Партнерский материал

Как стать частью современного искусства

«Пока толстый сохнет, худой сдохнет!» Прекратите дискриминировать тощих

— Ты что, специально худеешь? — Придирчиво осматривая меня с ног до головы, спросил психиатр.

Я обратилась к нему по поводу посттравматического стрессового расстройства — в моей проблеме не было ничего общего с навязчивым желанием похудеть. Но он — не первый врач, который превращает обсуждение моей медицинской проблемы в обсуждение моей внешности. К сожалению, эта абсурдная зацикленность других людей на моей худобе знакома мне с детства: «С такой внешностью ни один парень никогда не обратит на тебя внимание! Да тебя даже на работу не возьмут, потому что решит, что ты больная и заразная», — любил говорить мне мой отец, когда я была подростком. Его назойливые комментарии по поводу моей внешности иногда доводили меня до слез.

Теперь я уже не подросток, и привыкла, что люди ни перед чем не остановятся, чтобы донести до меня: мой вес далек от нормы. Я знаю всё это на своем опыте, потому что в свои 24 года при росте 1,57 м вешу меньше 40 килограммов, то есть мой индекс массы тела примерно 15,42.

Александра Гриева, фитнес-тренер, спортивный нутрициолог:

«Согласно данным ВОЗ, недостаточным будет считаться ИМТ менее 18,5 (для девушки ростом 170 см это меньше 53 кг — то есть по меркам современных медиа, можно сказать, идеал фигуры). Выраженный дефицит массы тела начинается с ИМТ 16 и ниже (менее 46 кг для той же девушки)».

Я привыкла быть тощей, для меня это нормально — но окружающие считают, что мое тело нуждается в исправлении.

В лучшем случае посторонние люди указывают мне, что я должна делать, чтобы принять более «нормальный» вид, а в худшем — считают, что у них есть право оскорблять меня, ограничивать и задавать грубые вопросы о моем теле.

Но комментарии были не так страшны, как то насилие, которому я подвергалась в детстве. В двенадцать лет меня прижимали к стене и пытались насильно засунуть мне в рот ложку с едой, а я кричала, вырывалась и уворачивалась. Таким образом мне хотели «помочь» прийти к нормальному весу. Не всегда, но очень часто после этих процедур меня тошнило.

Позже я узнала, что согласно законодательству многих стран насильное кормление (если оно не является необходимым для спасения жизни человека) считается одним из видов пыток.

Но, конечно, только когда насильно кормят взрослых людей, а не детей с «заниженным весом».

Культура красоты, которой не угодишь

Наша культура лицемерна. Вы можете увидеть худых и очень худых моделей на обложках журналов, а еще пару десятков лет назад, в 90-х, других девушек в модели и не брали — да и тех заставляли худеть всё больше и больше. Любую актрису, чей вес находится в пределах верхней границы нормы, могут обозвать «толстухой». Кажется, общество требует, чтобы все женщины были худыми.

Но если вы действительно худая — если у вас всю жизнь был недобор веса, как у меня, — общество вам не простит и этого, потому что любое отклонение от абстрактной, вечно меняющийся нормы красоты воспринимается окружающими людьми если не как преступление, то как ошибка, в которой женщина сама и виновата.

При этом нормы красоты изменчивы. Эталон женской красоты середины XX века Мэрилин Монро в 90-е годы уже считалась бы толстухой, потому что тогда в массовой культуре и в модельном бизнесе эталоном считались высокие тощие женщины с очень своеобразными пропорциями тела: с вытянутой фигурой и длинными ногами.

Сейчас в модельной и актерской среде в моду снова входят женщины с более типичными пропорциями и средним нормальным индексом массы тела.

В качестве примера можно сравнить актрис, которые играют одних и тех же персонажей в оригинальной трилогии «Люди Икс» и в серии новых фильмов: худая и высокая Ребекка Ромейн, которая играла Мистик в оригинальной трилогии в 90-х, — и одна из современных эталонов красоты Дженнифер Лоуренс с более типичными пропорциями и индексом массы тела, которая играет Мистик сейчас.

