Откуда берется страх общения и как перестать стесняться

Откуда берется страх общения и как перестать стесняться

Тетя Ким Чен Ына, которая руководит сетью прачечных в Нью-Йорке, рассказала о детстве диктатора

Журналисты The Washington Post выяснили, что родственница северокорейского диктатора руководит сетью прачечных в Нью-Йорке.

Ко Йон-сук (так ее звали на родине — настоящее имя, под которым она живет в Америке, по понятным причинам не называется), 60-летняя сестра матери Ким Чен Ына, сбежала в США в 1998 году. 200 тысяч долларов, полученных от ЦРУ, она пустила на покупку жилья.

В доме, в котором миссис Ко живет со своим мужем Ри и тремя детьми, хранятся и детские фотографии нынешнего северокорейского лидера. «Мои здешние друзья говорят, что я очень везучая, потому что у меня есть все, что нужно человеку», — говорит она. — «Мои дети ходили в приличную школу, а сейчас трудятся на престижных работах, и у меня есть муж, который может починить что угодно. Мне не на что жаловаться». Ее муж, который также сменил имя, а при рождении звался Ри Ган, добавляет со смехом: «Я думаю, мы воплотили американскую мечту».

Тетя диктатора поделилась тайной: ее племянник еще младше, чем все думали. Считается, что Ким Чен Ыну 33 или 34 года, но на самом деле он родился в 1984 году — это означает, что сейчас ему 31 или 32, и парню было всего лишь 27 лет, когда он начал управлять страной в 2011 году. Миссис Ко уверена в дате его рождения, потому что ее собственный сын родился в том же году и они часто играли вместе. «Они были приятелями с рождения», — говорит она. — «Я им обоим меняла пеленки».

Первая семья Северной Кореи доверяла Ко Йон-сук и ее мужу, поэтому отправила их в Швейцарию, чтобы присматривать за членами клана, которые там учились. Ким Чен Ын прилетел в Швейцарию 12-летним мальчиком в 1996 году для учебы в международной школе.

Дома Ын и его родственники разговаривали по-корейски и ели корейскую пищу, но они не упускали случая насладиться жизнью в экзотическом для них месте. Ко возила детей в парижский Диснейленд, а в ее фотоальбоме полно снимков, где они катаются на лыжах в Альпах, плавают на пляжах французской ривьеры и едят в итальянских ресторанах.

«Мы жили в обычном доме и изображали обычную семью. Я играла роль его матери», — вспоминает миссис Ко. — «Я одобряла, когда он приводил домой друзей, потому что хотела, чтобы у него была нормальная жизнь. Я сама делала сладости для детей. Они хрустели печеньем и играли в Лего».

Ким Чен Ын любил игры и конструкторы, он стремился выяснить, почему корабли держатся на плаву, а самолеты не падают. Уже тогда мальчик проявлял черты характера, которые позже сделают его известным во всем мире.

Но больше всего на свете маленький Ким Чен Ын любил баскетбол. Так сильно, что по словам его тети, он даже засыпал в обнимку с мячом: «Как только он начал играть в эту игру, то сразу свихнулся на ней», — говорит Ко. Ын был ниже своих сверстников, и мать сказала ему, что играя в баскетбол, он сможет вытянуться.

В 1998 году, когда Ким Чен Ыну было 14 лет, а его старшему брату Ким Чен Чолу — 17, миссис Ко и ее муж решили сбежать. Сестра Ко, ее связь с правящим режимом КНДР, заболела раком груди, а племянники приближались к совершеннолетию. Супруги поняли, что вскоре в их услугах перестанут нуждаться и они лишатся своего привилегированного положения. Поэтому они приняли решение не возвращаться в на родину и отправились в посольство США в Берне, столице Швейцарии.

После нескольких месяцев допросов чету наконец поселили в Нью-Йорке, где они смогли начать новую жизнь под новыми именами, а также обустроить дом и бизнес при финансовой поддержке ЦРУ.

Они много работали, развивая свое дело, благодаря чему их трое детей, которые выросли в Америке, смогли поступить в приличные колледжи и получить хорошие профессии. Поначалу Ко боялась, что не сможет зарабатывать: «Единственной вещью, которой я могла здесь заниматься, не зная языка, была стирка», — говорит женщина по-корейски (сейчас ее супруг уже бегло говорит по-английски, но Ко до сих пор владеет лишь азами). Потому они они открыли небольшую прачеченую и стали работать дни и ночи напролет: Ри у машин, а Ко с документацией. Вскоре бизнес начал приносить доход: «Я видела, что мои дети посещают в хорошую школу, а муж тяжко трудится, и у меня самой прибавлялось сил и энергии», — говорит тетя корейского маршала.

Ее дети не проявляют никакого интереса к Корее — ни к Северной, ни к Южной. Старший сын — математик, младший помогает родителям в прачечных, дочь — программист.

Семья живет в просторном двухэтажном доме с двумя машинами в гараже, большим телевизором в гостиной и барбекю на заднем дворе. Недавно они вернулись из отпуска в Лас-Вегасе, а пару лет назад побывали в Южной Корее, где Ко посетила дворцы, которые она видела в корейских телесериалах.

Мистер Ри уверяет, что они не выдали никаких секретов: «ЦРУ считало, что мы знаем какие-то тайны, но мы не знали ничего», — говорит он. — «Мы присматривали за детьми и помогали им учиться. Конечно, мы видели их частную жизнь, но не знали ни одной тайны, которая бы касалась ядерного оружия или обороны страны».

Иногда сотрудники секретной службы приезжают к ним, показывают фотографии северокорейских высокоставленных лиц и просят рассказать, что Ко и Ри знают о них.

ЦРУ историю северокорейской четы комментировать отказались.