Что подарил нам половой отбор и как мы пользуемся этим сейчас?

Популярное

Tom of Finland: художник, сделавший байкеров и лесорубов иконами гей-культуры

Тоуко Лааксонен, известный как «Том из Финляндии», за свою жизнь создал несколько тысяч гомоэротических рисунков, которые стали эстетическим каноном для гей-сообщества. Его персонажи — солдаты в униформе, байкеры в кожаных куртках, рабочие в обтягивающих джинсах — подчеркнуто мужественные, с квадратными челюстями и большими членами. Художник из финской провинции дружил с Робертом Мэпплторпом, его рисунки покупал Энди Уорхол, ими вдохновлялся Фредди Меркьюри. Биография Тома оф Финланд, как и вообще история гомосексуальной культуры второй половины XX века, — это путь из подполья на свет, от страха — к славе.

Фронтовые друзья

Тоуко Лааксонен родился в 1920 году в городке Каарина в семье школьных учителей. Родители поощряли занятия сына искусством и музыкой. В 1939 году Лааксонен переехал в Хельсинки, чтобы учиться на факультете рекламы.

Свободное время он посвящал эротическим рисункам — изображал привлекательных мужчин, с которыми не решался познакомиться в жизни. Эти работы он держал в тайне и уничтожил перед призывом в армию в феврале 1940 года, во время Зимней войны с Советским Союзом.

До Второй мировой Финляндия была преимущественно сельской страной с сильными патриархальными традициями. Большинство жителей ходило в церковь, а гомосексуализм считался уголовным преступлением. Правда, финский историк Сандра Хагман в книге «Семеро странных братьев» приводит свидетельства того, что гомосексуальные контакты в деревне не были чем-то из ряда вон выходящим. На них закрывали глаза до тех пор, пока мужчина прилежно исполнял роль отца семейства. В сельских районах было много возможностей для уединения: бани, леса, домики рыбаков и охотников. А в городах, где геи становились заметными и пытались жить независимо, они подвергались преследованиям и нападениям.

Многие финны впервые попробовали секс с мужчинами на фронте, одним из них стал Тоуко Лааксонен. Война позволила художнику определиться со своими сексуальными предпочтениями и обрести себя. В армии у него пробудился интерес к униформе, проявлениям мужественности, власти и подчинения. Он рисовал немецких солдат и офицеров, потому что их форма была «самой сексуальной».

Поиски сверхчеловека в Германии находили сочувствие по всей Европе: годы войн и революций породили неутолимую тоску по идеалу. Тоуко Лааксонен искал своего совершенного мужчину, сильного и уверенного в себе. От изображения смазливых юнцов он двигался к более «взрослым», мускулистым и жестким типажам.

Фуражки с высокой тульей, галифе и кожаные сапоги, ставшие фирменным знаком художника, заимствованы из нацистской униформы.

После войны Лааксонен почувствовал себя оторванным от корней и привычного круга общения, но впечатления тех лет питали все его творчество. Позже он уточнял, что нацистская философия и расизм ему отвратительны, а в его работах не следует искать политические или идеологические смыслы.

Академия мускулов

В мирное время снова воцарились строгие нравы: институты семьи и церкви пытались вернуть утраченное влияние. Гомосексуальные мужчины, страдавшие и от военных травм, и от чувства вины за свои наклонности, были вынуждены замкнуться и стараться вести «нормальную жизнь». А те, кто решались проявлять свою сексуальность публично, выглядели и вели себя подчеркнуто женственно.

Это было не по душе Тоуко Лааксонену. Он рисовал «настоящих мужчин» из своих грез: моряков и портовых рабочих, увиденных в Хельсинки, фермеров и лесорубов, которых помнил с детства. В его работах мускулистые парни занимались сексом, мастурбировали, наказывали провинившихся — игриво и с улыбкой. Лааксонен хотел, чтобы люди открыто выражали свои эмоции и привязанности, не боясь осуждения и агрессии.

Униформа, связанная с властью, например военная или полицейская, БДСМ-атрибуты — это только часть игры, способ получить особенное удовольствие, а не инструмент подавления и насилия.

После войны Тоуко Лааксонен вернулся к учебе. Он брал уроки в Академии Сибелиуса, главном музыкальном учебном заведении Финляндии, и проявил себя как талантливый пианист. Лааксонен зарабатывал на жизнь работой в рекламном агентстве, по вечерам играл на фортепиано в ресторанах, стал известен в богемном сообществе Хельсинки. И продолжал заниматься, как он сам говорил, «грязными рисунками». В 1953 году в паре кварталов от дома Лааксонен встретил танцора Вели Мякинена, с которым прожил следующие 28 лет.

В то время в Америке переживали пик популярности журналы, посвященные бодибилдингу, где печатали фотографии полуобнаженных мускулистых мужчин. В условиях цензуры, запрещавшей изображение гомосексуальных актов, главной аудиторией этих изданий были геи. В один из таких журналов, Physique Pictorial, в 1956 году Тоуко Лааксонен отправил свои рисунки, подписавшись «Том». Редактор и фотограф Боб Майзер сразу оценил талантливого художника и назвал его по сложившейся в журнале традиции «Томом из Финляндии». Вскоре на обложке очередного номера оказались сплавщики леса, нарисованные Лааксоненом.

Впоследствии работы Тома оф Финланд не раз попадали на обложки Physique Pictorial. Тоуко Лааксонен и Боб Майзер многое сделали для становления канона эротического гей-искусства и ко времени сексуальной революции в конце 60-х считались заслуженными мастерами.

