Как правильно

Виртуальные гопники и винишко-тян. Что стало с субкультурами и молодежными объединениями в 2010-е

Если вы в юности красили волосы в специфический цвет и носили одежду как униформу, а по одному плейлисту могли определить человека как «своего/чужого», вы были частью субкультуры. Или вы так только думали. Агата Коровина поговорила с Дмитрием Громовым, доктором исторических наук, ведущим научным сотрудником Центра по изучению межэтнических отношений Института этнологии и антропологии РАН, чтобы разобраться, кто есть кто в молодежных объединениях, какое место в них занимают гопники (и девушки-гопники), какое — винишко-тян в эпоху моральных паник.

 Недавно в Европейском университете вы прочли лекцию «Пацан как объект антропологического изучения». Сохранился ли вообще классический пацан? Сейчас ведь идешь по Москве  и нет их, пацанов-то.

 Я определяю «пацанов» как социально-возрастной слой. Это очень расплывчатое понятие, подразумевающее молодых людей, много времени проводящих на улице, во дворе. Если говорить об интернетовском образе «пацана» грызет семки, сидит на кортах то это продукт интернет-творчества.

В свое время в ЖЖ сформировалось сообщество, которое занималось разработкой образа гопника. Руководила им компания молодых людей, чисто дружеская.

Первоначально в интернете появился ролик, объясняющий, кто такой гопник. Почти все элементы, там представленные, включая семки, неологизмы, Adidas, затем легли в основу образа. На 2006–2007 годы пришелся пик его популярности, а затем все пошло на спад вместе с востребованностью ЖЖ. Обсуждение темы перешло во вконтакте, в фейсбуке следов я не нашел. Руководят этими группами довольно мирные люди, к гопоте никакого отношения не имеющие.

В ЖЖ это выглядело примерно так. Кто-то специфическим языком писал: «Меня батя попросил забетонировать гараж. С одной стороны, я четкий пацан на районе, с другой — батя же попросил. Как думаете, правильно я сделал, что бате помогал? Не уронил ли я гордое имя?» И все на полном серьезе отвечают, мол, норм пацан. Другой писал: «А у меня батя гад. Вот я сижу, все четко, а тут батя подходит, говорит, у нас с тобой недопонимание вышло, я расслабился, а он меня вилкой в глаз ударил. Я его выгнал, уже полгода не знаю, где он. Как думаете, правильно?» Такая игра.

Я встречался с одним из модераторов такого сообщества — очень милая городская девушка, мы с ней посидели в кафе. Рассказала, что чувствует в себе грубость гопничества и поэтому ей прикольно этим заниматься.

По ее оценке, из тех, кто посещает сообщество, только 2 % реальные гопники; но мне кажется, что и эти 2 % обычные интернет-пользователи, сумевшие изобразить гопников убедительно. Просто игра. Такой театр для самого себя.

— Но ведь реальные гопники давно существуют, они ведь не возникли как реакция на это движение.

— Есть такое понятие, как возрастная среда. Молодые люди живут во дворах, общаются во дворах, у них есть определенный моральный кодекс, иногда возникают драки то, что я сейчас как раз с удовольствием изучаю. В Советском Союзе это было распространено больше, так как люди в целом проводили во дворах больше времени. Как правило, это обыкновенная молодежь без криминальных наклонностей. Многие из них потом получали образование, становились интеллигентными людьми. Среди моих коллег, например, тоже есть бывшие «дворовые». Феномен исчезает, так как изменилась система деятельности.

На улицах иногда действительно сидят «на кортах», но это совершенно разные люди, не обязательно «гопота». Есть ощущение, что это скорее стиль поведения деревенских людей им попросту негде сидеть. Устал, присел такая форма отдыха.

У меня родственники давным-давно приезжали из села, дедушка и внуки его, они ели мороженое, а потом неожиданно все разом и присели. Что касается семок… У нас дома, к примеру, всегда они есть, как и в каждом магазине.

— Как бы вы с точки зрения антропологии описали гопника?

— Само слово «гопник» внешнее. Есть понятия «эндоним» и «экзоним». Первое означает то, как люди называют себя сами, а второе как их зовут окружающие. Так функционируют, к примеру, клички народов.

Кавказцы никогда не станут называть себя «черными». Так же и слово «гопник», оно пришло со стороны.

В последнее время его стали использовать более продвинутые представители групп, освоившие интернет. Как правило, используется слово «пацан». С середины 80-х годов оно стало фактическим названием.

— ТНТ выпускал сериал «Реальные пацаны». Как вы считаете, он развил эту культуру, поднял «пацана» на медийном гребне?

— Сериал появился уже на медийном гребне.

— А может ли девушка быть гопником? Сериал, в частности, разрабатывал образы таких хабалистых, грубых девушек.

