необходимостью, но тут мы сталкиваемся с противоречием. С одной стороны, секс — приятная часть здоровой взрослой жизни, с другой — это темная сторона реальности, которая должна быть скрыта от детей якобы в их же интересах.

Люди прекрасно живут с интернетом, в котором до порноконтента пара кликов, но нападают на учительницу, которая не очень целомудренно рассказывает про презервативы.

В программах, которые действуют в более консервативных странах, есть свои проблемы: запугивание, ущемление отдельных групп, необъективность. Зато всегда есть возможность воспользоваться удачными наработками тех государств, где уже полвека дети знают, как называются части их тел. Главное — перестать хихикать над этими решениями, зажав рот ладошкой.