Летал ли Гагарин в космос? Правда и ложь о космических мифах

Древние люди летали в космос, Гагарин не был первым космонавтом, а американцы сфальсифицировали высадку на Луну. Эти и другие мифы и заблуждения разоблачает в своей книге «Космическая мифология. От марсианских атлантов до лунного заговора» научный журналист Антон Первушин. «Нож» публикует отрывок, посвященный первому космическому полету советского космонавта Юрия Гагарина.

В  году почти одновременно в Венгрии и Польше была опубликована книга «Гагарин — космическая ложь?» (Gagarin = kozmikus hazugsag?). Ее автор, венгерский писатель Иштван Немере, взял на себя смелость утверждать, что Гагарин вовсе не облетал планету 12 апреля 1961 года. На самом деле корабль «Восток» стартовал в космос на несколько дней раньше и на его борту находился известный летчик-испытатель Владимир Ильюшин. Если верить изложенному, после приземления Ильюшин выглядел настолько плохо, что его нельзя было продемонстрировать миру. Поэтому на роль космонавта №1 был срочно подобран симпатичный парень Юрий Гагарин с широкой улыбкой и прекрасными анкетными данными. Позднее, чтобы тайна невзначай не всплыла, Гагарину устроили катастрофу во время тренировочного полета на самолете МиГ-15УТИ.

Первый вопрос, который следует задать: кто такой Иштван Немере? Простое изучение его биографии дает ответ: перед нами писатель-диссидент, долгое время проживший в Польше и после возвращения в Венгрию выпустивший более 60 фантастических и детективных книг.

Стоит ли прислушиваться к человеку, который не имел никакого отношения к ракетно-космической отрасли, а всю жизнь писал остросюжетную литературу? И все же прислушиваются. Почему? Вероятно, потому, что гипотеза Немере интригует таинственностью и, кроме того, основана на мифе, который появился незадолго до полета Гагарина.

11 апреля 1961 года в газете Daily Worker, выходившей в те времена по вторникам, появилась заметка ее московского корреспондента Денниса Огдена, в которой сообщалось о том, что 7 апреля на космическом корабле «Россия» совершил орбитальный полет советский летчик-испытатель Владимир Сергеевич Ильюшин. Поскольку газета принадлежала американским коммунистам, то информацию восприняли как «утечку», допущенную с разрешения Москвы. Позднее советские официальные лица выступили с опровержением, но некоторые западные журналисты им не поверили — в результате история космического полета Ильюшина быстро обросла подробностями.

Со временем интерес к ней угас и возродился только благодаря усилиям Иштвана Немере. В конце века свою страницу в мифологию вписал некто Элиот Хаймофф. Он выступил продюсером «документального» фильма «Сокрытие космонавта» (The Cosmonaut Cover-Up, 1999), посвященного Владимиру Ильюшину. На изготовление фильма было потрачено пять лет и $100 000, но он себя вполне окупил, поскольку его приобрели для трансляции известные кабельные каналы. Согласно новой версии, изложенной в фильме, Владимир Ильюшин действительно стартовал с космодрома Байконур 7 апреля 1961 года. Затем на космическом корабле «Восток» он совершил три витка вокруг Земли, но утратил при этом связь с наземными службами, в результате чего ему пришлось перейти на ручное управление. В конце концов космонавт совершил аварийную посадку в Китае, где и был арестован местными властями. Лишь через год Ильюшина передали Советскому Союзу по секретному соглашению между странами.

Сам фильм не содержит никаких документальных свидетельств, которые могли бы служить подтверждением сказанному в нем. Все основывается на трех интервью: с создателем мифа Деннисом Огденом, с неким Анатолием Грущенко, эмигрировавшим в США и заявившим, что видел кинопленку о старте Ильюшина, а также с репортером Гордоном Феллером, работавшим с документами об орбитальном полете Ильюшина, которые якобы хранятся в «Библиотеке Кремля».

Отечественные исследователи полагают, что источником мифа стала авария новой межконтинентальной ракеты Р-9А, запущенной 9 апреля 1961 года с полигона Тюратам. Конструктор Борис Черток вспоминал об этом запуске в третьем томе своих мемуаров, изданных под названием «Ракеты и люди»:

«Подготовка к первому пуску ракеты проходила с большой задержкой. В наземной автоматике управления заправкой обнаружили ошибки, которые мешали набору готовности. С пятичасовой задержкой наконец вышли на пятнадцатиминутную готовность. [Леонид] Воскресенский, стоявший у перископа, вдруг объявил:

— Дать всем службам пятнадцатиминутную задержку.

