Премьера веб-сериала про подростков «Последний рейв» с Пашей Техником и Loqiemean

Въелось в мозг: как метафоры влияют на наши решения

Что может повлиять на наше мнение сильнее политических лозунгов и религиозных установок? Оказывается, метафоры. Когда мы видим этот термин, то вспоминаем о стилистическом приеме, который изучали в школе: он для писателей и поэтов, он — украшение речи. Но метафоры живут не только в мире художественной литературы — они всегда с нами. Мы представляем время как деньги и тратим его впустую; споры становятся баталиями, в которых непременно нужно победить; а отношения, словно дороги, заводят нас в тупик. По некоторым оценкам, мы регулярно используем метафоры в разговоре, но не замечаем их, потому что они плотно вплетены в повседневную речь. Может ли что-то настолько незаметное кардинально менять наши представления о мире? Самое время доставать увеличительное стекло.

Эксперименты

Ученые знают, сколько усилий и времени требуется для достойного открытия. А вот чтобы сделать кого-то более значимым в глазах широкой публики, достаточно подобрать нужные метафоры.

Специалисты Корнеллского университета (США) провели эксперимент. Они дали испытуемым два текста об Алане Тьюринге.

В одном варианте идея создания вычислительной машины «озарила» его, в другом — «зародилась» в его сознании.

Выяснилось, что первый вариант создавал у читателя образ более гениального ученого, чем второй. С текстами об изобретательницах всё оказалось наоборот: если мысль «зарождалась» в их сознании, то их считали более талантливыми по сравнению с остальными. Возможно, это связано с устойчивым образом мужчины-гения, которого мысль «поразила как молния» и «озарила идея». (Тут можно вспомнить Бенджамина Франклина и его эксперименты с воздушным змеем в грозу или Исаака Ньютона, которого якобы стукнуло знаменитым яблоком.) А вот женщине в традиционном дискурсе отводится в первую очередь роль кормилицы и матери, которая вынашивает детей (и иногда отличные идеи).

Исследователь в области когнитивной лингвистики профессор Джордж Лакофф предполагает, что мы не только говорим, но и мыслим очень метафорично, то есть в нашем сознании постоянно возникают некие образы, подтверждающие или раскрывающие ту или иную идею.

Например, восприятие времени через конкретный физический образ денег позволяет нам лучше понимать этот абстрактный концепт. Нам постоянно не хватает времени, мы тратим его впустую, каждая секунда драгоценна, но они неизбежно утекают сквозь пальцы.

Поскольку метафоры, которые мы выбираем в ходе беседы, играют важную роль и в мыслительном процессе, они могут оказывать непосредственное влияние на наши решения.

Сотрудники Калифорнийского университета обнаружили, что если лечение рака описывать с помощью военных метафор (борьба с раком), то люди менее склонны превентивно избавляться от вредных привычек. Дело в том, что в таком случае болезнь воспринимается как внешний враг, а профилактика рака требует самоограничений, то есть борьбы с собой, на которую люди идут неохотно. Зато военные метафоры могут помочь при разговорах об изменении климата. В Университете Нью-Йорка выяснили, что если в дискуссиях о состоянии окружающей среды упоминать не гонку на выживание, а войну против загрязнения, то люди склонны к более сильным реакциям и радикальным мерам.

Те же механизмы работают и при оценке поступков других людей. В исследовании Стэнфордского университета людей просили прочесть небольшие отрывки о преступлениях в несуществующем городе Эддисоне. Стоило изменить несколько слов в тексте — и идеи, как наказать преступников, стали отличаться. Если в тексте говорилось, что преступники подобны диким животным, которые охотятся на жителей города, то их, по мнению участников эксперимента, стоило изловить, строго наказать и приговорить к долгому заключению. Если же преступления описывались как вирус, охвативший город, то читатели считали, что нужно найти очаг инфекции, исследовать его и реализовать социальные реформы и профилактические меры, чтобы предотвратить распространение вируса.

