Любовь по формуле: как математику можно применять к отношениям

Личный опыт: как я работал учителем английского в частной школе во Вьетнаме

Сегодня среди путешественников популярная тема — подзаработать, преподавая английский в Азии. Кажется, что это несложно, к тому же оплачивается достойно: порядка 1000 долларов за 100 часов работы в месяц, то есть всего-то 4 часа в день. Манимый романтикой азиатского гастарбайтинга, поддался на эту авантюру и я.
По специальности я учитель английского и немецкого языков, окончил иняз МПГУ с дипломом бакалавра по специальности «Лингвистика», также у меня есть справка от МПГУ о прослушивании в течение 5 лет курсов по специальности «Теория и методика преподавания иностранных языков и культур».

Поиск работы

Я начал искать работу учителем английского языка во Вьетнаме, когда находился в Лаосе. В этом мне помогли группы в фейсбуке, такие как Vietnam Teaching Jobs и им подобные. В них ежедневно появляется 10–20 вакансий.

Среди обычных требований — европейская внешность, диплом бакалавра и наличие международного сертификата о праве преподавания английского языка как иностранного (самое интересное о нем вы узнаете в конце материала).

Последнее требуется не везде (у меня его нет, и, как я думал, мне он и не нужен — ведь я и так преподаватель по специальности). Зарплаты начинаются от 10 долларов в час и достигают 20 долларов, если вы native speaker (уроженец Англии, США, Австралии, Новой Зеландии или ЮАР).

За пять дней я отправил свое резюме в 70 компаний. Я писал, что сертификата у меня нет, зато есть степень бакалавра, три года стажа частных уроков (врал) и справка о прослушивании 5 летних курсов. Для убедительности прикреплял фото диплома и своего европейского лица.
Около половины компаний посчитали лишним отвечать мне, еще треть написала, что нужен сертификат, четыре пригласили на собеседование в Ханое. Так как специально ехать во Вьетнам ради собеседования я не собирался, оставался последний вариант — школа Popodoo smart english в городе Тай Нгуен, которая согласилась провести со мной интервью по скайпу.

Мой уровень английского удовлетворил директора, так что спустя две недели я приземлился в аэропорту Ханоя и получил рабочую визу. Для русских она стоит 5 долларов, для других иностранцев — 20–100 долларов в зависимости от страны.

В школе я успешно прошел личное интервью, послушал два урока другого преподавателя, прошел два трехчасовых тренинга, подписал бумаги о двухнедельном испытательном сроке — и вот я уже учитель, с ключами от собственной комнаты и личным мопедом.

Быт

В главном офисе нашей языковой школы располагались как классы, так и комнаты для преподавателей. Учителей было девять: четверо русских, включая меня, полячка, немец, венгр, американец и итальянец.

Комнаты, в которых мы жили, представляли собой коробки из гипсокартона 4 метра в ширину и 7 в длину. Из мебели: двуспальная жесткая кровать, шкаф, два стула. Стены окрашены в розовый. Кондиционер в каждой комнате, туалет — один на весь этаж, душ — этажом ниже.

Холодильник тоже был один на всех, а помойка находилась прямо у туалета. Ночью через открытые окна в нее постоянно залезали крысы. Когда кто-то выходил в коридор, они пугались и прятались в стиральной машинке, которая стояла в туалете.

Однажды маленькая крыса так меня испугалась, что убежала в переговорную и там залезла по проводам в кондиционер.

Каждому учителю положен мопед, но на практике хватает их не всем, и иногда приходится подвозить друг друга в учебные центры. Все мопеды старые, большинство неисправны по мелочам. Договор аренды требует от учителя мыть и покупать бензин для них, утеря транспорта обойдется в 200 долларов.

Школа и дети

Наша школа — частная, так что детей туда отдавали с трех лет, самым старшим ученикам было по 15.

Вьетнамские дети отличаются непоседливостью и неуважительным отношением к учителям. Кроме того, они постоянно ковыряются в носу и трусах. Многие впервые видят белого человека, поначалу пугаются и плачут.

Уроки проводятся вместе с ассистентами, в роли которых выступают студенты местных вузов. В каждой группе 10–12 учеников. Иногда в уже сформировавшуюся группу приводят новичков, абсолютно не знающих английского, даже если уже пройдено несколько первых уроков.
Класс — комната 6 на 6 метров, компьютер, на стене — интерактивная доска, на полу — мягкие маты и мячи: дети любят побеситься. Зимой помещения не отапливаются, постоянная температура — около 13 градусов, к тому же очень сыро и от этого кажется еще холоднее. Дети и преподаватели занимаются в куртках.

Каждая группа имеет название по городам или штатам: Лейпциг, Калифорния, Сиэтл.

