Жар химического солнца. Почему средства для искусственного загара могут быть небезопасны

Стремление к загару во многих странах остается одним из самых распространенных и социально одобряемых желаний в области модификации тела — несмотря на то, что связь между длительным пребыванием под ультрафиолетовыми лучами и риском развития рака кожи давно доказана. Современная косметическая индустрия позволяет получить бронзовую кожу без продолжительного пребывания на солнце или в солярии. Однако, как и в случае с естественным загаром, загар косметический может оказаться небезопасным. Химик Илья Чикунов рассказывает читателям «Ножа» о возможных побочных эффектах разных средств для автозагара, которые были зарегистрированы или же предполагаются исследователями-медиками.

От редакции: Данные, приводимые автором, не являются в полной мере доказательствами вреда или пользы тех или иных средств, но представляют собой обзор медицинских гипотез и отдельных случаев из клинической практики.

Красота и загар

Вопросы красоты, физической привлекательности и их критериев волнуют людей с давних времен. Сейчас обсуждение вышло на новый уровень, особенно среди деятелей западной науки и культуры. Не так давно профессор философии Хизер Уиддоуз (Heather Widdows), специализирующаяся в сфере этики, издала книгу, в которой утверждается, что доминирующими и практически обязательными этическими идеалами стали красота и стремление к ней. Цель работы в том, чтобы установить природу личности в теле, преобразующемся путем различных манипуляций из субъективно дефектного в эталонное воображаемое.

Книга содержит несколько основных посылов. В начале приводится аргумент в пользу того, что красота является всё более востребованным этическим идеалом, и излагаются его основные черты. Уиддоуз показывает, как понятие «красивый» нагружается смыслом «хороший». Другой важный аспект — это обретение красотой некой самоценности. Идеал красоты в этическом плане считается коллективным, поскольку он стал широко разделяемой моральной основой. Кроме того, нормы красоты стали важнее, чем социальные или некие другие разумные нормы, а их несоблюдение связано с отвращением и презрением окружающих.

В главе A New (Miss) World Order? Уиддоуз утверждает, что, даже несмотря на отсутствие единого всеобщего идеала красоты, местные идеалы стремятся к глобальному, смешиваются друг с другом, становясь всё более однородными, чтобы соответствовать новым мировым стандартам. Заметили это и другие ученые. Контент-анализ рекламы косметики в британских и кенийских журналах с 1955 по 1975 год (колониальный период) и с 2000 по 2010 год (постколониальный период), посвященных образу жизни женщин, показал: изменения в британских изданиях подтверждают, что тон кожи моделей становится темнее, тогда как в кенийских — светлее. Это усреднение предпочтений подтверждает выводы Уиддоуз о стремлении к глобальному стандарту красоты.

Уиддоуз заключает, что по мере того, как идеал красоты расширяется, прилагать даже минимальные усилия, чтобы быть достаточно красивыми, становится всё тяжелее. Уиддоуз признает, что сексуальная объективация является важной частью стандартов красоты, но она стремится исключить секс из уравнения, чтобы подчеркнуть, что он не обязательно является частью идеалов красоты и нашей оценки этих идеалов.

Читайте также

Саморазвитие — или смерть! Как родилась индустрия «личностного роста» и куда она нас привела

Одним из аспектов, обуславливающих физическую красоту и привлекательность, является состояние кожи, ее структура и цвет. Это подтверждают результаты изучения взаимосвязи между цветом кожи и уровнем воспринимаемой физической привлекательности. 79 испытуемых студенток (18–28 лет) оценивали изображения потенциальных моделей, женщин с разным оттенком кожи, которые могли бы использоваться в предстоящей рекламной кампании. Затем по собранным данным определили, действительно ли цвет и тон кожи могут влиять на стереотип физической привлекательности. Результаты показали, что светло-коричневая загорелая кожа воспринимается как наиболее привлекательная независимо от расы модели. Другую группу — 79 женщин в возрасте 15–50 лет из Австралии — спросили о роли загара, их взглядах на средства для загара и о вероятности их использования. Оказалось, что восприятие загара этими женщинами согласуется с повышением самооценки, улучшением социального взаимодействия и восприятия собственного тела.

Небезынтересной является тенденция, наблюдаемая в регионах, где проживают люди с темным цветом кожи. Среди жителей Азии и Африки пользуются популярностью средства и методы для осветления кожи, в том числе внутривенные вливания, что также подтверждает идею глобализации стандартов красоты.