Примерно так же заметна разница между актрисой, играющей в этих же фильмах Джин Грей: Фамке Янссен и Софи Джонас (Тёрнер) — первая — классическая модель 90-х, а вторая — девушка с более-менее обычной внешностью.

Нормы красоты, которые влияют на то, кого большинство людей считают привлекательными, меняются так же легко и радикально, как мода на одежду, и точно так же отражают социальные и культурные изменения, происходящие в обществе.

Дети — главные жертвы «идеального тела»

Навязывание норм красоты начинается с раннего детства, иногда оно принимает более жесткие формы, в случае с очень худыми детьми это принудительное кормление и травля.

Но большинство людей усваивают их через социализацию: поощрение или недовольство других людей — не замечая, как они становятся частью их картины мира. Иногда это навязывание проявляется в довольно мягкой форме: родители обсуждают и оценивают внешности знаменитостей и актеров, читают сказки о «прекрасных принцессах» и учат дочерей выглядеть женственно — через подобные практики у большинства девочек складываются представления о том, как должна выглядеть «правильная девочка». Также каждая из них знает, насколько она сама «неправильная», если не похожа на принцесс из сказок или на «красивых» знаменитостей.

«Дрыщ»
«Набор костей»
«Кожа да кости»
«Суповой набор»
«Жертва концлагеря»
«Дистрофик»
«Тебя хочется покормить»

Эти безобидные на первый взгляд фразы — на самом деле объективируют и дегуманизируют обладателей худощавого телосложения.

Мы посчитали бы такие комментарии ужасной грубостью по отношению ко взрослому человеку, но они считаются вполне приемлемым по отношению к детям и подросткам. А ведь большинство детей доверяют своим родителям, и именно взгляды близких влияют на картину мира человека, на оценку собственной внешности и личности.

Мне очень повезло, что на меня, как и на многих аутичных людей, мало влияет чужое мнение и что меня всегда мало интересовала моя внешность. Иначе после подобного «воспитания» у меня были бы серьезные комплексы и проблемы с принятием себя. Но многим моим подругам повезло куда меньше, и они с раннего детства ненавидят свою внешность, постоянно стараются потолстеть или похудеть (и зачастую тщетно).

Александра Гриева:

«Часто здоровые дети могут казаться слишком худыми (здесь мы говорим о жителях стран, где нет проблемы голода). Если ребенок активен и хорошо развивается, то беспокоиться не о чем. Есть специальные таблицы, разработанные ВОЗ, где можно посмотреть, насколько вес ребенка соответствует нормам его возраста. Регулярное посещение педиатра также поможет уменьшить беспокойство. Откармливать силой никого не надо, это отучает ребенка понимать сигналы собственного тела о голоде и насыщении, и может привести к проблемам с пищевым поведением в будущем».

Однако даже у меня есть проблемы пищевого поведения, вызванные таким «воспитанием» (точнее, явным насилием) в моей семье.

Мне трудно отказаться от еды. Из-за того, что, когда я отказывалась есть, бабушка прижимала меня к стене и принудительно засовывала мне в глотку еду, мне до сих пор сложно отказаться, когда кто-то предлагает мне поесть. Даже если это предложение мягкое и ненастойчивое, а у меня нет времени на то, чтобы обедать, мне гораздо проще согласиться, чем сказать «нет».

Я перебарщиваю с порциями. Из-за того, что меня постоянно настойчиво уговаривали «взять добавку», теперь я не беру добавки, даже если еда мне понравилась. Вместо этого, если еда кажется мне вкусной, я часто заранее беру огромные порции, которые не могу съесть и тем самым перевожу продукты.

Я «заедаю» стресс. Из-за того, что окружающие — от родителей до ровесников — постоянно донимали меня из-за моей худобы, сейчас при любом стрессе мне хочется есть и сложно остановиться и прекратить что-то жевать. Особенно если этот стресс вызван поведением людей, потому что я привыкла к тому, что в прошлом окружающие переставали меня донимать, когда я ем. Вероятно, психика приспособилась к этому, вызывая «голод» при каждом связанном с людьми стрессе.

Я набиваю рот едой. Когда я принимаю пищу, я стараюсь запихнуть в рот как можно больше еды, потому что я привыкла: если на тарелке останется еда, у меня будут проблемы. В итоге я буквально давлюсь едой, а иногда меня даже тошнит или я держу еду за щекой много часов подряд.

