Прекрасное

Байкал чудес:
как живут российские шаманы

Фотограф Алина Десятниченко отправилась в самый волшебный край России — Прибайкалье, пообщалась с местными шаманами и узнала, как они обретают призвание.

Разобраться в духовности прибайкальских бурят не просто сложно, а очень сложно. Официально главенствующими религиями здесь считаются православие и буддизм, но из-за того, что местных жителей к новым верованиям приобщали довольно агрессивно, многие приняли их лишь номинально, на деле оставшись верными семейно-родовым культам и шаманизму.

Исторически шаманизм — религия «непубличная», нацеленная на частное обслуживание рода, племени, улуса и фактически ограниченная их пределами. Потому даже на всеобщих молебнах (тайлаганах) шаманам из разных родов нелегко достичь взаимопонимания.

Вселенная бурят-язычников состоит из трех миров. В верхнем многослойном мире живут божества-тэнгрии, выше всех сидит Творец Вселенной и прародитель всего и вся — Отец Небо Хухэ Мунхэ Тэнгэр. В самом низу располагается ад с великим и ужасным Владыкой Эрлик Ханом. В среднем мире живут люди.

Помимо небожителей-тэнгриев, существует множество духов: прямые потомки верховных божеств (хааты) и их антагонисты — демоны (шулмасы); мелкие божества рек, ремесел, болезней (эжины); аналоги христианских святых (заяны); духи предков, покровительствующие семье или роду (онгоны). Всем им делают подношения и возлияния: молоко, чай, водку, а в серьезных случаях — жертвуют барана.

Шаманы нужны для разговоров с божествами и предками. Чем выше степень посвящения шамана, тем больше у него возможных адресатов. Чтобы стать шаманом, нужно иметь не только особую родословную (ведется от спустившегося с небес в виде орла первошамана), но и получить явный знак от Отца Неба.

Небесным знаком может быть что угодно: пророческий сон, упавший в огород метеорит, шестой палец на руке, смерть домашних животных, «шаманская болезнь» (асоциальное поведение, алкоголизм, постоянные болезни, невезение).

«Болезнь» пропадает, как только шаман признает свой путь. Если человек продолжает отрицать предназначение, считается, что ничем хорошим это не кончится ни для него, ни для его близких.

Традиционно шаманы не имели общих управляющих структур, но в последние годы местные власти всячески стараются подчеркнуть автономию сибирских регионов, используя как аргумент культурную идентичность малых народов. На этой волне шаманисты создают профсоюзы, избирают в них председателей, открывают центры изучения шаманизма, организуют фестивали и научные конференции. В населенных пунктах, помимо церквей и дацанов, появились сэргэ — символические коновязи для волшебных скакунов тэнгриев.

Масла в священный огонь язычества подливает нью-эйдж, возрождение интереса к которому наблюдается во всем мире, особенно на Востоке. В путеводителях Байкал все чаще именуют сакральным центром шаманского мира. Появилось множество туров, предлагающих посещение «мест силы» с последующей там медитацией, участие в обрядах и праздниках. Приобщиться к сверхъестественному едут не только со всей России и СНГ, здесь много европейцев, но больше всего китайцев. Те, кому недосуг исследовать остров Ольхон на уазике, могут набраться духовности по скайпу у местного специалиста.

Весь этот эзотерически-туристический бум сопровождается истерикой зеленых о загрязнении редчайшего природного заповедника.

Но чтобы по-настоящему постичь происходящее, не обойтись без рассказов самих шаманов и ста грамм — для духов. Каждый из героев серии запечатлен на своем рабочем месте. В качестве предметов выбраны сувениры, которые можно приобрести на память об этом волшебном крае.

 

Владимир Буинов
п. Хужир, напротив скалы Шаманки

— Я здесь родился, с раннего детства, как в ум вошел, видел, как старики совершают обряды, молятся. При Советах работал киномехаником, потом на метеостанции 20 с лишним лет отработал. Мой отец костоправ был: кто ноги вывихнет, кто руки вывихнет, у кого голова — всех лечил, заодно богам молился. Брат у меня доктор медицинских наук был. Он институт закончил, в Москве учился и в Ленинграде. Рано умер — почки отказали. А я дожил до 11 внуков, и еще 4 правнука у меня.

 

Подставка под чайный пакетик
г. Ангарск, 84 руб.

Скала Шаманка — мыс на острове Ольхон, одна из девяти святынь Азии, место обитания хаата Хана Хутэ Баабая.

 

Михаил Огдонов
г. Иркутск, в кабинете Местной религиозной организации шаманов «Байкал»

— Это не так, что ты руку поднял: я хочу быть шаманом! Это приходит сверху. Это дают твои предки — онгоны. У меня 8 онгонов — 8 предков до 11 поколения. Я раньше работал в милиции, сейчас пенсионер МВД. В шаманы меня посвятили заочно, уже во время службы в милиции. Онгоны могут выбрать любого человека, если многодетная семья, то обычно выбирают либо самого старшего, либо младшего. Я как раз десятый ребенок в семье, нас десять родных братьев и сестер.

