Прекрасное

Лисы, закаты, нерпы и пян-се: почему стоит провести отпуск во Владивостоке

Среднестатистический житель Западной части России обычно довольствуется несколькими фактами о Владивостоке: мосты, амурские тигры и праворульные японские тачки. Ну, и «Владивосток две тыщи», безусловно. Конечно, если бы не Илья Лагутенко, название города вряд ли бы произносилось так часто, но, на самом деле, причин посетить город с двухтысячной купюры предостаточно.

Начнем с того, что это конечный пункт Транссибирской магистрали — и если в вас достаточно мужества и прыти, чтобы трястись неделю в поезде, то в конце концов прибудете именно туда. Билеты в плац обойдутся в 12 тысяч рублей, купе — 13 600, самолет — 11 тысяч (все цены в одну сторону). «Аэрофлот» летает каждый день.

И если вы уже кинулись бронировать места, то имейте в виду, что раньше второй половины июля приезжать не стоит — город покрыт плотным и влажным туманом, а море слишком холодное.

Владивосток начал свое существование после того, как России потребовался удобный опорный пункт на Дальнем Востоке. В 1860 году мимо берега проплывал генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Муравьев-Амурский и заметил хорошо спрятанную бухту. Команда сошла на берег, и, несмотря на то, что вокруг жили тигры, которые съели всех привезенных собак, было решено строить лагерь. С тех пор основанное моряками военное поселение превратилось в город-порт с населением 606 тысяч человек.

Ключевым моментом в истории рыбной столицы можно считать 2012 год, когда к саммиту АТЭС построили три гигантских моста, два из которых стали главными символами города. Один из них рассекает на две части бухту Золотой Рог и ведет из исторического центра в гетто-район Чуркин (который не спасло даже строительство там Приморской сцены Мариинского театра), второй ведет оттуда на Русский остров, а третий, низководный, соединяет приморскую Рублевку (Седанку и Садгород) с аэропортом и полуостровом Де-Фриз. Все мосты закрыты для пешеходных прогулок, но с поручней то и дело прыгают бейсджамперы и суицидники, а на самый верх вантовой конструкции периодически лазят отмороженные руферы или фотографы.

Чтобы понять, что такое Владивосток, нужно забраться на все видовые площадки, которые можно поделить на официальные — с памятниками и перилами, где фотографируются свадебные пары и выпускники, и дикие и атмосферные, куда стоит лезть через всякие очкуры (этим словом здесь обозначают овраги, кусты, подворотни и прочие препятствия).

Например, прямо в центре города, если подняться по нескольким крутым лестницам и покорить небольшую сопку под названием Тигровая, откроется потрясный вид на мост, залив и город с всеми его холмистыми изгибами.

Классный способ вечернего времяпровождения: взять килограмм креветок и 2,5 литра местного пива «Жигулевское» и забраться на ближайшую сопку в ожидании заката. Которые, кстати, летом здесь просто сумасшедшие — розово-красно-фиолетовые.

В центре расположилась небольшая площадь (на которой когда-то рухнула новогодняя елка), памятник Борцам за власть Советов и местный «белый дом».

В переходе около памятника в невзрачном окошке со странной надписью «Горячие кексы ВАВА» за 60 рублей можно купить пакет обжигающих язык, горячих, как лава, супервкусных кексов с кремом.

Напротив главной площади стоит ГУМ и единственная в городе ZARA, а за универмагом расположился старый дворик в стиле Кузнецкого моста — кофейни, пекарни, бургеры. Через две остановки от центра расположен примечательный древний фуникулер, который поднимает туристов к отличному обзорному виду на мосты всего за 14 рублей.

Неподалеку — местная Дубровка — рынок на Спортивной, где среди магазинов с вечно орущими на смешном русском языке китайцами можно найти все последние масс-маркет-коллекции за полгода, но только с другими этикетками. Еще «Спортивка» примечательна тем, что на ее территории находится огромное количество китайских ресторанов.

Нет, тут не воки и не дамплинги, а настоящая китайская кухня, где вас обязательно встретит «куня» (так между собой тут называют молоденьких китайских девушек) и принесет меню на исковерканном русском.

Порции — огромные, цены — смешные. Пробовать: стрелки чеснока с говядиной, кольца кальмара, салат Харбинский, тушеные баклажаны с перцем и обязательно гобаджоу — свинину в кисло-сладком (и истошно оранжевом) соусе.

После такого даже заходить не хочется в московские лапшичные с неоновыми вывесками.

Прогуливаясь по центру, можно дойти до Центральной набережной, посмотреть на скейтпарк у моря и подняться к одной из главных туристических достопримечательностей — остаткам Владивостокской крепости или фортам, от которых тянутся по всему городу подземные тоннели. Краеведы говорят, что именно из-за того, что крепость была такой внушительной и угрожающей, в 1904 году японцы не стали высаживаться на берег, а в 1941-м — вообще не стали нападать.

Еще гостей Приморской столицы возят до мыса Эгершельд (минут 20 от центра): смотреть Токаревский маяк. Он почти ровесник города и стоит в самом конце узкой каменистой косы, по которой можно пройтись во время отлива.

Уезжая из центра и минуя «девочку» и «мальчика» — так иногда называют мосты из-за характерного расположения вантов, — вы попадаете на остров Русский, где и проходил сам саммит. Именно благодаря ему (и вложенным 20 миллиардам) из военного захолустного дачного поселения в коровьих лепешках остров превратился в студенческий город, где гордо стоит ДВФУ — главный университет Приморского края.