Повернувшись к нам, он сказал, что есть заметная течь кислорода из фланцевого соединения у стартового стола.

— Я выйду осмотрю. [Аркадий] Осташев со мной, остальным из бункера не выходить!

Я и [Василий] Мишин наблюдали через перископ. Двое, не торопясь, шли к окутанному белыми парами стартовому столу. Воскресенский, как всегда, в своем традиционном берете.

Осмотрев парящее соединение, Воскресенский и Осташев, не спеша, скрылись за ближайшей стенкой стартового сооружения. Минуты через две Воскресенский снова появился в поле зрения, но уже без берета. Теперь он шагал решительно и быстро. На вытянутой руке он нес что-то и, подойдя к столу, приложил это “что-то” к парящему фланцу. Осташев тоже подошел, и, судя по жестикуляции, оба были довольны принятым решением. Постояв у стола, они повернулись и пошли к бункеру. Когда шагающие фигуры отошли от ракеты, стало ясно, что течь прекратилась: клубящихся белых паров больше не было. Вернувшись в бункер без берета, Воскресенский занял свое место у перископа и, ничего не объясняя, повторно объявил пятнадцатиминутную готовность.

В 12 часов 15 минут ракета окуталась пламенем, разбрасывающим стартовый мусор, и, взревев, резко ушла навстречу солнцу. Первая ступень отработала положенные ей 100 секунд. Телеметристы по громкой связи доложили: “Прошло разделение, сброшен переходной отсек”.

На 155-й секунде последовал доклад: “Сбои, сбои!.. В сбоях видна потеря стабилизации!” Для первого пуска и это было неплохо. Проверены первая ступень, ее двигатель, система управления, центральный привод, запуск двигателя второй ступени, горячее разделение, сброс хвостового отсека второй ступени. Дальше пришел обычный доклад, что пленки срочно увозят в МИК [Монтажно-испытательный корпус] на проявку.

— Пойду поищу берет, — как-то неопределенно сказал Воскресенский, направляясь к “нулевой” отметке.

Кто-то из солдат, присоединившихся к поиску, нашел берет метрах в двадцати от стартового стола, но Воскресенский не стал его надевать, а нес в руке, даже не пытаясь засунуть в карман. На мой немой вопрос он ответил:

— Надо бы простирнуть.

От Осташева мы узнали подробности импровизированного ремонта кислородной магистрали. Укрывшись за ближайшей стенкой от паров кислорода, Воскресенский снял свой берет, бросил его на землю и… помочился. Осташев присоединился и тоже добавил влаги. Затем Воскресенский быстро отнес мокрый берет к подтекающему фланцу и с виртуозностью опытного хирурга точно приложил его к месту течи. За несколько секунд прочная ледяная корка-заплата “заштопала” кислородную подпитку ракеты.

Вечером, собравшись в “третьем” домике, мы не упустили случая повеселиться и острословили по адресу ремонтеров. Воскресенскому советовали на будущее запасаться анализами мочи для стартовой команды на предмет доказательства ее взрывобезопасности. Берет был выстиран и в дальнейшем использовался по прямому назначению».

Как видите, эпизод более чем примечательный. И все причастные его хорошо запомнили, в том числе благодаря находчивости конструктора Леонида Воскресенского. Подробно описан первый запуск Р-9 и в рассекреченных документах, поэтому подозревать советских специалистов в сокрытии правды о событиях апреля 1961 года нет никаких оснований.

Впрочем, не только охотники за сенсациями виновны в широком распространении слухов о том, что с полетом Гагарина было что-то не так. Свою долю ответственности перед лицом истории должны нести и советские власти, на протяжении десятилетий засекречивавшие проблемы ракетно-космической отрасли.

На факты фальсификации итогов орбитального полета Юрия Гагарина западные эксперты указывали еще в апреле 1961 года. Поскольку Советский Союз отказался реагировать на законные требования опубликовать детальное описание ракеты-носителя и корабля, возникло подозрение, что сфальсифицирован и сам полет.

