Спецпроект

Как тратить деньги с умом и красиво?

Почему туристические визы — пережиток прошлого?

Замучились получать визы? Отказываетесь от поездок, потому что не хотите связываться с бюрократией? Не только вы в таком положении! Илья Фомин объясняет, почему туристические визы вредны для науки, путешествий и международного сотрудничества, а пользу приносят лишь чиновникам, которые их выдают.

Туристические визы — пережиток прошлых веков, когда бумажный документ был единственным методом установления личности. Современные технологии моментально идентифицируют человека по фотографии, отпечаткам пальцев, сетчатке глаза и множеству других параметров, а интернет позволяет передать нужную информацию практически моментально. Каждый из нас может убедиться в этом, разблокировав ноутбук или смартфон с помощью отпечатка пальца и зайдя на какой-нибудь сайт на другом континенте.

Почему тогда получение виз занимает недели и месяцы? Справедливо ли, что гражданство определяет, сможет ли человек куда-то поехать, больше, чем его личность и, например, криминальная история?

Туристические визы нужны, чтобы посещать родственников и друзей, научные и технические конференции, мастер-классы и экспертные консультации. Сюда входит львиная доля международного сотрудничества, обмена опытом и знаниями. Наконец, туризм позволяет составлять мнение о других странах независимо от информации в СМИ, друзей и родственников.

Оформление виз требует медицинских страховок, справок с работы, выписок со счетов, броней отелей и авиабилетов, приглашений, фотографий и анкет. Некоторые посольства принимают лишь документы с «мокрой» подписью (Швейцария) или даже факсы (Чехия) и нотариально заверенные переводы на английский язык (Австралия). Само оформление приглашения даже для родственников-иностранцев занимает недели (Россия). Сдача отпечатков пальцев и присутствие на интервью могут потребовать поездки (а то и не одной!) в другой город, а запись на подачу документов может происходить за недели (США).

Так простая бюрократическая формальность растягивается на недели и выливается в траты, сопоставимые с самой поездкой. Это особенно сложно, если постоянные командировки являются частью работы. При этом ни одно посольство не гарантирует выдачу визы и никак не отвечает за понесенные расходы на подготовку поездки — а некоторые конференции требуют уплаты большого оргвзноса (до 700 евро) для получения приглашения на визу.

Считается, что визы для «благонадежных» граждан одобряют почти автоматически. Это не так. Автор этой статьи, имея российский паспорт, работает в австралийском университете по проекту от местного государственного геологоразведочного агентства.

Хорошая зарплата, стабильное трудоустройство и отсутствие судимостей не гарантируют, что визу будет легко получить даже для поездки на научную конференцию.

Вот примеры за последний год:

  • Канада: в визе отказано из-за подозрений, что автор хочет остаться в стране нелегальным иммигрантом. Чиновник искренне убежден, что легальная работа в геофизике куда хуже, чем доставка пиццы или мытье туалетов нелегалом. Со второй попытки подачи с почти тем же комплектом документов (за месяц в жизни почему-то ничего не поменялось) визу выдали. Получение визы для недельного пребывания на конференции заняло почти три месяца.
  • США: визу для поездки на недельную научную конференцию в декабре 2018 года автор получил через 8 месяцев после окончания самой конференции. Геофизика и другие области знаний при соответствующем гражданстве автоматически попадают в «технологии двойного назначения». Чиновники подразумевают сотрудничество с армией соответствующей страны — при том что автор был комиссован от прохождения даже срочной службы. Полученная в конце концов виза действует 90 дней, и ни для какой конференции ее использовать нельзя: прием заявок заканчивается за полгода.
  • Швейцария: после нескольких лет жизни в этой стране и при наличии годового приглашения от ее жителя визу выдали на три месяца. Следующая, со звонками приглашающей стороне и прочим скрипом — на полгода.