На него не поскупились — идеальные зеленые газоны вдоль побережья и теннисные корты на фоне огромного зеркального кампуса выглядят впечатляюще, а общаги гораздо лучше, чем в любом из престижных столичных вузов, и напоминают неплохой 4-звездочный отель.

На Русском острове однозначно стоит подзадержаться. Если хочется приличных развлечений, то можно погулять по кампусу или наведаться в огромный океанариум, который открыли в 2016 году. Ночью можно понаблюдать за нелегальными гонками у главного корпуса университета, где собираются местные стритрейсеры на японских тазах. Но это всё на любителя, поэтому лучше всего пойти к must-see точке Русского острова — мысу Тобизина.

Чтобы добраться туда, нужно проехать весь остров по единственной дороге, повернуть на невзрачную грунтовку, подняться в горочку и, проигнорировав указатель к баням, выйти на тенистую тропинку.

Пешком около часа вдоль скал, пропастей, вверх-вниз по бесконечным спускам и подъемам сквозь лес — и вы выходите к живописному скалистому плато с квадратными камнями и небольшому заброшенному маяку. Не удивляйтесь, если по пути вы встретите лису — они водятся на острове в большом количестве и даже едят вашу еду, если им предложить.

В какой-то момент мыс Тобизина стал очень популярным, и теперь с трехметровых скал постоянно прыгают в воду, над пропастью устраивают фотосессии местные модели, а к берегу причаливают парочки на сапах (огромных плоских лодках с веслом. Очень популярное в последнее время занятие: встаешь в 5 утра, едешь в бухту, натягиваешь гидрокостюм и садишься на доску — изредка гребешь и любуешься природой). Короче — мыс Тобизина не видел — значит, во Владивостоке не был.

В 40 минутах езды от центра находится самый популярный среди местных пляж, который когда-то китайцы назвали Шáморой. Точнее, это много пляжей вдоль береговой линии. На первом обычно слишком многолюдно, а на последнем, у скалы, во время сильных волн купаться опасно — затягивает. Если соберетесь, то пляж под названием «Синема» — самый адекватный. Такой вариант купания — ежедневный, когда нет сил морочиться с палатками и хочется просто ополоснуть бренное тело в соленой воде и немного пожариться на солнце. И рядом, и приятно.

Но! Если в вашем распоряжении оказалась палатка, машина и 5 свободных часов, то можно добраться до райских бухт Теляковского или Триозерья, где в прозрачно-голубой воде плавают нерпы и свешиваются со скал могильные сосны. 5 часов — слишком маленькая плата за то, что вам предстоит увидеть.

Вообще, Приморский край — не про архитектуру и урбан, а про природу и красивейшее море.

Если машины не оказалось, то на центральном морском вокзале за 170 рублей можно купить билеты на ближайшие острова — Рейнеке, Рикорда или Попова, и там найти свое райское место среди скал с любой стороны острова.

«Макдоналдса» во Владивостоке нет. Но это абсолютно неважно, потому что в этом чудесном городе продают такую волшебную вещь, как пян-се. Возможно, вы видели что-то подобное на фуд-маркетах или в парках Москвы.

Пян-се — это корейская паровая булочка с начинкой из мяса и капусты, обладающая божественными вкусовыми качествами. Главное преимущество приморских булок по сравнению с московскими заключается не только в цене (в столице — 200 рублей за штуку, во Владивостоке — 60), но и в аутентичном вкусе. Наесться одной реально. Только вот у пян-се есть один существенный недостаток — во время ее поедания никому, кроме вас, приятно не будет, потому что она обладает весьма специфическим запахом. Поэтому не рекомендуется есть ее в автобусе или мало-мальски приличном месте.

Для роскошных выходов в свет здесь предпочитают ресторан Zuma, где однажды побывала Лена Летучая и не придралась ни к чему, кроме отбитого края тарелки. Богатые китайцы тут заказывают огромное ассорти из камчатского краба, гребешка и тигровых креветок за 9 тысяч, но можно обойтись и одним фалангами крабов за 2 тысячи рублей. А если прийти в рыбный отдел на любой местный рынок, то можно купить того же самого краба и тех же самых креветок по более скромной цене. Впрочем, сильно обольщаться не стоит: дары моря здесь стоят дешевле, чем в столице, но не так, как все думают.

Ночная жизнь во Владивостоке разнообразнее, чем может показаться на первый взгляд. Главный по популярности — бар «Ра» в центре на набережной. Именно здесь в 2017 году тусовался Гоша Рубчинский с Ильей Лагутенко.

В «Ра» движ по большей части молодежный, если хочется больше гламура — дорога в клуб Cuckoo или бар «Мумий Тролль», который, кстати, после одного щекотливого случая в 2016 году называли «Куни-Тролль».

Помимо Лагутенко, которого до сих пор вспоминают преподаватели художественной школы № 2 (говорят, сидел себе в уголочке тихо, рисовал), родом из Владивостока еще Лотта Волкова, стилист уже упомянутого Гоши Рубчинского и Юл Бриннер, американский оскароносный актер. Остальные уроженцы города не такие популярные.

Приблизительно четверть местной молодежи уезжает учиться на Запад, остальные остаются в городе, твердо верят в развитие региона и ездят на каникулах в Китай, Корею или Японию. Китайцы, между прочим, тайно мечтают захватить Владивосток — и в местном главном музее им. В. К. Арсеньева в гостевой книге оставляют с ошибками послания о том, что скоро заберут город себе. Поэтому приезжайте во Владивосток скорее, пока он еще принадлежит нам.