Прекрасное

6 хороших книг для отпуска

Джонатан Сафран Фоер
«Полная иллюминация»

Новый роман изобретательного американца, который выйдет на русском языке в конце года — хороший повод вспомнить его дебют. История застенчивого писателя, который отправляется в одиссею по Украине искать место, где родился его дедушка. Компанию невротичному юноше составляют одессит Алекс Перчов, его вроде бы слепой дед и агрессивная собачонка. Само повествование делится на две части: в одной Алекс на переломанном русско-английском языке рассказывает о приключениях героев, в другой Фоер придумывает еврейско-маркесовскую историю местечка Трахимброд. Два сюжета не соприкасаются непосредственно, но вместе создают удивительную полифоническую композицию.

На читателя романы Фоера действуют поразительным образом: он сперва недоумевает, затем смеётся до слёз, после рыдает от всей души.

И в этом нет дешёвой мелодраматичности — только мастерство, с которым автор идёт по лезвию и увлекает за собой читателя. А ещё можно посмотреть экранизацию, в которой нет магического реализма, зато есть подсолнухи, Элайджа Вуд в очках, группа Gogol Bordello в полном составе и песни «Ленинграда» в саундтреке.

Мика Риссанен, Юха Тахванайнен
«История пива: От монастырей до спортбаров»

Лучшая книга для тех, кто любит поразить соседей по барной стойке глубокими познаниями в области истории. Два финских историка рассказывают, как пенный напиток помогал человечеству и был двигателем прогресса.

В пивных создаются партии, пивные бочки останавливают войны, ради пива учёные изобретают пастеризацию. Пиво пьют художники, полярники, диссиденты и русские цари.

В одной из глав Риссанен и Тахванайнен перечисляют итог посещения Петром I лондонского паба (полсотни стульев, порубленных на дрова, триста разбитых оконных стёкол, двадцать пять порванных живописных полотен), другая подробно пересказывает историю похода Фритьофа Нансена, а пиво служит лишь поводом для разговора.

Кроме того, авторы в двух словах объясняют, как научиться разбираться в пивных сортах, а к каждой из двадцати четырёх глав прикладывают короткий рассказ о какой-нибудь марке напитка. Хороший повод узнать много нового, а вечером за кружкой бельгийского ламбика рассказать изумлённому бармену об истории «Писающего мальчика».

Амос Оз
«Иуда»

Одна из главных новинок месяца — последний роман живого израильского классика, которому уже много лет прочат Нобелевскую премию. Это история добродушного увальня Шмуэля, который поступает на работу к загадочному пожилому интеллектуалу Гершому Валду. Работа непыльная: Шмуэль каждый день припудривает бороду тальком и на несколько часов составляет компанию Валду, ведя с ним философские беседы. А в свободное время размышляет об арабо-израильском конфликте, неуклюже ухаживает за красавицей Аталией и пишет диссертацию «Иисус Христос глазами евреев».

Амос Оз мальчиком сдружился с офицером оккупационных войск — и его впервые обозвали предателем. С тех пор он заворожен темой предательства и верности.

В «Иуде» он исследует феномен предательства в разных контекстах: личном, геополитическом, библейском.

Роман назван именем самого известного предателя в истории, но главный герой заставляет нас усомниться: а предавал ли Иуда? Может быть, тот, кто кажется нам предателем, на самом деле самый верный человек на свете?

Впрочем, «Иуда» — не только представитель исчезающего жанра «роман идей», но и тонко выделанная проза, напоминающая «Человека без свойств». Это очень личная история, разворачивающаяся на тихих туманных улицах зимнего Иерусалима, умная, завораживающая и — каким бы банальным ни было это слово — атмосферная.

Алекс Гарленд
«Пляж»

В 2000 году, когда Леонардо Ди Каприо ещё не мечтал об «Оскаре», а был героем девичьих грёз, Дэнни Бойл снял драму об американском юноше, который отправляется на скрытый тайский остров, где вода прозрачна и чиста, песок горячий и белый, а хиппи-коммуна проживает по соседству с конопляным полем местных наркодельцов.

Роман Алекса Гарленда, по которому снят фильм, долго ходил в полумифических списках книг, запрещённых ФСКН.

К счастью, это не так: пропагандой наркотиков там и не пахнет, да и вообще речь в романе не о том. Это скорее гремучая смесь «Апокалипсиса сегодня» с «Повелителем мух», саркастичная история о крушении утопии, которая так и осталась «визитной карточкой» писателя. Прочие его романы были гораздо слабее, зато позже Гарленд переквалифицировался в сценаристы, а в прошлом году снял свой первый фильм — обласканный критиками «Из машины». «Пляж» же и через двадцать лет освежает как глоток воды в засушливый день, а читать его лучше всего в дешёвом пхукетском отеле — для полноты погружения.

Уильям Голдман
«Принцесса-невеста»

Юная красавица Лютик, чей возлюбленный сгинул в дальних морях, выходит замуж за бездушного наследного принца. Из-под венца её украдут три бандита, а на их след встанет загадочный атлетичный красавец в маске — и всё завертится. Если вас с детства завораживали приключения мушкетёров и Зорро, то поздравляю — вы нашли новую любимую книгу. Впрочем, «новая» — преувеличение; «Принцесса-невеста» была написана полвека назад, а её экранизации в этом году исполнится уже тридцать лет. За это время история, которая вдохновлялась классическими авантюрными романами, сама стала классикой — но до сих пор кладёт на обе лопатки многих последователей.

С одной стороны, это бесхитростная и обезоруживающая стилизация: таинственный мститель, дворцовые интриги, колдовство, погони, поединки. С другой стороны, «Принцесса-невеста» — хитроумный постмодернистский текст, непросто устроенный и сам над собой подтрунивающий.

«Принцесса» показала: благородный жанр приключенческой прозы никогда не умрёт, но будет меняться в духе времени. В России роман вышел без особого размаха — и совершенно напрасно; эта книга из тех, которые передаются из поколения в поколение, и равно хороши, в каком возрасте их ни читай.

Изабель Отисье
«И вдруг никого не стало»

Жанр робинзонады, кажется, переживает второе рождение. Пару лет назад все следили за приключениями астронавта, забытого на Марсе, но не унывающего. Короткий, на пару вечеров, роман мореплавательницы Изабель Отисье подходит к вопросу по-другому. Два молодых француза, решив вырваться из уютной парижской рутины, покупают яхту и отправляются на край света. Всё идёт здорово, пока посреди Атлантики, за пятидесятой южной параллелью яхта не тонет, а менеджеру и бухгалтеру не приходится на несколько месяцев поселиться на заброшенной китобойной базе.

В «И вдруг никого не стало» в помине нет добродушной морской романтики. Море безжалостно, холод не щадит никого, если ты проголодался на необитаемом острове, то иди и поймай себе пингвина.

В этой брутальной, непоказной простоте и кроется секрет романа. Это почти хемингуэевская по тону история о мужестве, которое помогает выжить, и мужестве, которое помогает жить дальше. Читать её, возможно, будет не очень уютно, но тем большей свободой веет от финала.

Получать последние обновления сайта