С обладателями паспортов тех развитых стран, которые проходят электронную авторизацию поездки в течение нескольких часов, такого не случается. Но эту проблему нельзя рассматривать как русофобию, поскольку с ней сталкиваются и граждане других «недружественных» стран. Те же сложности с визой США у нас в институте имеют китайцы, а иранцы вообще не имеют права подавать заявку на визу. Желание отдельных офицеров выслужиться приводит к совершенно абсурдным решениям даже в отношении граждан «геополитических союзников». Туристические визы — это лишь еще один повод для чиновника проявить все свое служебное рвение и предрассудки, как свои личные, так и записанные в уставах.

Рухнет ли мир без туристических виз?

Прекрасный эксперимент, проведенный Россией (отмена виз для гостей чемпионата мира по футболу), показал, что страна не наводнилась тысячами шпионов, гастарбайтеров и преступников, так что его продлили до конца года.

Немногочисленные просители политического убежища вызывают скорее сочувствие, чем желание упрекать в злоупотреблении гостеприимством. Недавнее открытие безвизового режима для Украины также не наводнило страны ЕС нелегалами.

Зачем тогда вообще нужны эти визы? Их необходимость объясняют опасностью иммиграции для рынка труда, ростом преступности, терроризмом.

Нормативные документы многих стран (например, США, Канады) прямо утверждают, что настоящая цель туриста — остаться жить в стране посещения, то есть официально считается, что желающий получить визу лжет о своем намерении покинуть страну.

Не противоречит ли такая визовая политика презумпции невиновности — одному из основных положений Всеобщей декларации прав человека? Нарушает ли требование доказывать свою невиновность наши права?

Показательна формулировка с сайта МИД Японии: поскольку у иностранцев нет права на пересечение границы Японии, то отказ в этом не нарушает права человека. И действительно, согласно упомянутой выше декларации люди имеют право на перемещение только в пределах своей страны. Таким образом, даже недавно отмененный запрет женщинам Саудовской Аравии на выезд за границу без разрешения мужчины-опекуна не был нарушением. И СССР не нарушал права людей, запрещая свободный выезд из страны. И КНДР сейчас этим никак не нарушает права своих граждан. Очень удобно, не правда ли?

Откуда вообще берутся нелегальные трудовые иммигранты? Туристическая виза или безвизовый въезд не дают права работать в большинстве стран. Необходимо, чтобы кто-то нанял человека без соответствующего документа — паспорта, вида на жительства, разрешения на работу. Это невозможно без участия гражданина страны.

Либо это наниматель-частник, либо владелец фирмы, либо коррумпированная полиция, закрывающая глаза на конторы, целиком состоящие из нелегалов. Получается, туристические визы — мера недоверия правительства своим собственным гражданам?

Являются ли туристические визы решением? Автор этой статьи в 2007 году ехал из Украины в Россию. Его случайными попутчиками были гражданка Узбекистана и гражданин Таджикистана. Оба они, как заявили проверяющие офицеры погранслужбы России, были в черных списках на въезд; цена вопроса оказалась 1000 рублей с человека. Более того, эти же офицеры попытались взять аналогичную мзду и с автора, гражданина России. Очевидно, что туристические визы абсолютно бесполезны в такой ситуации и требование их ввести — это лишь дешевый популизм.

Иммигрант без какой-то редкой квалификации ценен только более низкими требованиями к зарплате и соцпакету.

Настолько низкими, что ни один легальный житель на такие условия не согласится. Спрос на нелегалов создают сами граждане, ищущие дешевые услуги и товары, даже если они и покупают эти продукты в обычных магазинах.

Второй ключевой аргумент сторонников виз — безопасность, хотя и говорят, что терроризм не имеет национальности. Но львиную долю терактов совершают те, кого государство считает своими гражданами (обратное не всегда верно) или же гражданами соседних стран. Известна деятельность ИРА (Ирландия) и ЭТА (Страна Басков). Наиболее значимые теракты России в начале 2000-х и в начале 2010-х устроили «свои» граждане. В США белые американцы-террористы убивают больше, чем их «коллеги» других национальностей и рас, а 11 сентября 2001 года пограничник не ставил штамп в паспорта террористов. Серию взрывов на Шри-Ланке устроили местные жители. Теракт в Крайстчерче совершил австралиец — выходец из страны, граждане которой получают вид на жительство в Новой Зеландии на основе билатерального соглашения. С окончанием острой фазы войны в Сирии и на Ближнем Востоке Россия, как, впрочем, и многие другие страны, сталкивается с политической проблемой возвращения своих граждан, примкнувших к радикальным исламистам.