Шаманами выбирают физически сильных и мудрых людей. При этом их испытывают всяко-разно. Меня и ножом резали, стреляли по работе. В двух серьезных авариях выжил, в первый раз был брат за рулем, второй — зять. Испытания такие, что человек духом падает — или не падает, держится. Шаман должен быть духовно сильным человеком.

 

Футболка с принтом
г. Иркутск, 550 руб.

По данным Росстата, в 2015 Иркутскую область посетили 1,2 млн туристов, из них 130 тысяч — иностранцы.

 

Альбина Ильина
с. Бильчир, у себя дома

— Меня одна девушка так оскорбила: «Альбина Гармаевна, что вам надо?» Я говорю: бутылку водки, молоко, заварка, спички, если хочешь — сладости. «А деньги сколько?» Я: а деньги сколько сможешь. Она: «А мне сказали, у вас такса». «Какая такса?!» «1000 рублей». Я так психанула: ты, говорю, решила меня оскорбить? У меня люди с болезнями приходят, а я должна еще с них деньги брать? Пусть 2 рубля поставят, пусть 50 рублей поставят — что могут.У меня дети, у меня внуки. Я сама всю жизнь с детства болею. И я буду квитанцию брать? Это же грех!

Когда я уйду, меня сожгут, шаманов сжигают. Я уйду, а потом моим внукам, правнукам говорить будут: бабка ваша была такая-сякая. Зачем мне это? Это мне не надо.

 

Стеклянная статуэтка
г. Иркутск, 141 руб.

Хобой (в переводе с бурятского — «клык») — самый северный мыс острова Ольхон. По легенде, скала — это завистливая девушка, попросившая у тэнгриев такой же дворец, какой пожаловали ее супругу. Боги со словами «покуда на земле будет зло и зависть, будешь камнем» превратили ее в скалу.

 

Артур Цыбиков
г. Ангарск, в «рабочей» юрте Местной религиозной организации шаманов «Вечно синее небо»

— Я занимаюсь этим с 2007 года. 8 лет я этим занимаюсь, 8 лет я молюсь предкам, 8 лет я помогаю роду своему. Я — потомственный шаман. У меня дяди, тети шаманы были, и дедушки двоюродные, и отец у меня шаманит тоже. Это семейное. Видел с детства все обряды. Повзрослел. В 37 лет посвятился и начал работать.

Развитие шаманской болезни у каждого человека проявляется по-своему, не всегда это связано с алкоголем. Поскольку я в своей жизни никогда не курил, не пил вообще ни разу, то у меня шаманская болезнь проявилась в том, что в жизни ничего не ладилось. Начинаю какие-то проекты, а они сразу заканчиваются, ничего не получалось толком, хотя я учился во многих университетах, на разных специальностях. Работал дворником, сторожем, медбратом, помощником Кобзона. Служил в спецназе, прошел 90-е, когда друзей моих убивали — всякое бывало в жизни.

К 37-летию подошел с определенным опытом, багажом, и когда мне сказали, что я должен быть шаманом, я посвятился и понял: да, это мое, я всегда к этому шел. С детства я знал, что буду или врачом, или шаманом. Не знал когда, но знал, что буду.

 

Шаманский бубен
г. Иркутск, 1100 руб.

Бубен — принадлежность исключительно посвященных шаманов. По мере продвижения шамана по иерархической лестнице возрастает число его бубнов.

 

Юрий Бубаев
п. Усть-Ордынский, в юрте Местной религиозной организации шаманов «Небесное сияние»

— По образованию я бухгалтер, работал в налоговой службе, начальником отдела налоговой инспекции. Потом начались три года этой шаманской болезни. В 35 лет меня начал просить народ, чтоб я обряды проводил, но я отказывался, да и зарплата в налоговой была очень хорошая. Врачей я тогда достал: два года на терапии, потом операция. Жить охота — пришлось менять работу, перейти боговолить. В 37 лет начал. И как начал людям помогать — 15 лет в больницу вообще не заглядывал.

 

Традиционный бурятский напиток
п. Усть-Ордынский, 250 руб.

Из-за высокого риска развития алкоголизма часть шаманов предлагает заменить водку в обрядах на менее алкогольный напиток тарасун — т. н. «молочную водку», которую гонят из перебродившего молока. Крепость в зависимости от рецепта варьируется от 11 градусов и выше.

 

Виктор Мотошкин
г. Иркутск, у себя дома

— Я — кандидат наук. Когда переехал обратно сюда, на родину, про шаманское дело вообще ничего не знал, в моей родной деревне все шаманы умерли. И тут вдруг вижу сон: сидят передо мной пятеро, двоих я знаю, опытные шаманы, а остальные трое такие почерневшие. Своих имен не называют, видимо, они когда-то давно жили. Один из двоих, говорит: «Ты должен начать заниматься этим делом».

