Партнерский материал

Как стать частью современного искусства

Theater & Science по-русски: какие научные спектакли можно посмотреть в Казани, Новосибирске и двух столицах

«Нож» уже рассказал о пересечениях театра и науки от барокко до современности. Предлагаем дополнить теоретические знания практикой: квантовые экспедиции, пьесы о генетиках, рейв-конференции — всё это можно увидеть и в российских городах.

МОСКВА

«Сквозь / Скольжение по возможностям»

Сам жанр спектакля заявлен как «экспедиция», и это действительно двухдневное коллективное путешествие по европейской части России, которое стартует с Курского вокзала и проходит через Курск, Орел, Тулу и менее крупные города вокруг. От науки здесь трактат «Физика и философия» Вернера Гейзенберга, известного формулировкой принципа неопределенности, основой квантовой механики. Фрагменты из Гейзенберга цитируют четверо актрис в ресторанах, за гаражами и по пути в электричках, а в общем чате их иногда комментирует режиссер Всеволод Лисовский. Вообще, этим спектаклем Лисовский предлагает «сменить ньютонианскую парадигму на квантовую». Не чтобы физические законы за время экспедиции становятся более понятными, но два дня путешествий в неизвестном направлении действительно дают какое-то новое ощущение пространства и времени.

«Макс Блэк, или 62 способа подпереть голову рукой»

Хайнер Геббельс, главный адепт театра без людей, зато с пиротехникой и электрической музыкой, поставил этот спектакль еще в 1998 году в Швейцарии, а российская версия идет в Электротеатре «Станиславский» с 2015-го. Макс Блэк на самом деле был крупным аналитическим философом, но у Геббельса сцена превращена в химическую лабораторию: актер Александр Пантелеев смешивает жидкости, раскачивает маятники-горелки, даже играет на странных музыкальных инструментах и иногда читает фрагменты из записных книжек Поля Валери. Параллель между научными озарениями и художественной работой не нова, важнее здесь виртуозный фокус на эстетической стороне науки.


САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Спектакли АХЕ

«Инженерный театр» Павла Исаева и Максима Семченко занимается примерно тем же, чем и Хайнер Геббельс, но с другой интонацией: вместо лирического вглядывания в микромир лабораторий тут вспышки, буйство и кабаре. Проект сформировался еще в 1990-е в питерском андерграунде, с тех пор художники успели поставить, например, каталог известных научных заблуждений и периодическую таблицу. Но чаще инженерные изобретения помогают Исаеву и Семченко разбираться с классическими мифами вроде Фауста или абстрактными понятиями типа диктатуры или вообще взгляда.

«Институт на одну ночь»

Эпистемология выгорания, онтология деградации — такие научные проблемы были поставлены на последней сессии этой, как заявляют организаторки, «альтернативы дневной форме обучения». Доклады читают, а иногда танцуют или, может быть, демонстрируют, в барах под диджей-сеты, участвует в основном питерское интеллектуальное сообщество, от техно-поэта Романа Осминкина до киберфеминисток Йожи Столет, Лики Каревой и Александры Абакшиной, которая проект и придумала. Темы «Института на одну ночь», на самом деле, вполне можно представить и в какой-нибудь модной университетской программе, так что важнее сам формат и поле для интеллектуальных провокаций и юмора, которое открывает работа вне институции.

Спектакли Maailmanloppu

Еще один проект Абакшиной и драматурга Алины Шклярской, который создательницы называют «постанатомическим театром». У Maailmanloppu нет собственной площадки, а значит, нет и репертуара, и предсказать, какой спектакль и где — в баре, в независимом «Скороходе» или на Новой сцене Александринского театра — покажут следующим, невозможно. С химиками, физиками или гидробиологами художницы не сотрудничают, разве что, по заветам Донны Харауэй, с программистками. Maailmanloppu больше занимает производство самодостаточного чувственного знания вместо науки, подчиненной языку: они анализируют сексуальную жизнь «современной женщины Наташи», повседневный распорядок дня в спектакле длительностью целый день, чуть ли не единственные в российском театре внятно говорят о трансгендерности. Представить интонацию Абакшиной и Шклярской можно по интернет-спектаклю «Семь предикатов Саломеи».


НОВОСИБИРСК

«Элементарные частицы»

Новосибирские ученые одомашнили лис, возродили советскую генетику и несколько оттепельных лет прожили в утопическом анклаве, где свободно ходил самиздат, звучала западная музыка и даже велось сексуальное просвещение. Драматург Вячеслав Дурненков взял несколько глубинных интервью у тех, кто еще помнит Академгородок 1960-х, и вместе с режиссером Семеном Александровским собрал из этого трехчастный спектакль. Сначала персонажи рассказывают о жизни в Академгородке, только вместо прошедшего времени пользуются будущим, и вместо исторической реконструкции получается проект утопии. В конце на сцене идет настоящий дождь, и герои под зонтиками читают несколько докладов о реальных научных открытиях. Переломное событие, или вторая часть, — отчет перед партией из-за коллективного письма против «процесса четырех», на сцене читают исторические документы.


КАЗАНЬ

«Копеподы. Путь. Исследования»

«Документальная экодрама» — так заявляют жанр спектакли создатели, режиссеры Ангелина Мигранова и Родион Сабиров и биолог Денис Алтухов. Это трехчастная работа о веслоногих рачках, которые чистят мировой океан и почти вымерли в Черном море. Сперва — образцовый объяснительный театр: четыре вида копеподов представлены людьми с разными характерами. Потом зрелищная наука без комментариев: видеосъемки из экспедиции команды в Севастополь, кадры рачков под микроскопом. Наконец, антиакадемичность и неслучайные случайности: корреляции между количеством разводов и численностью копеподов, сходство между контурами Татарстана и Черного моря.

«Копеподы» выросли из лаборатории «Аннигиляция», первой масштабной российской попытки подружить режиссеров с учеными. Еще там были игры по мотивам поведенческой экономики, исследования рекурсии, измерения акустики — может, когда-нибудь и эти лабораторные эскизы станут спектаклями. А «Копеподов» уже сейчас можно посмотреть не только на казанской площадке «Угол», но и в Москве на июньском фестивале NONAME.

«Индивиды и атомарные предложения»

Дружба между наукой и театром началась в Казани давно. Если копать глубоко, то в 1960-е, когда Булат Галеев руководил здесь светомузыкальной лабораторией НИИ «Прометей». Если брать ближе, то в 2017-м, когда Всеволод Лисовский поставил здесь пьесу Андрея Киселева, которая умещается на одну страницу и состоит из двенадцати математических формул. В спектакле по этому случаю полтора часа читают трактаты Бертрана Рассела и стихи акциониста Дмитрия Пименова, но это только в одном из двух каналов. Смотреть «Индивидов» нужно в наушниках, и обычно зрители выбирают канал, где транслируют звук с микрофонов одного из пяти актеров у серого сценического задника: исполнители шепчут, а звукорежиссер переключается между ними в случайном порядке. Эти монологи к науке не имеют вообще никакого отношения, это просто жизненные истории, иногда смешные, иногда грустные, но со спектакля некоторые уходят с чувством «принципиальной непознаваемости мира» хоть каким способом — впрочем, скорее радостным и интенсивным, чем пессимистичным.

А вот что еще интересно
А вот еще что интересно