Современные эстетические идеалы повышают популярность средств, улучшающих внешний вид. Загар у людей с европеоидной внешностью ассоциируется с успехом, красотой и здоровьем, а стремление избежать воздействия ультрафиолета подталкивает потребителей к применению автозагара. Неудивительно, что люди хотят обзавестись заманчивым оттенком кожи. Но какую цену они готовы заплатить за это?

Загар разделяют на естественный, образующийся под действием солнечного света, и искусственный. Последнее определение несколько размыто, особенно в русскоязычных источниках. Искусственный загар получают с помощью источников УФ-излучения. С другой стороны, сюда же относят загар, вызванный применением средств для автозагара. Эти средства делят на бронзеры (бронзанты), акселераторы загара, автобронзанты (автобронзеры). Автозагар может определяться как «искусственный, приобретенный с помощью специального средства», и в то же время как «средство для искусственного загара».

Не углубляясь в споры о терминологии, остановимся преимущественно на средствах, которые вызывают пигментацию кожи посредством химических реакций в роговом слое или воздействия на молекулярно-биологическом уровне. При автозагаре образование и степень пигментации могут значительно отличаться от естественного цвета как оттенком, так и неравномерностью. Бронзанты, по сути, всего лишь краски, наносимые на поверхность кожи, для удаления которых достаточно принять душ, тогда как автобронзанты остаются в организме на долгое время.

Популярные средства для автозагара

История автозагара начинается с 1940-х годов. Первое средство, дигидроксиацетон (DHA), изначально в 1930-х использовали в качестве лекарственного препарата для лечения диабета. Пожелтение десен и появление зубного налета во время этих процедур привели к идее использовать его для окрашивания кожи. Первый лосьон для автозагара был выпущен в 1945 году в Калифорнии. С 1950-х, когда доктор Ева Витгенштейн (Dr. Eva Wittgenstein) из Университета Цинциннати (США) исследовала способность DHA вызывать пигментацию кожи, интерес к этому соединению резко повысился. Отправной точкой для ее работ послужила информация о появлении коричневых пятен на коже детей, принимавших DHA-содержащие препараты, предназначенные для лечения гликогеноза. Дети часто выплевывали лекарство, и оно попадало на кожу, окрашивая ее в местах контакта. В 1960-х годах лосьон для загара был представлен широкой публике, и с этого момента многие стали использовать его в качестве альтернативы естественному солнечному свету или солярию. Люди обратили внимание на предупреждения дерматологов о вреде воздействия солнечного света, широко распространенные в СМИ, и натуральный загар стал чем-то устаревшим.

Существует обширный список препаратов для автозагара, который включает каротиноиды (ликопин, β-каротин, кантаксантин), классические продукты на основе DHA, SIK-ингибиторы, продукты на основе тирозина, пептидные аналоги α-меланоцитстимулирующего гормона и многие другие, менее распространенные или вовсе не нашедшие коммерческого применения. Также доступно несколько средств для окрашивания кожи, имитирующих загар и затрагивающих только эпидермис. Прямые красители — самые старые из используемых, они зачастую имеют растительное происхождение: нафтохиноны (грецкий орех), дубильные вещества и галловая кислота (конский каштан) и дубильные вещества из черного чая. Здесь они не рассматриваются.

Практически все средства для автозагара, представленные в настоящее время на рынке, основаны на дигидроксиацетоне (DHA), без других активных ингредиентов или с добавлением акселераторов загара: эритрулозы, троксерутина, нафтохинонов или производных тирозина. Механизм действия DHA совершенно уникален, а полученный цвет имеет мало общего с естественной пигментацией. Окраска кожи, похожая на натуральный загар, обусловлена ​​химическим сочетанием DHA, являющегося кетоном, с аминокислотами по реакции Майяра, той же самой реакции, которая создает красивую и ароматную корочку на хорошо прожаренном стейке. В роговом слое фиксируются меланоидины, полимерные пигменты, которые остаются там до тех пор, пока чешуйки, формирующие роговой слой кожного покрова, не отслаиваются. Таким образом, эта окраска является полуперманентной.

Следует различать меланины, меланоидины и меланоциты. Первые представляют собой натуральные эпидермальные полимерные пигменты, возникающие в результате преобразования тирозина во время меланогенеза. Вторые — искусственные полимерные пигменты, которые влияют только на роговой слой и образуются в результате комбинации кетоновых или альдегидных соединений с аминокислотами в коже. α-Меланоциты — это пигмент-продуцирующие клетки, вырабатывающие меланин.