Например, корреспондент газеты New York Daily Mirror писал:

«Советы не представили никаких доказательств своих последних утверждений об исключительном космическом достижении — полете Юрия Гагарина по орбите вокруг Земли. Быть может, он совершил этот полет по орбите, а быть может, и нет. Кто-то должен взять на себя роль сомневающегося, и мы с радостью берем ее на себя. Представьте нам доказательства».

В ответ посыпались насмешки: дескать, если кому-то очень хочется выглядеть дураком, он будет выглядеть дураком. Однако ситуация была куда серьезнее, чем можно подумать: вопрос, летал ли Гагарин в космос, поднимают до сих пор, и очень трудно переубедить сомневающихся.

В то же время западная политическая элита сразу признала полет Юрия Гагарина фактом.

Дело в  том, что еще во времена первых спутников Агентство национальной безопасности (АНБ) развернуло две станции наблюдения за советскими ракетными запусками — на Аляске и Гавайях. Перехват данных с «Востока» начался 12 апреля в 9:26 по московскому времени, когда он попал в зону видимости американских станций. Станция на авиабазе острова Шемья (Алеутский архипелаг, Аляска) сумела получить и быстро расшифровать телесигнал с изображением космонавта, передаваемый бортовой системой «Селигер». Через 58 минут после начала приема сигнала отдельные кадры из этой телетрансляции переслали в штаб-квартиру АНБ в Форт-Миде. На них было хорошо видно, как Гагарин двигается и ведет переговоры. Таким образом, в первый же час после старта правительство США получило доказательство из надежного источника и никогда не ставило полет советского космонавта под сомнение.

Разумеется, корреспондент New York Daily Mirror ничего о перехвате не знал, ведь АНБ тоже умеет хранить секреты и не распространяется о своих возможностях. Однако президент Джон Кеннеди вполне доверял разведке и направил Никите Хрущеву поздравительную телеграмму.

Нам необходимо зафиксировать важное соображение. Никаких независимых доказательств полета Юрия Гагарина, кроме подтверждения АНБ, рассекреченного сравнительно недавно, не существует. Рейс корабля «Восток» продолжался всего лишь 108 минут (как показал анализ документов, еще меньше — 106 минут); все данные о нем, предоставленные публике, исходили только из СССР, причем аккуратно дозировались и часто выглядели противоречиво. Документальный фильм «Первый рейс к звездам», выпущенный в 1961 году, более чем наполовину состоит из постановочных сцен, среди которых можно с удивлением увидеть кадры футурологической ленты Павла Клушанцева «Дорога к звездам» (1957). Архивные документы, связанные с кораблем, ракетой-носителем, отрядом космонавтов и т. п., рассекречивались очень долго и неохотно; некоторые из них остаются недоступными по сей день.

Хуже того, Юрий Гагарин не взял с собой на орбиту даже простейший фотоаппарат! Можем ли мы в таком случае быть уверены, что он вообще летал в космос?..

Можем! Потому что вопрос, летал ли Гагарин, сводится к вопросу, существовала ли техническая возможность для осуществления этого полета в апреле 1961 года. Ответ однозначен: существовала. С 15 мая 1960 года, когда на орбиту был запущен первый «простейший» прототип «Востока» (1КП), советские инженеры отправили на орбиту шесть образцов корабля (один 1КП, два 1К и два 3КА). Не все испытания завершились успешно, но главное, что почти идеально прошли «репетиционные» запуски 9 и 25 марта 1961 года, — техника и наземные службы были готовы к полету человека. И полет ожидаемо состоялся.

Сторонники «антигагаринской» версии истории (назовем их так) должны как обвиняющая сторона предъявить конкретные документы, прямо указывающие на то, что 12 апреля 1961 года на полигоне Тюратам (космодроме Байконур) была организована фальсификация. Достаточно будет верифицируемой служебной записки, в которой, допустим, Леонид Воскресенский сообщает Сергею Королеву, что «объект ЮГ на изделии 3КА №3» заменен манекеном, посажен в самолет и отправлен к месту предполагаемого приземления спускаемого аппарата. Если предъявить нечего, то любые рассуждения «антигагаринцев» являются банальной клеветой. Подведем итог. Претензии к достоверности информации о первом пилотируемом космическом полете выдвинули западные журналисты, недовольные секретностью вокруг программы «Восток». Позже сформировалась конспирологическая фантазия о замене настоящего космонавта Владимира Ильюшина «поддельным» Юрием Гагариным, но она разваливается при сопоставлении с архивными документами и свидетельствами авторитетных очевидцев.

Pushkin museum