— В принципе в таких сообществах редко встречаются девушки, это по большей части мужские образования. Но есть несколько женских типов, например агрессивная «девушка-мальчик», которая ведет себя наравне с пацанами, или, скажем, «общая» девушка. Но, как правило, мужская субкультура включает только подружек пацанов, и они вспомогательные члены группы. В крайнем случае сестер, их очень уважают.

Если девушка входит в уличную среду или, скажем, в группу футбольных фанатов, как правило, она чья-то. Либо она имеет определенную протекцию. Один мой друг, изучающий субкультуры, договаривался с одной из девушек-скиндхедов провести интервью. Девушка пришла не одна. Еще пара парней возникли вместе с ней с вопросом «те че надо?».

— А чисто женские группировки?

— Такие есть. Они занимаются тем же, чем и пацаны: ходят по улицам, дерутся между собой. Только названия у них порой оригинальнее.

К примеру, я знаю, что в Ульяновске существовало объединение «Монализовские». (Смеется.) Среди них были боевые девчонки, призывающие объединяться.

Но там тоже, видимо, были покровители. Это мужской мир, куда иногда пускают девушек, но, как правило, те должны с ним определенным образом соотноситься. Иначе могут возникнуть проблемы. Один исследователь описывал, как в Казани пацаны отлавливали девушек из группировки и подвергали их сексуальному насилию.

— Моя знакомая из Одессы, с Поскота, самого опасного района в городе, состояла в такой группировке. Она могла за себя постоять, но и получала. И как-то она сказала, что объединение в группировки было своеобразной имитацией семьи, способом решить свои проблемы.

— Есть такое явление игровое создание семьи в молодежных сообществах. Роли детей, родителей и супругов условно распределяются между теми, кто состоит в группе. Причем в случае муж-жена далеко не обязательно речь идет о сексуальных контактах, это только форма взаимоотношений. Что интересно, люди, которые создают подобные формации, могут в обычной жизни особо и не общаться между собой, только в процессе игрового контакта. Ваша подруга, видимо, отрефлексировала сложившуюся ситуацию.

Но когда мы говорим про уличные группировки, мы выходим за рамки субкультурности. Это разные сферы. Большая часть молодежи не принадлежит к субкультурам, сейчас они и вовсе исчезают по причине ненадобности.

Раньше участие в субкультурных объединениях было частью жизни, одним из путей социализации.

По себе могу сказать, что для меня это было моментом взросления, так мы обретали чувство свободы. Я был хиппи.

— Наркотики употребляли?

— Раза три, только легкие и без особого интереса. Автостопом много путешествовал в свое время. Но мало тусовался, у меня был свой круг общения, не связанный с волосатыми. Субкультура была для меня «выездной» формой, я становился хиппи, когда покидал Москву.

Тот период действительно дал мне внутреннее чувство свободы, которое осталось со мной по сей день как часть личности. Отсутствие свободы не грызет меня изнутри. У меня есть этот опыт, а пережитое в юношеском возрасте становится частью личности.

Сейчас иногда, как и все замученные жизнью, думаю, может, бросить все и уехать подальше. Но потом вспоминаю, ведь у меня это уже было в жизни.

— Получается, если я не была частью никакой субкультуры, то в будущем меня может на это прорвать?

— В субкультуру вряд ли потянет, все-таки это форма деятельности, больше «заточенная» под молодежь. Но есть такое понятие «нагуляться в юности». Если в юности была, скажем, оголтелая любовь, то в зрелом возрасте человек будет лучше контролировать свои чувства. Некоторые эмоции лучше испытать в юности. Но для каждого такой путь индивидуален; например, для большинства людей субкультурные формы деятельности не интересны ни в юности, ни в зрелом возрасте.

Для каждого возраста существуют определенные задачи и потребности развития. Старший подростковый и юношеский возраст  это большая потребность в общении со сверстниками, повышенная эмоциональность, ощущение новизны, поисковое сексуальное поведение (у кого-то оно выражается в обретении семьи, у кого-то — в частой смене партнеров).

Все это, в сущности, игра в жизнь, прорабатывание жизненных моделей. Умение играть свойство человека как высокоразвитого существа, только наш вид может продолжать играть на протяжении всей жизни.

С точки зрения выживания действие абсолютно бесполезное. Человек занимается им, поскольку обладает интеллектом.

— То есть если человек живет размеренной жизнью, не выпендривается, эксцентричных действий не производит, то можно ставить на нем крест? Он больше не развивается?

— Это зависит от индивидуальных особенностей личности, которые определяют предпочтения как в юности, так и в зрелом возрасте. Кроме того, в модернизированном обществе мы живем чуть больше века, раньше перед людьми не стояли вопросы самоопределения или встраивания в социальную систему. За отрочеством сразу шла зрелость; вступление в брак происходило лет в восемнадцать почти что в обязательном порядке. Расписание жизни было более простым.