Эритрулоза представляет собой кетосахар, который, как и DHA, может сочетаться с аминокислотами. Сама по себе она не обеспечивает интенсивности окраски, но в сочетании с DHA позволяет получить более однородный и стойкий загар. Троксерутин — это полусинтетическая молекула, полученная на основе рутина, которая используется в медицине для лечения венозной недостаточности. Троксерутин не вызывает появления цвета, однако в комбинации с DHA способствует образованию более устойчивого оттенка. Производные тирозина ускоряют развитие пигментации, поставляя аминокислоту для меланогенеза и продлевая действие DHA.

В 2018 году вышел крупный обзор, в котором авторы обобщили нежелательные эффекты средств на основе DHA. На клеточном уровне во время реакции Майяра DHA реагирует с белками кератиноцитов, вызывая окисление и приводя к образованию свободных радикалов и цепным реакциям, ведущим к повреждению кожи. Гликированные белки плохо распознаются ферментами и накапливаются в матриксе, затормаживая обновление кожной ткани. Параллельно протекает гликирование ДНК, то есть повреждение нуклеиновых кислот. Конечные продукты гликирования представляют собой гликотоксины (AGE-DNA), которые способствуют преждевременному старению кожи. Избыточные количества AGE в тканях организма могут вызывать окислительный стресс и воспаление и связаны с развитием хронических дегенеративных нарушений, таких как болезнь Альцгеймера, сердечно-сосудистые заболевания и диабет.

Распространенные лосьоны и кремы с содержанием DHA (от 5% и более) повышают восприимчивость кожи к повреждению свободными радикалами под действием солнечного света на протяжении 24 часов после нанесения. Также обнаружено, что в коже, обработанной DHA, во время пребывания на солнце образуется на 180% больше радикалов по сравнению с необработанной, поэтому при использовании автозагара необходимо как можно меньше бывать на солнце.

Может быть интересно

«Индол ассоциируется с запахом фекалий, но он есть в жасмине». Интервью с флейвористом о химии ароматов

Управление по контролю качества продуктов и лекарств США (FDA) не одобрило использование продуктов, содержащих DHA и наносимых в виде аэрозолей, из-за их возможного воздействия на глаза, прилегающие мягкие ткани, губы или слизистые оболочки или попадания внутрь. Как таковой статистики возникновения побочных эффектов DHA нет, однако медики проявляли озабоченность в связи с тем, что регулярное использование автозагара увеличивает риск заболеваний легких — рака, астмы и хронической обструктивной болезни. Побочные эффекты аэрозольных композиций, о которых потребители сообщали в FDA, включают сыпь, кашель, головокружение и обмороки. Несмотря на доступность лосьонов для загара на протяжении многих лет, первые два доказанных случая контактной аллергии на DHA были зарегистрированы лишь в 1991 году.

Прим. ред.: Таким образом, сравнительную безопасность натурального загара и загара с использованием DHA оценить не представляется возможным, а аллергии носят характер отдельных, редко встречающихся случаев.

Контролируемое исследование эффектов в результате длительного использования продуктов для загара, содержащих DHA, на мексиканских голых собаках показало, что обработка кожи пятипроцентным раствором DHA в течение 42 дней привело к повреждениям рогового слоя и тяжелому контактному дерматиту.

Хотя ранее считалось, что проникновение DHA ограничено омертвевшим внешним слоем кожи, в отчете FDA указывают, что около 11% нанесенного DHA проникает в живые клетки эпидермиса и дермы. Кроме того, исследование, проведенное на культивируемых клетках мышей, подтвердило, что DHA вызывает повреждение ДНК, блокировку клеточного цикла и апоптоз в живых клетках, что связано с образованием свободных радикалов. Другое исследование показало, что использование девятипроцентного спрея DHA подавляет выработку витамина D, который снижает вероятность развития примерно 20 типов рака.

Прим. ред.: Снижение выработки витамина D в результате использования девятипроцентного спрея DHA само по себе еще не приводит к увеличению вероятности развития рака. Можно говорить лишь о том, что есть основания считать данную гипотезу нуждающейся в проверке.