Занятия

В будние дни у меня было всего два полуторачасовых урока: с 17:30 до 19:00 и с 19:30 до 21:00. Они не всегда в одном месте, часто приходилось в перерыве ехать в соседний центр.

Зато в выходные — 4–5 уроков в день. Самый ранний начинается в 8:00, последний заканчивается около девяти вечера. У преподавателя шестидневная рабочая неделя, единственный свободный день — ни в коем случае не суббота или воскресенье.

К занятиям нужно ежедневно составлять планы по образцу, это занимает около часа. От учителя требуется проявлять как можно больше актерского мастерства, веселиться и играть с детьми, не быть скучным и не ругаться. Можно наказывать детей за плохое поведение, ставя в угол на 10–15 минут или лишая участия в играх.

Процесс обучения построен на основе игр и интерактивной доски. Для заучивания новых слов используются карточки с изображением предметов. В начале каждого урока включается мультфильм и приветственная песенка. Дети танцуют, повторяя движения за персонажем из видеоряда.

Произношение у многих детей ужасное, за ним абсолютно не следят и не корректируют, чтобы не быть слишком скучным и навязчивым. Я много времени уделял фонетике, но директор сказала, что дети жалуются родителям на скучную атмосферу уроков.

Жертвой такого отношения была и сама директриса. Она не могла произносить некоторые твердые согласные, например “t” заменяла “s”, в результате чего такие слова, как “meeting” превращались в “missing”, обретая совершенно иные значения.

Игры

Для самых маленьких разработано несколько игр с мячом и карточками.

Например, дети сидят в кругу и передают мяч по кругу под музыку. Когда учитель нажимает стоп, тот, у кого в руках оказался мяч, должен назвать по-английски слово с картинки. Или более активное занятие: карточки раскладываются в ряд, учитель называет слова, а два ученика должны наперегонки показать на картинках их обозначения. В такие моменты в классе царит хаос, так как бегать к картинкам начинают абсолютно все ученики.

Игры на интерактивной доске очень простые: голос говорит слово, ребенок должен показать пальцем предмет на экране. Или такой вариант: распределить предметы по двух разных темам, например «игры» и «моя комната».

В конце каждого урока малышам снова включается песня и видеоряд, они пляшут и веселятся.

Старшие классы

Со старшеклассниками заниматься проще. Они относительно дисциплинированны, уже неплохо говорят по-английски, и играть с ними уже не нужно.

Задания старшим так же элементарны: убрать ненужное слово, подставить пропущенное, распределить слова по порядку в предложении и тому подобные. Грамматике уделяется примерно треть каждого урока.

Произношение у старших учеников тоже отвратительное, половину произносимых ими слов мне приходилось угадывать, опираясь на тему диалога.

Стикеры вместо оценок

И старшие, и младшие ученики в конце урока получают домашнее задание и стикеры.
Стикеры — это своего рода бонусы за хорошее поведение и активность на уроке. Маленькие картинки с изображением различных фантастических персонажей клеятся в рабочую тетрадь на первую страницу.

За верные ответы на уроке ученики получают звезды, которые записываются на доску. Сколько звезд накапливается за урок, столько стикеров и получает ученик.

Оплата труда

В течение испытательного срока зарплата начисляется из расчета 10 долларов в час. После подписания контракта она возрастает до 11 у.е./час.

В месяц платили 1000 долларов. Нормой является отработка 100 часов в месяц, но этот минимум в 1000 долларов у нас выплачивался, даже если их было меньше. Переработка оплачивается по тому же тарифу.

У меня за месяц вышло 1050 долларов по тарифу 10 долларов/час с учетом того, что по выходным я преподавал 4 урока. Если бы их было 5, я заработал бы 1130 долларов.

Итог

По истечении двухнедельного срока начальница сообщила, что я плохо адаптируюсь к детям, мало с ними веселюсь и слишком много требую. Потому испытательный период мне продлили еще на две недели. Мы подписали контракт на 4 месяца с оговоркой, что если я буду недостаточно хорош, компания его расторгнет. Расторгнуть контракт учитель в одностороннем порядке не может.

К концу месяца я устал от этой клоунады и сообщил директору, что недоволен условиями. Она очень сожалела о моем решении, но отказать не могла.

Зарплату выплатили уже через день, несмотря на то, что на дворе было 1 января. Выдается она во вьетнамской валюте и потому выглядит внушительно: я получил 22 миллиона донгов.

Менять их на доллары, к слову, лучше нелегально в ювелирных магазинах, которые таким методом частично легализуют свой товар.

Из этого месяца преподавательской деятельности во Вьетнаме мой вывод однозначен: лучше было родиться в Англии или ЮАР. 10 долларов за час — не слишком хорошие деньги за требуемую клоунаду от дипломированного специалиста.

А международный сертификат, дающий право преподавать английский, как позже выяснилось, все учителя этой школы сделали в фотошопе.