Любовь по формуле: как математику можно применять к отношениям

Звук как оружие: от реактивных истребителей до Бритни Спирс

В докладе НАТО об оружии нелетального действия перечислены акустические технологии, которые позволяют контролировать противника, не убивая и не нанося непоправимого вреда здоровью. Одни устройства воспроизводят слышимый звук (человеческое ухо способно воспринимать волны в диапазоне от 20 до 20 000 герц), другие — инфра- (ниже 20 герц) и ультразвук (выше 20 килогерц).

Исследователь Стив Гудмэн (известный как основатель музыкального лейбла Hyperdub и диджей Kode9) в своей книге «Звуковая война» описал, как действует акустическое оружие: оно выражает угрозу, дезориентирует, провоцирует панику, создает ощущение беспомощности, растерянности и ужаса. Даже «хорошие вибрации», например поп-песни, превращаются в «плохие», если их используют с позиции агрессора.

Изначально акустическое оружие разрабатывалось для боевых действий. Во время Второй мировой войны немецкие ученые трудились над созданием пушки подобного рода, которая многократно усиливала звук взрыва смеси газов и приводила к смерти человека на близком расстоянии. Построить работающий образец, впрочем, не удалось. Начиная с 1990-х годов звук использовали в ходе спецопераций, где нужно было обезвредить противника или заставить его сдаться, но не убить.

Современное нелетальное акустическое оружие применяют не только военные. Полицейские по всему миру получают специальные установки, чтобы разгонять толпы, например демонстрантов, с помощью оглушающего или раздражающего звука. Одно такое устройство способно обратить в бегство тысячи человек.

Запредельно громко

Юрген Альтман, физик из Технического университета Дортмунда, показал, что звук громкостью от 200 децибел вызывает разрыв легких и смерть. Волны такой силы (правильнее называть их ударными) возникают в результате взрыва снаряда. При 185 децибелах лопаются барабанные перепонки, 140 — приводят к временной потере слуха. Для нелетального акустического оружия профессор Альтман предлагал использовать звук громкостью не выше 120 децибел, что сравнимо с шумом работающей бензопилы.

Осенью 2005 года в ответ на запуск ракет с палестинской стороны израильская армия начала «учебные налеты» на населенные районы сектора Газа. Реактивные истребители, летавшие очень низко над жилыми кварталами, создавали эффект акустического удара: люди на земле слышали звук взрыва, будто прямо на них сбросили бомбу. По словам палестинского психиатра Эйяда Сараджа, авиарейды провоцировали панические атаки, бессонницу, депрессию, судороги и тошноту.

У детей начались проблемы с концентрацией внимания, они стали вести себя агрессивно.

В период частых налетов возросло количество выкидышей у беременных. Группы по защите прав человека обратились в верховный суд Израиля с требованием запретить полеты истребителей над жилыми районами на сверхзвуковых скоростях.

Дальнодействующее акустическое устройство (LRAD, Long Range Acoustic Device), или звуковая пушка, используется в основном для разгона демонстраций. Установка отпугивает людей с помощью очень громкого (до 150 децибел) или же неприятного, раздражающего звука. Военные и полиция признают действенность такого акустического оружия, когда нужно рассеять толпу, оттеснить протестантов, обезопасить блокпост или другой важный объект.

Компания — производитель LRAD поставляет свои устройства в 70 стран. Звуковые пушки защищают военные и туристические корабли. В 2005 году на круизный лайнер у берегов Сомали напали пираты. Их удалось отогнать благодаря LRAD, правда, первой жертвой звуковых волн стал начальник охраны судна Майкл Гроувз. Теперь он страдает от частичной потери слуха и шума в ушах.

Слабая сторона такого оружия — радиус действия: он ограничен несколькими десятками метров из-за рассеяния звуковых волн в воздухе. Можно защититься с помощью берушей или наушников, так что тактика оглушения эффективна только против неподготовленных людей. Хотя и беруши имеют недостатки: они ослабляют громкость на 20–40 децибелов, а вместе с опасным шумом подавляют и все остальные звуки.

Музыка: пытка без пытки

Журналистка Жюльет Вольклер, написавшая книгу «Жутко громко: звук как оружие», утверждает, что невозможно подобрать звук в «обычном», слышимом диапазоне, который был бы пугающим и невыносимым для всех, поскольку восприятие культурно обусловлено. Этим можно объяснить эффект боевых кличей, рогов и труб: один и тот же сигнал наводит ужас на врагов и ободряет «своих». Спецслужбы экспериментировали с детским плачем и писком убиваемых животных, но особых успехов не добились.

В 1989 году панамский диктатор Мануэль Норьега в результате военной операции США оказался заблокирован в посольстве Ватикана.

По периметру здания установили динамики и круглосуточно транслировали тяжелый рок, в том числе AC/DC и Элиса Купера, на максимальной громкости.

Норьега предпочитал классическую оперу и через несколько дней сдался.