Я не замечала своих проблем с едой. Большая часть этих проблем — как и неприятных воспоминаний, связанных с принудительным кормлением, — вытеснялась из моей памяти. Мне пришлось вести записи, чтобы обратить на них внимание, как только я заметила, что у меня могут быть проблемы пищевого поведения. Более того, я смогла заметить их только через несколько лет после того, как перестала жить с родителями: мне указали на это знакомые.

Родители — зачастую первые, кто провоцируют проблемы с пищевым поведением как у полных, так и у худых детей. Одних ограничивают в еде, других заставляют есть — и во всех случаях выставляют очень жесткие оценки детскому телу. Бывают случаи, когда одних и тех же детей вначале заставляли есть, потому что они «слишком худые», а потом ограничивали в еде, потому что они стали «слишком толстыми».

Взрослые считают, что тела их детей принадлежат им, и, игнорируя желания и природные особенности детей, стараются привести их к своим представлениям о красоте — зачастую нездоровым и навязанным обществом. Своим поведением такие родители насилуют и ломают детскую психику, создавая проблемы, которые могут мешать жить много лет и провоцировать серьезные проблемы со здоровьем.

Это — одна из причин, почему в массовой культуре так важно говорить как о правах молодежи, так и о мифах о красоте.

Бодипозитив: научились ли мы чему-то?

Современное расширение представлений о красоте — увеличение многообразия женских фигур и типов внешности на телевидении, в кино и печатных СМИ — состоялось благодаря движению за бодипозитив.

Участники этого движения призывают остановить ненависть к человеческому телу, если они не соответствуют переменчивым нормам красоты, — и прекратить навязывать эти нормы окружающим.

Изначально бодипозитив зародился как движение за права и принятие толстых и напрямую связан с феминистским движением, но в более широком смысле слова он борется за принятие телесного разнообразия во всех его видах — начиная от расового разнообразия и заканчивая провозглашением того, что люди с видимой инвалидностью не должны стыдиться своей внешности.

Казалось бы, сегодня в западных странах цель бодипозитива достигнута: на обложке британской версии журнала Cosmopolitan появилась полная модель Тесс Холидей; в кино снимается всё больше актрис с разнообразным типом внешности; фирма Matell стала выпускать полных кукол Барби, низкорослых кукол Барби, Барби-альбиносов и даже кукол Барби с протезами, чтобы девочки с ранних лет знали, что женщины бывают разными и что они не должны стесняться своей внешности, какой бы необычной она ни была.

Но насколько больше моделей с «красивой» (с точки зрения современного общества) внешностью вы видите в журналах? Насколько больше девочек и их мам всё же предпочитают покупать привычных тощих Барби-блондинок? Как часто на самом деле вы видите в фильмах людей смешанной расы, женщин-карликов, женщин на инвалидной коляске, трансгендерных женщин, очень полных женщин или даже худых девушек с немодельной фигурой вроде меня?

Просто сравните женщин, которых вы видите в реальной жизни, с женщинами, которых вы видите на экране, — и вы заметите несоответствие между тщательно отобранным разнообразием внешностей в фильмах и реальным разнообразием типов внешности обычных женщин.

Учитывая, что большинство популярных фильмов снимается в США, где на улицах можно чаще увидеть чернокожих людей и инвалидов и где гораздо больше открытых трансгендерных людей, эта разница еще более ошеломляет.

Разумеется, у движения за бодипозитив есть свои достижения за последние 50 лет, но они довольно незначительные по сравнению с той нормализацией тела, которая всё еще существует в обществе. Как показывают исследования, «красивым» людям проще устроиться на работу, им чаще повышают жалование и их высказывания пользуются большей популярностью.

Подобная дискриминация по признаку внешности — лукизм — начинается с раннего детства. От лукизма страдают люди любого гендера, но на девочек общество давит сильнее (вернее, на детей, чей гендер считается женским): их человеческую ценность ставят в прямую зависимость от их соответствия требованиям «красоты».

