Конец золотого века: почему людям больше не стоит уповать на прогресс

Сайт дня: словарь английского сленга XVIII века

Друг поэта Роберта Бёрнса и собиратель древностей Френсис Гроуз — это английский Владимир Даль XVIII века. В 1785 году он впервые составил A Classical Dictionary of the Vulgar Tongue — словарь вульгаризмов и просторечных пословиц, а в 1811-м книгу переиздали — именно эту версию выложили в интернет.

Завсегдатаи пивных, картежники и воры выражались именно так, но было немыслимо услышать подобную брань из уст дам, юношей или людей высшего света.

Словарь по нынешним меркам безобидный и стыдливый: подумаешь, называют деньги бальзамом (balsam), бордель — академией (academy) или кэбом (cab), проститутку — креслом цирюльника (barber’s chair), а голову — канистрой (cannister). Отдельные ругательства сохранились по сей день — например, bitch.

Огромный пласт лексики посвящен спиртному: парламентским актом (act of parliament) в солдатских рядах называли кружку пива, конским кормом (horse’s meal) — закуску без выпивки, портвейн сравнивали с убийством священника (kill priest), а рвоту после пьянки — с выстрелом в кота (shoot the cat).

Супружество в простонародье называли мышеловкой (mousetrap), о женах непочтительно отзывались как о законных одеялах (lawful blanket), в то же время говорили, что те читают занавесочные лекции (curtain lecture), то есть поучают мужчин в постели и много разглагольствуют.

Давно живущие вместе супруги склонны коровиться (to cow) — спать, отвернувшись друг от друга. О зачатии детей можно было услышать: сделать корзинку (basket-making) — то есть наполнить корзину пеленками.

О тех же, кто загулял по академиям и подцепил венерическую болезнь, говорили: его скосила лихорадка Ковент-Гардена — этот район Лондона в XVIII веке был известным кварталом красных фонарей.

Вот еще парочка метких выражений: chaw bacon — губошлеп, деревенщина (что-то вроде «жеваный бекон»); he loves him as the Devil loves holy water — любит, как дьявол — святую воду, то есть ненавидит кого-то.