Каждое поколение молодежи имеет право на собственную эмоциональную жизнь. Если оно не глупое, то всегда находит для ее воплощения новые способы, и сейчас мы наблюдаем именно этот процесс. Информационный рай и расширенные коммуникации  основная причина, почему субкультурность исчезла. В интернете обнаружить людей по интересам гораздо проще.

— Появление тиндера и других сервисов сверхбыстрых знакомств часто связывают с развитием социальной инфантильности. Люди боятся ответственности, после 30 живут с родителями…

— Я живу с родителями всю свою жизнь и не вижу в этом препятствий для саморазвития и самореализации. Но, действительно, есть определенные исследования о том, что уровень инфантильности возрос. Качество жизни улучшается, и потребность в быстром взрослении становится все меньше.

— Если говорить о субкультурах, почему некоторые так быстро исчезают?

— Потому что ограничиваются стилистикой, внешним видом, нет совместной деятельности. Лишь мода на имидж.

— Но, например, эмо манифестировали побег от внешнего мира к внутреннему.

— Видимо, не прижилось. Девушки и юноши, склонные к «побегу от внутреннего мира к внешнему», выбрали другие пути. Понимаете, сообщество людей существует долго и воспроизводится из поколения в поколение, когда ему есть чем заниматься. Например, байкерское движение существует, потому что они гоняют на мотоциклах. Рок-тусовка  за счет рок-музыки.

Кстати, это очень важно для субкультуры наличие собственной музыки. По этому принципу долго существовали скинхеды.

— И сейчас существуют, только подпольно. По крайней мере, один мой друг заявляет, что в душе он скинхед, что скины всегда были, есть и будут. Хотя эмо он тоже был.

— Есть люди, которые в душе готы или средневековые рыцари. Состояние души это про идентичность. Субкультуры могут существовать как идентичность, к примеру, молодежного движения: хиппи больше нет, а хиппи по душевному состоянию есть.

Возвращаясь к эмо, у них были музыкальные стили, но не было деятельности.

 Сейчас появляется направление с довольно наивным названием винишко-тян. С производным винишко все понятно, а тян — это…

— Девушка, персонаж из аниме.

— Я рада, что мы с вами говорим на одном языке.

— Ну, тянок надо знать. (Смеется.)

— Так вот, винишко-тян коротко стригутся, красят волосы в яркие цвета. Говорят, что вроде как о высоком думают, выглядят соответственно. Однако по большей части пьют вино и ничего собой не представляют. Соответствующих этому описанию девушек сейчас очень много в инстаграме, вконтакте, на улицах…

— История с винишко-тян — пример того, как субкультура конструируется в нынешних условиях интернета. В конце прошедшего лета эта тема возникла на «Дваче», и, как понимаю, она изначально воспринималась как прикол. Был создан комический образ девушки, причем комизм был выстроен на противоречии: с одной стороны, девушка интеллигентная, начитанная и романтическая; с другой — она пьяница, распутница и дурочка. Те, кто придумал этот прикол, искали в интернете фотографии девушек, подходящих под заданные условия, и публиковали их как якобы представительниц «винишек».

Появилось визуальное творчество на эту тему: разные отфотошопленные картинки, демотиваторы и прочее. Придумали название образу (обсуждались и другие варианты). Несколько видеоблогерш выступили в образе «винишко-тян». Ключевым моментом стало появление сюжета на телеканале «Россия-24», в котором заявлялось: да, такая субкультура есть, девушки действительно пьяницы, распутницы и дурочки, хоть и читают Достоевского.

В итоге мы видим ситуацию: в реальности «винишки-тян» — это виртуальная игра и не более того, а девушек, которые считали бы себя «винишками», нет.

Несколько лет назад так же обсуждали «ванилек». В реальности таких девушек было не найти, знаю людей, которые пытались. В итоге все, к кому они подходили, отвечали, что они не особо-то «ванильки», а вот на другом районе живет одна настоящая.

Ситуация с «винишками-тян» — пример того, как «субкультуры» создают журналисты и чиновники. Мы живем в эпоху моральных паник, неудивительно, что появляются люди, которые профессионально занимаются созданием таких паник. В частности, создание медийных образов субкультур во многом их заслуга. Кто-то написал, остальные журналисты подхватывают тему такие фантомы быстро возникают и так же быстро исчезают. К примеру, несколько лет назад появилось слово «метросексуал». К этой группе отнесли мужчин, которые прилично одевались, любили парфюмерию, следили за собой, иными словами, были щеголями. Этот новый тип мужчины придумали СМИ. Около года все активно этой формулировкой пользовались. Когда тему высосали и она стала неинтересна, слово исчезло, а мужчины, которые хорошо одеваются, как ходили, так и ходят, никто их не трогает. Они были, есть и будут, но как какое-либо социальное движение их представлять бессмысленно.

Получать последние обновления сайта