Бодипозитив должен стать чем-то большим, чем статьи в узкоспецифических журналах, а его достижения должны стать куда шире, чем появление полных моделей на экране. И вопросы насилия над детьми ради их соответствия нормам красоты — одна из главных проблем, с которой должны бороться сторонники бодипозитива.

Почему люди худые — и почему это их дело

К худым людям относятся так, словно они виноваты в своей худобе, хотя зачастую их индекс массы тела и внешность обусловлены не зависящими от них факторами.

Генетическая (в том числе, наследственная) предрасположенность. Внешность зачастую связана с генетическими предрасположенностями, при этом причиной «генетически обусловленной» худобы может быть целый набор факторов.

Александра Гриева:

«Люди с телосложением эктоморфа — высокие и худощавые, со слабо выраженными мышцами и слишком быстрым метаболизмом, чтобы что-то успевало откладываться в теле. Это те, кто может съесть торт и не поправиться ни на грамм.

Большой вклад вносит наследственность и генетика. Людям азиатского происхождения свойственно иметь меньший рост и вес, чем людям западным. Люди, родившиеся в семье, где все очень худые, с большой вероятностью тоже будут худыми. Дети до начала полового созревания также могут выглядеть „слишком худыми“ (и пугать своих бабушек) — это абсолютно нормально, если нет жалоб на проблемы со здоровьем».

«Размер» желудка. Еще одна особенность, которую человеку сложно изменить, — это размер желудка. Довольно просто понять, что желудок у низкого и тощего человека меньше, чем желудок двухметрового толстяка. Но некоторым людям, дающим советы в стиле «надо просто больше есть, и будешь выглядеть нормально», почему-то в это сложно поверить.

Отсутствие чувства голода. Как и многие люди с нейрологическими отличиями, в детстве я не чувствовала голода. Я впервые почувствовала голод в 12 лет после изнуряющей суточной поездки, во время которой я ничего не ела. После этого я не чувствовала голод еще несколько лет. У некоторых нейроотличных людей подобные проблемы сохраняются на всю жизнь; поэтому люди могут часто забывать поесть.

В отличие от анорексии, которая выражается в отсутствии аппетита, отсутствие голода как такового не означает, что человек не хочет есть или испытывает отвращение к пище. Он может с удовольствием съесть большую порцию любимой картошки фри, а потом на целые сутки забыть о том, что надо съесть что-то еще, потому что он не чувствует физиологической потребности в еде.

Ускоренный метаболизм. Слишком быстрый обмен веществ может быть одной из причин странной, а иногда и болезненной худобы. Несмотря на то, что в интернете есть множество советов о том, как повысить или понизить метаболизм, изменив режим питания, всё не так просто. Если бы людям удавалось сделать это самостоятельно, многие из них не мучались бы много лет, пытаясь изменить свой вес, и не обращались бы к диетологам.

Причины ускоренного обмена веществ могут быть самыми разными, начиная от генетических особенностей и заканчивая последствием заболеваний. Иногда худоба, вызванная ускоренным метаболизмом, вызывает проблемы медицинского характера. Иногда — нет. Но в любом случае это не то, на что человек способен влиять силой мысли.

Валентина Явнюк, гинеколог-эндокринолог:

«Худоба, безусловно, в некоторых случаях может быть следствием проблем со здоровьем. Это особенно актуально, когда человек без видимых для него причин и без сознательных усилий с его стороны начинает терять вес. То есть питается и двигается столько же, сколько раньше, — и всё равно худеет.

Проблемой можно признать ситуацию, когда в процессе похудения ему самому и его близким становятся заметны признаки расстройства пищевого поведения: зацикленность на еде, составе продуктов питания, боязнь съесть лишнего, намеренная рвота после еды, чрезмерно эмоциональное отношение к приемам пищи, чувство вины, самобичевание и т. д. и т. п.

Также неладное можно заподозрить, если на фоне снижения веса человек становится слабым, вялым и апатичным».

Расстройства пищевого поведения. Некоторые люди не могут набрать вес из-за проблем пищевого поведения, как я. В моем случае они были вызваны воспитанием — точнее, попытками моих родственников заставить меня потолстеть. У других людей эти проблемы могут выражаться иначе и иметь иную природу.