Том из Финляндии едет в Америку

Когда выросло поколение детей, рожденных в послевоенные годы, консерваторы вынужденно отступили. Бэби-бумеры были во многих отношениях более толерантными и информированными, чем их родители. Сексуальная революция шагала по планете вместе с урбанизацией. Те, кто решились разорвать отношения с семьей и малой родиной, могли принять и новые ценности и привычки, в том числе в сексе.

Цензурные ограничения в США стали значительно мягче, журналы для геев разрешили издавать легально, появилась возможность печатать откровенные фотографии обнаженных мужчин. Казалось бы, более натуралистичные изображения должны были вытеснить карандашные рисунки Лааксонена. Но коньком Тома оф Финланд было не жизнеподобие, скорее наоборот.

Его фантазия избавилась от оков: позы и жесты персонажей стали смелее, мышцы и пенисы — больше, детали рисунка — проработаннее. Скрупулезное изображение гипертрофированных признаков маскулинности и невероятных оргий было средством конкуренции с фотографией.

В более простой эстетике Том оф Финланд создавал комиксы о парне по имени Каке, герое, призванном воплотить идеал и фантазии художника.

Тоуко Лааксонен много путешествовал по европейским городам, популярным среди геев. Он наладил связи с заказчиками и издателями за границей. В 1973 году в Гамбурге прошла его первая выставка, пользовавшаяся сомнительным успехом у публики: все рисунки, кроме одного, украли.

К этому времени Лааксонен бросил работу в рекламе и полностью посвятил себя гомоэротическому искусству и общению с людьми, которые его интересовали. Имя Тома оф Финланд стало культовым среди гомосексуальных мужчин, журналы с эротическими рисунками и комиксами отлично продавались. Когда Лааксонен прилетел в Нью-Йорк на открытие своей выставки, его встретили фанаты, затянутые в черную кожу.

В 1971 году в Финляндии однополые отношения перестали считаться преступлением (однако к гомосексуальности продолжали относиться как к болезни вплоть до 1981 года). В Калифорнии, ставшей для Лааксонена вторым домом, «законы против содомии» были отменены в 1976 году.

После смерти партнера Вели Мякинена от рака в 1981 году Том оф Финланд стал чаще приезжать в США: в Хельсинки и Лос-Анджелесе он проводил по полгода. Художник сблизился с группой поклонников, которые называли себя Tom’s Men. Они пытались копировать героев рисунков — облачались в облегающую кожаную одежду, занимались бодибилдингом, делали такие же стрижки. Некоторые стали моделями для Лааксонена: он снимал нужные образы на пленку, а потом срисовывал мужчин с фотографий, усиливая характерные черты и комбинируя детали.

Гордость и предубеждения Тома


Человек, который был таким бескомпромиссным в искусстве, в частной жизни так и не набрался смелости «выйти из шкафа». Семья Лааксонена понятия не имела ни о его гомосексуальности, ни о его известности как художника и гей-иконы.

Только младшая сестра знала, что Тоуко и есть Том оф Финланд. Остальным родственникам это стало известно только после его смерти.

В последние годы жизни Лааксонен болел эмфиземой легких, от лекарств его руки тряслись. От фотографически точной карандашной техники пришлось отказаться, но он продолжал рисовать пастелью. Том оф Финланд умер от инсульта в 1991 году.

Фонд Тома оф Финланд, основанный Тоуко Лааксоненом и его другом Дерком Денером, сохраняет и пропагандирует наследие художника, проводит посвященные ему события, поддерживает тех, кто занимается гомоэротическим искусством. Фонд находится в доме в Лос-Анджелесе, где жил Том, там же — его мемориальная комната.

Признание пришло к художнику в США раньше, чем на родине. Только в 2010-х рисунки Лааксонена стали регулярно выставлять в Финляндии. Теперь Том оф Финланд — важный культурный бренд для страны, под этим именем выпускают секс-товары, парфюмерию, постельное белье и скейтборды.

Творчество Тома оф Финланд стало символом борьбы за равноправие.

В 2014 году финская почтовая служба выпустила набор марок с рисунками Лааксонена — о них написали крупнейшие мировые СМИ, и марки стали самыми продаваемыми в истории Финляндии.

Через несколько месяцев в стране приняли закон, разрешающий однополые браки. В 2017 году он наконец вступил в силу, а на экраны вышел фильм-биография Tom of Finland. Режиссер байопика Доме Карукоски рассказал, что в детстве считал Тома оф Финланд американцем, который выбрал необычный псевдоним: его образы слишком сильно контрастировали с жизнью в тихой северной стране.

Несколько десятилетий спустя «грязные рисунки» по-прежнему вызывают споры. В Финляндии консервативно настроенные граждане бойкотируют компании, выпускающие товары с рисунками Тома оф Финланд.

В России политик Виталий Милонов призывал запретить финские почтовые марки с развратными изображениями и грозится сорвать премьеру фильма о художнике, намеченную на октябрь в Санкт-Петербурге.

Байопик Tom of Finland выдвинули на премию «Оскар» от Финляндии как лучший фильм на иностранном языке.

Сейчас трудно представить себе гей-культуру без гиперсексуальных байкеров, моряков и полицейских, придуманных Тоуко Лааксоненом, без кожаных фуражек и высоких сапог. Воплощенные фантазии художника можно увидеть на любом ЛГБТ-прайде, где царит веселье и равноправие.