Если так сказали — все. Ослушаться нельзя. Обязательно надо, иначе жестко накажут. Я поехал в Усть-Орду к Шабаеву, дяде Махе, просить совета, говорю: «Среди близких родственников у меня шаманов не было. И вот такой сон. Что мне делать?» Он погадал и говорит: «Все, у тебя другого выхода нет. Ты должен начинать». Я говорю: «Я уже начал без посвящения в шаманы. Посмотрите, доходит или не доходит? Принимают ли мои эти-то?» Он говорит: «Все правильно делаешь. Теперь обряд посвящения надо проводить». Два года, два лета это длилось. Первый год, кажется, семь баранов было принесено в жертву. А второй год еще два. Один из шаманов, который хорошо в этих делах разбирается, говорит: «Мало кто так делает. Обычно все две овечки для посвящения забивают, а у тебя аж вон сколько… Все правильно сделал».

 

Рюмка
г. Иркутск, 150 руб.

В мае 2008 года в Иркутске был создан Совет шаманских общин Прибайкалья как консультативный и координирующий орган религиозных общин.

 

Валентин Хагдаев
п. Еланцы, в «рабочей» юрте у дома

— Я — традиционный шаман, родился в юрте. Дед был шаманом, я воспитывался у деда с бабушкой. Родился я со знаком — шесть пальцев. Монгольский шаман Цэрэн-зайрана сказал: «Лишь раз в сто лет рождаются шаманы, имеющие лишнюю кость, которая подтверждает, что это истинный, настоящий шаман».

В нашей области я один такой — с шестью костями. Это как бы Небо дает диплом. Попу дается бумажка, что он батюшка, семинарию закончил. Но поп, допустим, нарушит, финансовую махинацию провернет, церковную утварь украдет. Его раз — и лишают сана, он становится таксистом каким-нибудь. А здесь я на всю жизнь шаман. Я могу быть плохим шаманом или хорошим шаманом. Даже если махинация… Но какая тут махинация? У нас нет ничего общественного. Дали деньги — хорошо. Нет — нет. Ровное отношение ко всему.

 

Чай из местных трав
г. Иркутск, 300 руб.

Сагаан дали — низкий вечнозеленый кустарник, растущий на берегах Байкала. Считается, что он способен продлить жизнь и излечить практически любое заболевание.

 

Геннадий Тугулов
г. Иркутск, у себя на кухне в общежитии

— Я в молодости вообще не верил в шаманизм этот, хотя у меня 12 предков были шаманами. Есть за Байкалом поселок Качуг, они жили там.

Это все, видать, произошло, когда меня вызвали в Улан-Удэ. Племянник мой работал водителем, у него были проблемы, и он вызвал меня в Улан-Удэ к шаману. Тот сказал: «Тебе надо принять сан шамана». И я стал шаманом вот таким образом. Шаманы говорят, что появлению нового шамана предшествует падеж животных. Он меня спросил: «Животные умирали?» Я отвечаю: «Да». «Это, — говорит, — знаком было, чтобы тебя поставить шаманом».

 

Магнит
п. Листвянка, 50 руб.

Шаман-камень — надводный выступ заповедной скалы в истоке реки Ангара. По легенде, здесь обитает хозяин реки Ангары — Ама Саган Нойона.

 

Матвей Барцев
г. Ангарск, в «рабочей» юрте Местной религиозной организации шаманов «Вечно синее небо»

— Все, что сейчас происходит, как сегодня люди живут — мне всегда было непонятно и неинтересно, неинтересно было жениться, детей рожать. Зачем, если я не знаю, зачем родился? Раньше я любил драться, потом в Писание залез, почитал, оказывается, это шаманская болезнь и была — я мог быть неадекватным, он мог подраться, еще что-то учудить.

Когда я заболел, то начал терять речь, раз в день падать в обморок. Знакомые привезли к Артуру Владимировичу, который сейчас стал моим учителем. Когда я зашел в его дом, увидел все эти бубны, шаманские штуки, то внутри почувствовал: вот она, жизнь. Я там чуть ли не порхать начал, такая была радость и счастье, что я наконец-то пришел туда, куда надо. Теперь я знаю, зачем сын у меня родился, для чего он вырастет, для чего его дети расти будут. Знаю, что божественность мироздания должна продолжаться, что нужно духовность нести на землю. Что моя генетика, род, сила сохранится. Соответственно, я то же самое должен донести до людей, чтобы они пробудились, проснулись. Такая наша задача.

 

Оберег
г. Иркутск, 500 руб.

Согласно местным поверьям, по конскому волосу духи предков спускают с верхнего мира благодать и счастье. Черный конский хвост также считается атрибутом врачевания.

 

Борис Хунгеев
с. Баяндай, у себя в рабочем домике

У меня предки были шаманами, что по материнской линии, что с отцовской стороны. Поэтому я, так сказать, когда уже состоялся как человек, я уже начал немножко и сам заниматься. В 55 лет я начал уже брызгать, проводить все эти обряды. Это далеко не все могут. Это надо иметь «удха» — родословную, чтобы ты мог такие обряды проводить.

 

Онгон
г. Иркутск, 800 руб.

Буряты-шаманисты верят, что душа человека после его смерти перемещается в родовое дерево, а затем в образе белоголового орла достигает «верхнего мира».