В отчете Научного комитета по обеспечению безопасности потребителей (SCCS, ЕС) приведены результаты различных испытаний. DHA проявил мутагенную активность на двух тестируемых штаммах бактерий. Также отмечено, что исследований по изучению канцерогенных свойств DHA не проводилось, кроме работы 1984 года, из которой эксперты SCCS не смогли сделать каких-либо выводов.

Чтобы получить средства для автозагара в форме спрея, в них добавляют ароматизаторы и консерванты, включая парабены, связанные с появлением розацеа и аллергического контактного дерматита. Рекомендуется избегать вдыхания тумана, образованного спреем, и закрывать глаза и рот во время нанесения продукта или использовать одноразовое белье, фильтры для носа и средства защиты глаз. Применение продуктов с DHA изменяет внешний вид пигментированных кожных поражений и значительно влияет на результаты дерматоскопии, повышая риск проведения ненужных биопсий или иссечений. Неоднозначные поражения кожи регистрировались чаще после использования DHA (42% против 12% и 69% против 19%, дерматоскопию проводили два эксперта). Кроме того, фолликулярная пигментация, напоминающая пигментацию лентиго, также значительно чаще наблюдалась после использования DHA, чем до этого (81% против 12%; 69% против 15%), — в этих случаях эксперты рекомендовали биопсию.

Прим. ред.: Упомянутое исследование проводилось на очень небольшой выборке и не показывало связь найденных изменений с раком кожи. Клинические рекомендации, предлагаемые его авторами, включают в себя прояснение вопроса о том, использовались ли пациентом средства на основе DHA (тем самым можно исключить и ненужные биопсии).

Исследование одного клинического случая позволило по-новому взглянуть на послеоперационное повреждение кожи. У 34-летней пациентки, которая за два дня до операции применяла спрей для загара, после хирургической процедуры (лизис спаек, вапоризация эндометриоза и миомэктомия) врачи отметили эритему и разрушение глубокого слоя кожи в месте наложения медицинской клейкой ленты. Пациентка подверглась комбинированному воздействию химических веществ, содержащихся в средстве для загара, предоперационных антисептических растворах и использованной липкой ленте. Таким образом, рекомендуется избегать средств для автозагара перед операциями.

Прим. ред.: Эта рекомендация базируется на единственном известном случае, частота подобных случаев и их реальные причины не установлены.

Загар в таблетках

Другие средства для автозагара еще менее безобидны, чем DHA. Например, так называемые таблетки для загара (Tanning Pills), не одобренные к применению или одобренные с ограничениями, но продаваемые через онлайн-магазины. Наиболее распространенным действующим веществом является кето-каротиноид кантаксантин. В частности, FDA запретило таблетки для симулирования загара, содержащие кантаксантин в дозировках намного выше допустимых, из-за их значительных побочных эффектов при приеме внутрь в больших количествах. Характерными последствиями приема кантаксантина являются стул красного цвета, оранжевые ладони и подошвы. Некоторые из побочных эффектов включают желудочно-кишечные расстройства, крапивницу, гепатит, ретинопатию (примерно у 12% потребителей) и потенциально смертельную апластическую анемию. Описан клинический случай со смертельным исходом после использования кантаксантина молодой женщиной.

Существующие пути распространения препарата затрудняют мониторинг токсических эффектов. Таким образом, частота побочных эффектов, связанных с использованием кантаксантина, неизвестна. Кантаксантин оказывает сильное влияние на физические свойства липидных мембран, что может объяснить его токсическое действие. Даже если существующий риск токсических эффектов невелик, использование препарата в косметических целях неоправданно.

Прим. ред.: Исследование кантаксантин-зависимой ретинопатии, которое упоминает автор, проводилось 40 лет назад на небольшой выборке. Указанные случаи ретинопатии не приводили ни к каким изменениям зрения.

Еще один распространенный ингредиент в таблетках для загара — β-каротин. Он поступает в организм естественным путем при употреблении в пищу фруктов и овощей и способствует образованию желтого пигмента в коже человека. Считается, что его отложение в коже защищает от вредного воздействия как естественного, так и искусственного УФ-излучения, повышая устойчивость кожи к возникновению солнечных ожогов. С другой стороны, известно, что прием дополнительных количеств β-каротина увеличивает риск рака легких у курильщиков, а употребление алкоголя с β-каротином может снизить его способность превращаться в ретинол и, возможно, привести к гепатотоксичности, сердечно-сосудистым осложнениям и канцерогенезу. Для получения эффекта, похожего на загар, β-каротин принимают по 120 мг в день, тогда как физиологическая суточная потребность взрослых людей — всего лишь 5 мг. Несложно посчитать, во сколько раз превышается норма.