С тех пор американские спецслужбы регулярно использовали музыку как средство психологического давления и «обработки» перед допросом. В тюрьмах Гуантанамо и «Абу-Грейб», где содержатся подозреваемые в терроризме, заключенных пытали поп-песнями, рэпом и хеви-металом. Помимо того, что громкий звук оказывал чисто физиологические эффекты, вызывая головокружение и тошноту, некоторые узники, в силу особенностей своего мировоззрения, испытывали жгучую ненависть к западной культуре, чем виртуозно пользовались спецслужбы. Композиции Metallic’и или Drowning Pool вызывали шок у тех, кто никогда подобного не слышал. Музыка во время Рамадана (даже арабская) или треки вроде «March of the Pigs» Nine Inch Nails должны были, по замыслу истязателей, деморализовать мусульман. В песнях Бритни Спирс и Кристины Агилеры, «White America» Эминема провозглашался триумф американской поп-культуры.

Биньям Мохамед, заключенный из Гуантанамо, говорил, что методы психологического давления в тюрьмах страшнее, чем физические пытки. Боль можно выдержать, в отличие от чувства, что теряешь рассудок во время «музыкальных истязаний». ООН и Европейский суд по правам человека запретили использование громкой музыки при допросах, но, по данным британской правозащитной организации Reprieve, этот метод все равно практикуется в секретных тюрьмах.

Россия не исключение. После восстания в колонии № 6 города Копейска в ноябре 2012 года всплыли факты применения в исправительном учреждении пыток, в том числе музыкальных.

Особенной популярностью у администрации пользовались «Голубая луна» Бориса Моисеева, Rammstein и детские песенки, хотя правозащитник Николай Щур упоминал и классические произведения, Баха.

Многочасовое проигрывание музыки на предельной громкости вызывало повсеместные боли, слабость, «ощущение, что тело разрывается». Для пытки в копейской колонии использовали специальное «устройство» — ведро с динамиками, которое надевали заключенному на голову.

Для усиления эффекта акустическое воздействие сочетают со зрительным. Например, в Гуантанамо громкая музыка сопровождалась вспышками стробоскопа, а в «Абу-Грейб», наоборот, все происходило в непроглядной темноте. В тюрьмах последовательно использовали сенсорную перегрузку и сенсорную депривацию. После многих часов оглушительного шума наступала абсолютная тишина, и это пугало заключенных еще больше: когда внешний раздражитель внезапно исчезал, начинались галлюцинации.

Неуловимые волны

Инфразвуковые устройства более коварны, чем слышимое акустическое оружие. Волны частотой ниже 20 герц не воспринимаются на слух, но вызывают у человека тревогу, неконтролируемую панику, дезориентацию. Инфразвук особенно интересует военных потому, что способен преодолевать огромные расстояния и препятствия вроде стен благодаря большой длине волны. От низкочастотных колебаний не спасают ни удаление от источника звука, ни средства защиты слуха.

В природе инфразвуковые волны возникают в результате землетрясений, лавин, вулканической активности. Это сигнал тревоги — так объясняется чувствительность к ним животных и, предположительно, людей. Кинорежиссер Гаспар Ноэ признал, что в саундтреке фильма «Необратимость» использовал низкий звук частотой 27 герц, близкий к пределу слышимости.

В кинотеатрах с мощной акустической системой зрители ощущали беспокойство, безотчетный страх, а некоторые и вовсе уходили из зала, хотя не могли толком объяснить, чего испугались.

Полицейские щиты, запатентованные американской оборонной компанией Raytheon, генерируют низкочастотные колебания, которые якобы резонируют с дыхательными путями человека и затрудняют их работу. Регулируя силу звука, можно вызвать у людей неприятные ощущения или временно вывести их из строя. В основе принципа действия подобного оружия лежит способность органов человеческого тела входить в резонанс с низкочастотными колебаниями извне. Например, Роберт Трэйнор, специалист по аудиологии, пишет, что глазные яблоки резонируют на частоте 19 герц, поэтому инфразвуковая волна с таким же показателем приводит к нарушению зрения.

Пока не существует работающего оружия, в котором использовался бы ультразвук (более 20 килогерц), хотя есть устройства, генерирующие высокочастотные раздражающие волны. Полиция применяет их для разгона демонстрантов, а владельцы магазинов — чтобы отвадить молодежь, которая все равно ничего не покупает. Способность слышать звуки частотой выше 16 килогерц с возрастом исчезает, потому что отмирают клетки внутреннего уха, «ответственные» за восприятие волн более высокого диапазона. Этим пользуются создатели прибора Mosquito («Москит»): настроенный на частоту 17 килогерц, он действует как «отпугиватель подростков», а взрослые люди просто не слышат его. Несмотря на внушительную цену, устройство популярно в Великобритании: его устанавливают у магазинов, на автобусных остановках и парковках.

Осенью 2017 года разразился дипломатический скандал, когда сотрудники посольства США на Кубе пожаловались на потерю слуха. Американские власти заподозрили направленную атаку с использованием неслышимых звуковых волн. Впрочем, специалисты сомневаются в том, что виной всему был ультразвук: он слишком быстро рассеивается, проходя сквозь стены и другие препятствия, особенно во влажном воздухе Гаваны.

Ученые признают, что влияние звуковых волн на человека пока полностью не исследовано. Акустическое оружие считается более гуманным по сравнению с пулеметами и бомбами. Его разрешено использовать военным и миротворческим миссиям, в том числе против гражданского населения. Те же технологии применяют полицейские во время массовых демонстраций, в тюрьмах и лагерях беженцев. Звуковое оружие открывает простор для злоупотребления: оно не оставляет следов.