Часто мигрантам вменяют «бытовую» преступность. Однако данные по России не на стороне обвинителей: приезжие совершают в среднем 3–4% зарегистрированных преступлений в стране.

С учетом того, что таких людей около 10 миллионов, а трудоспособных жителей России всего около 85 миллионов, получается, что иммигранты совершают преступления едва ли не реже, чем сами россияне. Данные других стран также не показывают значимой связи между количеством иммигрантов и преступностью.

При этом полиция даже в развитых странах более склонна фиксировать преступления, совершенные иммигрантами, чем собственными гражданами. Спекуляция ростом или убыванием количества преступлений часто «не замечает» изменения количества самих мигрантов. К примеру, если их стало больше в 10 раз, то пугающие заголовки о росте количества «их» преступлений даже в 5 раз будут означать, что доля преступников и преступлений в диаспоре на самом деле снизилась — что, впрочем, нисколько не делает преступления менее значимыми. Этот «парадокс» является классическим следствием основы основ математической статистики — теоремы Байеса.

Наконец, преступления мигрантов против представителей титульной нации привлекают куда больше внимания прессы и общества, в отличие от преступлений против мигрантов. Последняя группа, в свою очередь, не учитывает правонарушения на почве межэтнической ненависти против граждан «своей» страны.

Автора, этнического русского во многих поколениях, избивали неонацисты за «жидовскую морду». К сожалению, подобная агрессивность и ксенофобия самих российских граждан не обсуждается в ведущих СМИ как значимая общественная проблема.

Финальный аргумент «за» туристические визы — наплыв беженцев. Показательна официальная дискуссия о безвизовом режиме с ЕС для граждан Грузии: дескать, проблемой является то, что в Грузии легко поменять имя и фамилию, получить документы на новое имя и утаить совершенные преступления. Аргумент выглядит крайне странным: современные технологии позволяют быстро распознавать и лица, и отпечатки пальцев, которые сейчас снимают на многих КПП Шенгенской зоны. И, в отличие от проблем, которые опознание по имени и фамилии создает тезкам, при биометрическом опознании возникает гораздо меньше ошибок.

В современном мире туристические визы скорее рудимент. Получение разрешений на въезд даже с приложением всех требуемых документов не является автоматическим и связано со всеми возможными ошибками, стыдливо называемыми человеческим фактором, — а проще говоря, с ксенофобией и влиянием пропаганды.

Аргументы о национальной безопасности в сфере высоких технологий — это пережиток полувековой давности, когда для кражи секретных документов действительно было необходимо физическое присутствие агента. Интернет позволяет передавать (и красть) документы прямо из своего уютного офиса и не рисковать быть пойманным за руку.

Угрозу трудовым ресурсам создают те, кто нанимают людей без соответствующих разрешений, не платя налоги и не обеспечивая работников конкурентной зарплатой. Требовать запретить въезд потенциальным иммигрантам — это как требовать запретить детей, чтобы сократить количество педофилов.

С точки зрения террористической угрозы и массовых убийств собственные граждане или граждане дружественных стран куда опаснее. Бытовая преступность среди мигрантов сопоставима с таковой среди представителей титульной нации.

Туристические визы являются удобным элементом политического торга и популизма, но вряд ли выполняют декларируемые функции. В современном мире есть куда лучшие критерии для определения «безопасности» человека, чем надпись на книжечке с его фотографией. Ксенофобия бюрократов и желание оправдать свои зарплаты не должны создавать проблемы законопослушным туристам, ученым и инженерам.