Прим. ред.: Никаких доказательств опасности совместного употребления алкоголя с β-каротином на сегодня нет. Это утверждение можно считать лишь имеющей основания гипотезой. Напротив, утверждение о том, что прием дополнительных количеств β-каротина увеличивает риск рака легких у курильщиков, действительно подтверждено.

Читайте также

Мозг и сахар. Почему торт не поможет думать и как остаться стройным при умственных нагрузках

Средства для загара, содержащие каротиноиды, сами по себе не изменяют тон кожи. Будучи окрашенными в желто-оранжевый или красный цвет жирорастворимыми веществами, они просто накапливаются в подкожно-жировой клетчатке, вызывая ее потемнение и симулируя загар.

…и ампулы для Барби

Наиболее мощными и опасными средствами для автозагара являются пептидные аналоги α-MSH, гормона, стимулирующего α-меланоциты. α-MSH вырабатывается гипофизом и является одним из важнейших меланоцитстимулирующих гормонов (MSHs), обуславливающих пигментацию кожи и волос у млекопитающих. Он также влияет на пищевое поведение, сексуальную активность и энергетический гомеостаз.

Исследуя α-MSH, в 1980 году группа американских ученых синтезировала его более активное производное, которое может вызывать пигментацию кожи без воздействия солнечного света. Это соединение получило название меланотан 1 (melanotan, «мелано-загар», син. афамеланотид) (рис. 1).

Рис. 1. Аминокислотные последовательности α-MSH и его аналогов; синим цветом выделена общая минимальная биологически активная последовательность

Афамеланотид представляет собой пептид, тесно связанный с α-MSH. Этот препарат усиливает пигментацию и в форме подкожного импланта разрешен для лечения эритропоэтической протопорфирии (заболевания, характеризующегося повышенной чувствительностью к солнечному свету). Афамеланотид может вызывать потемнение ранее существовавших пигментных поражений, что требует соответствующего медицинского наблюдения. Побочные эффекты включают головную боль (20%), мигрень, головокружение, тошноту (19%), кожный зуд и реакции в месте введения импланта (21%); часто — от ≥ 1% до < 10% — боль в спине, инфекции верхних дыхательных путей, снижение аппетита, слабость, сонливость, чувство жара, боль в животе, диарею, рвоту, покраснение кожи, развитие бородавок, пятен и веснушек. Описан случай возникновения 22-часового приапизма после подкожной инъекции неизвестной дозы афамеланотида, приобретенного в магазине спортивного питания, в качестве средства для загара.

Прим. ред.: Тем не менее частота подобных случаев остается неизвестной.

Варьирование структуры производных α-MSH привело к созданию нового высокоактивного циклического пептида, меланотан 2, тысячекратно превосходящего нативный α-MSH (рис. 1). Меланотан 2 отличается особым расположением аминокислот.

Меланотан 2 также вызывает сексуальную стимуляцию, которая иногда неконтролируема. Это связано с воздействием препарата на центральную нервную систему. В отличие от популярного средства для лечения эректильной дисфункции — ингибитора фосфодиэстеразы силденафила, который действует на периферическом уровне, после приема меланотана 2 стойкий эффект наступает даже без сексуальной стимуляции. Передозировка встречается относительно часто и обычно ведет к госпитализации из-за возникновения приапизма. Описан клинический случай передозировки меланотана 2 (10 мг), приведший к восьмичасовому приапизму, сопровождавшемуся рвотой. Воздействие меланотана 2 на сексуальную функцию изучали как один из подходов к лечению эректильной дисфункции и обнаружили, что оно является дозозависимым. Приливы крови, потеря аппетита, тошнота и рвота дополняют побочные эффекты препарата. Интересно, что близкое по структуре производное, бремелатонид (рис. 1), специфично для сексуальной стимуляции и используется при гиполибидемии (снижении полового влечения) у женщин в пременопаузе. Как и другие аналоги α-MSH, он может вызывать очаговую гиперпигментацию. Меланотан 2 получил широкое распространение и часто упоминается в новостях под сленговым названием Barbie drug — «наркотик для Барби».