Под подобные проблемы попадают некоторые виды анорексии (расстройства, выражающегося в отсутствии аппетита), которые тоже могут быть вызваны окружением: навязыванием норм поведения в консервативной среде, согласно которым хороший аппетит у женщины считается признаком вульгарности. Анорексия — расстройство, которое в тяжелой форме могут представлять угрозу для жизни и привести к госпитализации; кроме того, виды анорексии, вызванные психологической травмой, практически невозможно вылечить без помощи психиатра или психотерапевта.

Проблемы пищевого поведения — не сознательный выбор, а бессознательная реакция людей на физическое или эмоциональное насилие в семье или на давление общества, которые навязывает нормы красоты.

Проблемы пищевого поведения, вызванные сенсорной непереносимостью. Некоторые люди — особенно те, чей мозг работает нетипичным образом, — не могут есть определенные виды продуктов из-за сенсорной чувствительности. Чаще всего из-за текстуры этих продуктов, реже — из-за их цвета, запаха или температуры. Например, некоторые аутичные люди, с которыми я работала, признавались, что им было бы проще, если бы им сдирали кожу с пальца или если бы их избивали, чем если бы им пришлось есть пищу с неоднородной текстурой.

Это не связано с тем, насколько человек голоден и тем более не признак «избалованности». Сенсорная непереносимость — такая же физиологическая непереносимость, как аллергическая реакция. Люди физически не переносят пищу определенной текстуры, что может привести к проблемам пищевого поведения, особенно если человека пытались заставить эту пищу принимать.

Анорексия, вызванная приемом препаратов. Некоторые препараты могут оказывать на определенных людей побочные действия в виде снижения аппетита или отвращения к еде. К подобным препаратам относятся в том числе некоторые антидепрессанты, лекарства, необходимые для диабетиков и препараты от эпилепсии.

Последствия различных заболеваний. Различные психические и физические заболевания могут стать причиной чрезмерной худобы. Очень часто люди, страдающие раком, туберкулезом или даже перенесшие тяжелую инфекцию «сбрасывают» вес или сталкиваются с теми видами анорексии, причиной которых не являются социальные и психологические факторы.

Точно так же к худобе могут привести различные психические и нейрологические заболевания и расстройства, напрямую не связанные с проблемами пищевого поведения: например, человек может забывать о пище, находясь в состоянии хронической депрессии или страдая болезнью Альцгеймера.

Обвиняя человека в худобе и советуя ему «просто набрать вес», вы тем самым, возможно, обвиняете человека в заболеваниях, от которых он страдает. В том числе и в смертельно опасных.

Александра Гриева:

«У нездоровой худобы может быть большое количество причин. Анорексия и другие РПП, бедность и регулярное недоедание, в том числе нехватка пищи для матери во время беременности, употребление наркотиков, диабет I типа, рак, туберкулез, гиперфункция щитовидной железы, недостаток пищеварительных ферментов и другие проблемы с ЖКТ. Также нездоровая худоба может развиться у людей, выполняющих тяжелую физическую работу на фоне недостатка питания и отдыха. У людей, испытывающих большие нервные перегрузки, и/или на фоне некоторых психических расстройств.

Разумеется, мы не имеем права делать вывод по одному только внешнему виду. Увы, даже врачи не застрахованы от поспешных выводов на основании только лишь внешнего вида пациента. Сам по себе „слишком“ малый вес ни о чем конкретном не говорит, нужно обязательно смотреть на сопутствующие факторы, в первую очередь на самочувствие человека».

Почему из худобы делают проблему

Вне зависимости от того, чем вызвана худоба, болезненна она или нет, сколько лет худому человеку и является ли он вашим родственником, важно помнить, что тело человека принадлежит только ему: именно непонимание этого простого фактора приводит к дискриминации людей с нетипичным весом.

Движение за права толстых очень развито, поэтому их проблемы известны в обществе, особенно на Западе или в левых и либеральных кругах в России, намного лучше, чем проблемы худых. Даже многие феминистки-сторонницы бодипозитива считают, что у худых женщин не может быть проблем, или что эти проблемы незначительны по сравнению с проблемам полных.

