Psychoparty

Тест дня: определите вашу гендерную идентичность

Тест дня: определите вашу гендерную идентичность

Мой бутик — помойка: питерский предприниматель учит «Нож» добывать одежду, посуду и еду бесплатно

На помойках можно встретить не только бомжей и нищих, но и фриганов — противников культа потребления. Стремясь сократить использование природных ресурсов, они добровольно роются в мусорных контейнерах в поисках еды и одежды. Один из таких людей — петербургский предприниматель Андрей Марсанов. В будние дни он изготавливает мебель и предметы интерьера в собственной столярной мастерской, в выходные отправляется на «шопинг» по городским помойкам. Наш корреспондент решил составить ему компанию.

Андрей назначил встречу у метро «Спортивная», заранее предупредив, что придет не один, а с женой Анной и другом Артемом. Место было выбрано не случайно: Петроградский район в Северной столице считается одним из самых престижных. Купить квартиру здесь могут лишь очень обеспеченные люди.

— Чем выше доход человека, тем чаще он избавляется от вещей. Я неоднократно находил тут брендовую одежду в очень хорошем состоянии. К примеру, итальянское пальто Pal Zileri. Не знаю, почему от него решили избавиться. Видимо, просто надоело, — предположил Андрей. — Кстати то, что сейчас надето на мне, я тоже нашел на помойке. Сшито в Белоруссии. Вообще, у меня дома целая коллекция пальто.

Первую вещь с помойки Андрей взял около 10 лет назад. В исторической части Петербурга началось расселение большой коммуналки. Люди переезжали, и кто-то отнес к мусорному баку полное собрание сочинений Маяковского. Двенадцать ярко-красных томов.

— Я забрал книги себе и уже дома заметил, что их даже не читали. Многие страницы оказались не разрезаны. Позднее с той же помойки спас набор старинной посуды, которая могла бы закончить свою жизнь на свалке. А так я сохранил часть истории, — рассказывает Андрей.

Со своей будущей женой Анной наш герой познакомился уже будучи приверженцем идеи разумного потребления. До этого девушка никогда не брала вещи с помоек, но в целом разделяла взгляды своего избранника. Вскоре она составила Андрею компанию.

— В основном фриганы занимаются поиском еды, я же делаю упор на вещи. Но если попадается что-то из продовольствия, беру. Как-то нашли с Аней несколько упаковок молока, срок годности которого истек пару дней назад. Забрали и использовали для приготовления блинов, — вспоминает собеседник.

В мусорных баках можно найти не только одежду и продукты, но еще и бытовую технику. Она может быть выброшена, даже будучи полностью исправной. Так в доме Андрея и Анны появились микроволновая печь и кофеварка.

— Я никогда не ищу какую-то конкретную вещь целенаправленно. Это бесполезно. Помню, как-то специально искал кроссовки, но так и не нашел. Точнее нашел, но к тому моменту уже отчаялся и купил в магазине, — говорит Андрей.

Каждую найденную вещь Андрей тщательно стирает. К счастью, петербуржцы не смешивают одежду вместе с другими отходами. Как правило, ее оставляют возле контейнеров или кладут на специальные полочки, которыми оборудованы многие помойки. Кофты и рубашки порой даже вешают на плечики. Как-никак — культурная столица.

— Самый хлебный день для поиска вещей — воскресенье. Не знаю, почему так, но факт проверен годами.

Возможно, в будни у людей нет желания и времени наводить ревизию в своем гардеробе. Они делают это в субботу, а в воскресенье выносят ненужное к мусорным бакам, — делится наблюдениями Андрей. — Иногда в выброшенных вещах можно найти забытые ценности. Помню, как при осмотре найденной сумки обнаружил в кармашке два жетона на метро. Тоже неплохо!

«Шопинг» на помойке, как и поход по обычным магазинам, порой не обходится без разногласий. На одной из точек Андрей замечает стопку журналов «Мода» за 1989 год и уже готовится положить их в рюкзак, но Аня протестует:

— Ты не будешь это брать. Они нам не нужны.

— Нет, возьму. Ты должна мне уступить после случая с динозавром.

Девушка покорно уступает и рассказывает, что однажды взяла с одной из помоек голову динозавра, сделанную из пенопласта. Андрей был категорически против, но Ане удалось его уговорить. С тех пор муж получил право брать всё, что ему понравится.

— Голова была настолько огромной, что заняла всю заднюю площадку автобуса. Сейчас она висит на стене в нашей мастерской. Однажды во время выставки мы спрятали в пасти монстра колонку и включили рык. Получилось довольно забавно, — делится воспоминаниями Аня.

На вопрос, не бывает ли на помойках стычек с бомжами, Андрей отвечает отрицательно.

— Мы не конкурируем с такими людьми. Не было ни одного случая дележки чего-либо.

Если видим бездомных на помойке, просто проходим мимо. Для них, в отличие от нас, эти вещи — жизненная необходимость, — поясняет он.

Не соперничают фриганы и с грызунами, которые со временем захватывают всё больше некогда хороших точек.

— В домах открываются кафе, и работники выбрасывают остатки пищи. Это становится причиной появления крыс, — рассказывает Андрей. — Как только это происходит, мы сразу перестаем ходить на эту помойку. Я не стану брать вещи, по которым бегали грызуны, какой бы привлекательной она ни была.

Андрей признается, что ходит по помойкам вовсе не из бедности:

— Наша семья вполне может позволить себе покупку новой одежды и свежей еды. Помойки для меня — это просто альтернативный вариант, который порой дает то же самое, что и магазин, только бесплатно. Ну и, само собой, я получаю удовольствие от поиска вещей.

За два часа прогулки по Петроградке мы обходим около 10 точек. В рюкзаке Андрея лежат жилетка, кепка, штаны, стопка журналов и шариковая ручка. Улов Артема — деревянная шкатулка, в которой, судя по всему, раньше хранились краски.

Мы уже планируем завершать свой поход, как вдруг в одном из дворов Колпинского переулка находим два больших пакета с хлебом. Ассортимент впечатляет: батоны, багеты, караваи и даже фугасс с оливками, завернутые в фирменную упаковку пекарни «Коржов». К слову, не самой дешевой в Петербурге. Ребята пробуют находки на вкус и сходятся во мнении: надо брать.

— Довольно свежий. В супермаркетах иногда продается хуже. Что-то съедим так, что-то пустим на сухари, — говорит Андрей.

По его словам, умереть в Петербурге от голода невозможно. При желании еду можно найти не только на помойках, но и на фудкортах в торговых центрах.

Мы возвращаемся к метро «Спортивная». По пути Андрей рассказывает о своей мечте открыть концептуальный интернет-магазин и продавать часть своих находок. Он не сомневается: спрос будет.

— У меня есть подруга, которая ездит по блошиным рынкам разных стран, где ищет винтажную одежду для своего секонд-хенда. Как-то я подарил ей пару интересных вещей, — рассказывает он. — На собственную торговую площадку пока не хватает времени: работа в столярной мастерской требует много сил.

Раньше Андрей водил экскурсии по петербургским помойкам в рамках проекта «Открытая карта». Он не исключает, что когда-нибудь возьмется за это снова: спрос на такие прогулки есть.

Увидите в расписании такой тур — обязательно запишитесь. Это действительно интересно. Проверено на собственном опыте.