Все перечисленные продукты не лишены токсичности, выражающейся в возникновении почечной дисфункции, рабдомиолиза, энцефалопатии и симпатикомиметических симптомов. Частое их использование может привести к развитию меланомы, о чем по понятным причинам не упоминают продавцы этих средств. Описаны случаи появления гиперпигментации, невусов и меланомы у потребителей нелегально приобретенного меланотана 2. Так, в обзоре 2015 года рассмотрены 21 клинический случай и 18 испытаний, связанных с возникновением побочных эффектов после использования препарата. Известно о развитии меланомы и диспластических невусов всего лишь после семи инъекций меланотана 2 (рис. 2). Однако ранее исследователи считали появление новообразований случайным совпадением или ставили под сомнение содержание меланотана 2 в примененных пациентами веществах.

Прим. ред.: Авторы исследования утверждают: большинство побочных эффектов малозначительны, а наличие прямых связей между использованием меланотана 2 и меланомой пока не является установленным.

Другие риски включают возможность распространения инфекций, передающихся через кровь. Как и для других нелегальных препаратов, частота нежелательных эффектов до конца неясна.

Рис. 2. Меланома 5×3 мм у 23-летней пациентки после семи инъекций меланотана 2 (Источник: Ong, S. and Bowling, J. (2012), Melanotan‐associated melanoma in situ. Australasian Journal of Dermatology, 53: 301–302)

Меланома среди онкозаболеваний находится на 5–7 месте по частоте встречаемости. По прогнозам Американского общества рака, в США в 2020 году должно было быть зарегистрировано около 100 тысяч новых случаев меланомы. В России в 2018 году​ было зарегистрировано 12 тысяч новых случаев.

Может быть интересно

Нейросети, виртуальная реальность и нанороботы в сперме. Какой станет медицина будущего

Так как при применении аналогов α-MSH пигментация может развиться без воздействия солнца, то их можно отнести к средства для автозагара. Эти соединения не являются косметическими продуктами, поскольку их вводят инъекционно или в виде подкожных имплантатов, хотя известно несколько патентов на применение меланотана 2 методом нанесения на кожу. Продукты, содержащие синтетические аналоги α-MSH, продаются нерегулируемыми поставщиками через онлайн-магазины в интернете без предварительной проверки и разрешений, что делает их еще более опасными из-за возможной фальсификации, присутствия различных неизвестных примесей или нестерильности продукта, что критично в случае инъекционных препаратов. Кроме того, повышается вероятность передозировки из-за неизвестного точного содержания высокоактивного компонента. Показательным является эксперимент, проведенный в 2015 году, когда группа экспертов изучила 73 препарата для автозагара на основе меланотана 2, из разных интернет-магазинов. Продукты от половины продавцов оказались значительно загрязнены, а содержание в них меланотана 2 было на 20–60% ниже заявленного. Судя по всему, абсолютное большинство известных случаев возникновения серьезных побочных эффектов обусловлено именно применением неконтролируемых препаратов.

Прим. ред.: Характер выявленных загрязнений и их потенциальная опасность остаются неизвестными.

Заключение

Одна из самых распространенных причин, по которой люди загорают, — вера в то, что с загаром они будут выглядеть привлекательнее. Загар (или его отсутствие), конечно, дело личного предпочтения, однако на решение порой влияют культурные факторы (которые подвержены эволюции во времени). Понимание того, почему потребители выбирают те или иные способы получения загара, важно для их адекватного информирования и сдерживания поведения.

Независимо от того, каким образом получен загар, происходят повреждения кожи и ее преждевременное старение. Следует учитывать и социальные факторы, влияющие на популярность загара. Люди часто считают, что автозагар — безопасная альтернатива солнечному свету или солярию. Предоставление достоверной информации о рисках развития заболеваний, связанных со способами получения загара, и ущербе, который они наносят, очень важно для сохранения здоровья.

Исследователи рассмотрели все средства, вызывающие загар кожи, включая солнце, солярий, препараты местного действия, таблетки для загара и инъекции аналогов меланоцитстимулирующего гормона, и пришли к выводу, что безопасного загара не существует и врачи должны давать соответствующие рекомендации своим пациентам. Ученые считают, что любители загара представляют группу повышенного риска и должны регулярно обследоваться на предмет рака кожи. Максимально высокому риску развития рака кожи подвергаются люди фототипа I по шкале Фитцпатрика (светлая кожа, глаза и волосы, легко обгорают).

Таким образом, выбирая между загаром и бледность, необходимо тщательно взвешивать возможные преимущества и риски, им сопутствующие.