Но несмотря на определенные привилегии, которые есть у худых, их жизнь не так уж проста, как может показаться на первый взгляд. Многим из нас — как и многим толстым людям — с детства навязывают, что мы не сможем жить нормальной, полноценной жизнью в своем теле. Мы зачастую становимся жертвами давления и таких неприятных процедур, как принудительное кормление.

Но проблемы худых во взрослом возрасте не ограничиваются последствиями психологических травм, нанесенных в детстве, ведь наш мир рассчитан на людей со средним весом, соответствующим нормам красоты.

Вот типичные проблемы, с которыми сталкиваются тощие люди.

Подозрительное отношение медиков. Врачи — от психиатров до гинекологов — любят переводить разговор на нашу худобу, когда мы обращаемся к ним с совершенно другими, не связанными с весом проблемами.

Валентина Явнюк:

«Конечно, худой и очень худой человек может быть совершенно здоров. Особенно это касается случаев наследственной конституциональной худобы, когда родители, дедушки и/или бабушки все тонкокостные, жилистые, миниатюрные.

Если человек не совершает никаких сознательных усилий по похудению и у него нет никаких хронических заболеваний, которые прямо или косвенно влияют на снижение веса, и при этом остается очень худым — то это нормально. Особенно если у такого человека нет жалоб на самочувствие, он бодр и продуктивен. В любом случае, здоров такой человек или нет, может судить только он и медики, к которым он обращается при наличии жалоб, — а не его соседи или знакомые».

Приписывание проблем со здоровьем худобе и отсутствие правильного диагноза. Очень часто проблемы со здоровьем, которые возникают у тощих, любят списывать либо на худобу, либо на предполагаемую анорексию, даже если ни то ни другое не является причиной заболеваний. А настоящие причины заболеваний могут так и оставаться недиагностированными.

Недавно я столкнулась с такой ситуацией на Европейском форуме ЛГБТ-христиан, который проходил в Англии: когда мне стало плохо и вызвали скорую, работник скорой заподозрил, что целый комплекс тяжелых симптомов, который я испытывала (от сильной головной боли, ауры и боли в сердце до тошноты, тремора и дереализации), вызван непереносимостью нового антидепрессанта, но врач в больнице Кентербери (маленького городка, где проходила конференция), снова стал акцентировать внимание на моем весе… И в итоге мне сложнее было добиться от русскоязычных организаторов, чтобы меня отвезли из Кентербери в Лондон, ведь один из них «диагностировал» у меня анорексию. Пришлось обращаться к местным, которые отправили меня в Лондон. Только там я наконец смогла получить медицинскую помощь, потому что мне правильно диагностировали серотониновый синдром. Но если бы я прислушалась к советам «просто лучше есть» и стала бы по-прежнему принимать серотонин, то этот синдром перешел бы из средней стадии в смертельно опасную. Так восприятие обществом моей худобы поставило мою жизнь под угрозу.

Назначение препаратов без учета ИМТ. Многие врачи назначают препараты, не учитывая индекс массы тела человека, а это может привести к тяжелым побочным последствиям у тощих людей. Например, к тому же серотониновому шоку, если врач прописал тощему человеку серотониновый препарат в обычной дозировке.

Лишние обследования. Тощих людей чаще направляют на дорогостоящие (и зачастую ненужные) обследования, чем людей со «стандартным» весом. Это объясняется тем, что врачи хотят исключить проблемы со здоровьем, которые теоретически могут быть вызваны низким индексом массы тела. Подобная предосторожность зачастую оправдана, но проблема в том, что за счет этих исследований тощим людям чаще приходится больше платить за лечение и тратить больше времени на поиски причин заболевания, чем людям со стандартным весом.

Насмешки. И в интернете, и в реальной жизни можно часто встретить насмешливые замечания по поводу внешности тощих — в том числе вербальное насилие по отношению к конкретным тощим людям, которые не могут хорошо сказываться на психическом здоровье, особенно если у человека есть другие психические диагнозы, или если его приучили стыдиться своего веса.

Несерьезное отношение. Невысоких и тощих людей часто принимают за детей, разговаривая с ними в покровительственно-патерналистском тоне, и не воспринимают всерьез при приеме на работу, во время участия в различных мероприятиях и даже при обыкновенном общении. Не говоря о том, что многим из нас гораздо чаще приходится предъявлять документы в кино или при покупке алкоголя и острых предметов.

