Партнерский материал

Как стать частью современного искусства

Как погоня за высокой самооценкой лишает нас счастья

Когда девятнадцатилетнюю Алину просят задержаться после работы, она обычно отвечает отказом. Она студентка, проходит стажировку по специальности и подрабатывает в магазине. «Мне приходится отказывать, потому что уже запланированы встречи с семьей или с друзьями, или просто потому, что слишком устала», — рассказывает она. Но отказ приводит к стрессу и тревоге: она начинает переживать, что о ней думают менеджеры, плохо спит, размышляя, не считают ли ее руководители ленивой и безынициативной. Сама мысль о том, что кто-то может не очень положительно о ней отзываться, подтачивает самооценку Алины.

Ситуация Алины покажется знакомой многим из нас, пишет Vice. Ее самооценка, ее собственный взгляд на собственную ценность и способности крайне зависит от внешних сил — мнения окружающих (или того, что она считает мнением окружающих).

В психологии существует специальный термин для этого феномена — зависимая самооценка. Всем нам хочется, чтобы нас ценили. Однако крайне опасна ситуация, когда мы ощущаем себя ценными только в связке с чужим мнением («Я чего-то стою, когда мой начальник, друзья, партнер или учитель хорошо думают обо мне»). Такое явление берет начало из культуры высокой самооценки в целом.

Долгие десятилетия психологи считали самооценку важнейшим средством достижения успеха и счастья в жизни. Однако свежие исследования самооценки показывают, что всё не так просто. Если кто-то считает тебя трудолюбивым или умным, это вовсе не обязательно укрепляет долговременную веру в себя, ведет к независимости и самостоятельности или помогает строить осмысленные отношения.

Социальный психолог Университета Огайо Дженнифер Крокер, более 40 лет изучающая самооценку, в своей работе 2005 года пишет:

«Резкий подъем самооценки работает так же, как сахар: очень вкусно, но совсем непитательно».

Когда мы стараемся получить быструю дозу удовольствия (например, напрашиваясь на похвалу или комплименты), это в итоге может привести нас к опустошению, тревоге и депрессивным состояниям.

«Это словно бездонная яма: всегда найдется еще кто-то, чье мнение окажется для тебя важным, и его требования могут оказаться еще выше или вообще другими».

Самооценка — одна из старейших концепций в социальной психологии. Ее рождение приписывают одному из отцов американской психологии Уильяму Джеймсу, который в 1890 году задумался над тем, как связано наше отношение к себе с собственными ожиданиями и ожиданиями окружающих. Попытка установки связи между высокой самооценкой и уровнем достижений была проведена в исследовании Натаниэля Брандена под названием «Психология самооценки» (1969). В нем утверждалось, что «ключом к успешной жизни является самооценка».

В 1980-х пышным цветом расцвело убеждение в том, что всем абсолютно необходимо взращивать высокую самооценку — это превратилось в настоящее движение. В 1986-м калифорнийский сенатор Джон Васконселлос даже создал специальную рабочую группу по вопросам самооценки, чья деятельность должна была помочь избавиться от таких проблем, как наркомания, насилие, преступность, низкая успеваемость… Конечно, вся страна посмеивалась над такой инициативой, но это не помешало деятельности этой группы в 40 из 58 округах Калифорнии.

Движение за повышение самооценки проникло в школы, детскую литературу и СМИ, пока наконец не получило достойный отпор в конце 90-х и начале нулевых, когда появились исследования о сомнительности пользы от него.

Современные исследователи считают, что вовсе не высокая самооценка приводит к успеху, всё наоборот: удовлетворение от достигнутых целей улучшает самочувствие и повышает уверенность в себе.

Несмотря на это, мы до сих пор с жадностью бросаемся на внешние источники похвалы и одобрения. Да и сам Бранден, создатель этой концепции, признает, что его исследования побудили людей любой ценой искать эти источники, хотя его цель была совсем иной: он хотел подчеркнуть, что самооценка должна основываться на собственном развитии и поведении.

Познакомьтесь с Петром. Ему 24 года, он работает бухгалтером. У него не слишком много рабочих задач, поэтому большую часть своего дня он симулирует бурную деятельность, чтобы никто не подумал, что он бездельничает:

«Это очень тяжело. Я словно постоянно стою у самого себя за спиной, придирчиво оценивая каждое свое движение».

А Ане 22. Она признается, что ее самооценка очень зависит от одобрения друзей. После своей беззлобной дружеской шутки она может несколько дней думать: а вдруг шутка всё же была обидной, и теперь ее друг будет считать ее бездушной мразью?

«Я настолько дезориентирована, что уже даже не знаю, когда поступаю правильно, а когда нет».

Доцент Техасского университета в Остине Кристин Нефф считает, что такое чувство нестабильности приводит к серьезным страданиям.

Некоторые психологи полагают, что именно стабильная самооценка, а не ее уровень влияет на субъективное ощущение счастья и благополучия.

Доцент Университета Северной Каролины в Шарлотте Эми Каневелло считает, что зависимая самооценка требует постоянного контроля над впечатлениями. Нашей Ане нужно постоянно следить за тем, насколько дружелюбной она выглядит. Алина и Петр изо всех сил стараются не выглядеть ленивыми. Эти ребята пойманы в порочном круге поиска одобрения: вчера я вроде бы хорошо постарался, а сегодня нужно доказывать это еще раз, и еще, и еще. Это не просто выматывающее занятие, но и серьезное препятствие перед достижением целей: многие бессознательно саботируют самих себя, чтобы в случае неудачи иметь оправдание. Пример такого поведения — напиться в ночь перед экзаменом, чтобы потом, если не сдашь, иметь возможность скинуть всю вину на похмелье.

Можно предположить, что миллениалы, выросшие в разгар движения за повышение самооценки, более склонны к зависимой самооценке, но пока демографические данные об этом не говорят.

Однако в жизни человека есть периоды, когда он особенно уязвим: например, в «свой первый раз» — первый институт, первое общежитие, первая съемная квартира, первая работа. А если к этим критическим моментам в жизни прибавить современную невротизацию из-за социальных сетей и нестабильность на рынке занятости, зависимую самооценку заполучить ничего не стоит.

Иронично, что погоня за хорошим впечатлением, которое ты производишь на других людей, в итоге приводит нас к обратному эффекту — некоторому эгоцентризму, который негативно сказывается на отношениях в целом.

Когда ты настолько занят тем, что о тебе думают окружающие, ты становишься глух к потребностям этих самых окружающих. Это вовсе не значит, что нужно наплевать на то, что другие думают о тебе, — нужно думать о других.

Здоровый ход мыслей звучит так:

«Какую пользу я могу принести в этих обстоятельствах?»

Маша — копирайтер, ей 29 лет. Она старается ощущать свою ценность как раз через свое отношение к другим:

«Доброта, эмпатия, понимание, умение слушать и быть услышанной — вот качества, которые я в себе развиваю».

Ключ в стратегии избавления от зависимой самооценки — это перестать спрашивать себя «А достоин ли я?…» Задавая себе этот вопрос, мы неизбежно приходим к экзистенциальным болезненным размышлениям. «Что я могу сделать для других?» — на этот вопрос ответить гораздо легче, а результаты будут заметны почти сразу.

А вот что еще интересно
А вот еще что интересно