Невозможность пользоваться лифтом. Многие тощие люди не могут самостоятельно ездить на старых лифтах, которые не рассчитаны на людей с низким весом. Хорошо, если этот лифт находится не в вашем доме, а вы живете не на шестнадцатом этаже!

Сложности с подбором одежды во взрослых магазинах. Нам может быть сложно подобрать одежду подходящего размера в обычном взрослом магазине; поэтому лично мне довольно часто приходится покупать одежду в детских, в которых обычно меньший ассортимент.

Непонимание со стороны бодипозитивщиков. Нам гораздо сложнее объяснить все перечисленные выше проблемы даже сторонникам бодипозитива. Как только речь заходит о проблемах тощих, все сразу же вспоминают, что общество заставляет женщин худеть. Многие говорят, что рассуждениями о проблемах тощих мы обесцениваем проблемы толстых. Эта точка зрения — только следствие непонимания того, что одни и те же идеологические механизмы мифа о красоте загоняет всех людей — вне зависимости от их природного телосложения — в узкие рамки, дискриминируя и стигматизируя как тощих, так и толстых людей.

Уважение друг к другу выгодно всем

Жизнь тощих людей в обществе, которое заставляет нас обращать чересчур много внимания на нашу внешность — непроста. Точно так же, как и жизнь толстых. Последнее, что нам нужно, — это советчики в «белом пальто», которые говорили бы там, как поднять вес, или ставили бы нам диагнозы по аватарке.

Не все виды худобы являются болезненными и мешающими человеку жить. Но даже если низкий вес — медицинская проблема конкретного человека, попридержите свои суждения. Даже врачи, обследующие пациента и знающие все его физиологические особенности, далеко не сразу могут понять причину недобора веса.

Валентина Явнюк:

«Специалисту с большим опытом часто может быть понятно по виду пациента, что его худоба — болезненного свойства. Скажем, я в своей профессии часто сталкиваюсь с психогенными аменореями (прекращение менструаций. — Прим. ред.) пациенток, которые изводят себя диетами в погоне за идеалом. Я могу заподозрить проблему по динамике тела, выражению глаз и характеру речи. Но это не значит, что я не провожу полного обследования и анализов, чтобы подтвердить свои догадки прежде, чем выносить суждение о состоянии здоровья человека. В бытовых ситуациях вообще считаю неэтичным высказывать предположения о причинах худобы других людей».

Для человека без медицинского образования это в принципе невозможно. Вмешиваться в вопросы здоровья человека — просто опасно. Не думаю, что вы с той же готовностью будете отпускать свои советы, если будете знать, что их выполнение может стать причиной серьезных осложнений со здоровьем, — поэтому лучше воздержаться.

Движение за бодипозитив часто выставляется как сборник нелепых требований феминисток по каким-то второстепенным вопросам вроде селфи без макияжа или права не удалять волосы с тела. Однако в первую очередь движение бодипозитива по своей идее основано на призыве воспитать в себе навыки элементарной вежливости и уважения к чужим границам в вопросах тела и внешности.

Не нужно становиться активистами, участвовать во флешмобах, фотографируя несовершенства своих ягодиц, или создавать специальные группы поддержки для тощих или толстых людей — если вы этого не хотите. Ваша огромная помощь и поддержка тощим людям может быть выражена просто в отказе от невежливого любопытства и комментариев касательно чужого веса.

Распространение уважительного отношения к телесности других людей была бы выгодна вам, читатель, каким бы ни было ваше тело. С точки зрения изменчивой абстрактной идеи красоты любое тело рано или поздно начинает считаться неидеальным: сегодня вас считают ценным из-за того, как выглядит ваше тело, — а завтра вас могут начать донимать комментариями, советами или не давать продвигаться по службе из-за «непрезентабельного» вида.

Еще меньше хочется, чтобы от такого же отношения в будущем страдали новые поколения детей.

Поэтому я считаю, что всем нам было бы выгоднее жить в обществе, где личности людей не оценивают по их телосложению и весу.

А вот что еще интересно
А вот еще что интересно