Проблема в том, что мы не осознаем, насколько сильно метафоры влияют на формирование наших суждений. В эксперименте Стэнфордского университета большая часть текста, предложенного читателям, состояла из статистических данных о преступлениях. И когда участников просили сказать, что именно в тексте повлияло сильнее на их решение, практически никто не упомянул метафоры — только сухие факты. Выходит, обычный стилистический прием влияет на нас так же сильно, как непосредственные события реальной жизни. Метафоры облегчают понимание текста, но они же неизбежно способствуют появлению конкретных образов и способны направлять наши мысли в весьма неожиданное русло.

Физическое окружение непосредственно влияет на наши мнения и суждения. И хотя мы часто полагаем, что, например, наши представления о морали подкреплены в первую очередь логическими доводами, на самом деле физиологическая составляющая не менее важна. И здесь тоже находится место метафорам.

В нашем сознании моральная и физическая чистота сплетены довольно тесно: недаром так часто призывают «смыть с себя грехи», «вывести кого-то на чистую воду» и осуждают «грязную политическую игру».

Исследование ученых из Университета Торонто показало, что если участники эксперимента вручную переписывают текст об аморальных поступках вроде убийств, изнасилований и издевательств над животными, то у них резко возрастает желание вымыть руки.

В другом эксперименте у участников сначала намеренно вызывали чувство отвращения (например, плохим запахом), а затем предлагали оценить неких людей с точки зрения морали. И участники были склонны судить их более строго. Если же перед оценкой чьих-либо действий участников просили вымыть руки, то они склонялись уже к оправдательным суждениям.

Физические реакции могут даже повлиять на оценку потенциальных сотрудников. Эйчар скорее оценит кандидата положительно, если во время собеседования будет держать в руках кружку с горячим напитком: физическое тепло заставляет нас считать собеседника более приветливым и общительным.

Абстрактные на первый взгляд концепции невероятно крепко связаны с нашим телом, а точнее — с нашим восприятием себя в пространстве. Например, есть целый класс метафор, в которых заключены пространственные оппозиции, и эти метафоры дают нам не только физические ориентиры, но и формируют оценку происходящего.

Возьмем простую параллель «счастье — вверх»: быть на седьмом небе от счастья, летать от счастья, настроение повысилось. Тогда как грусть уводит нас вниз: упадок сил, подавленность, настроение на нуле. Физически это обусловлено тем, что расстроенный человек обычно опускает плечи, смотрит вниз, а приободренный — расправляет спину и смотрит вперед.

Приведем еще несколько простых примеров:

— Сознательное состояние — верх: вставать утром, быть на ногах.

— Бессознательное — низ: провалиться в сон, погрузиться в кому, завалиться спать.

Физическое объяснение: люди и большинство млекопитающих спят лежа и, когда просыпаются, встают.

— Здоровье и жизнь — верх: быть расцвете сил, Лазарь восстал из мертвых, отлично держаться.

— Болезнь и смерть — низ: свалиться с гриппом, упасть замертво.

Физическое объяснение: тяжело больной человек, как правило, лежит, то же справедливо и для мертвых.

— Престижный статус — высоко: быть на пике карьеры, взлететь по карьерной лестнице, пассажиры с приоритетным статусом.

— Статус, не одобряемый обществом, — низко: быть на первой ступени иерархии, понизить чей-то статус, лицо с пониженной социальной ответственностью.

Физическое объяснение: статус связан с социальными связями, которые воспринимаются как некая физическая сила, которая как бы приподнимает человека.

Как образ «лови момент» изменился до неузнаваемости

Если говорить о радикальном влиянии метафор на общественное сознание и культуру, то стоит упомянуть один из популярнейших мотивов последних тридцати лет. Фраза Carpe diem впервые встречается в «Одах» римского поэта Горация, написанных в I веке до н. э. Но настоящим хитом она стала после выхода фильма «Общество мертвых поэтов».

Фильм моментально сделал фразу знаменитой и поднял ее из классической литературы на мертвом языке на билборды и мотивационные плакаты. «Ловите момент, мальчики», — говорит герой Робина Уильямса своим ученикам. Фраза вдохновила бесчисленное количество людей, а британская легенда кинематографа Джуди Денч даже сделала текстовое тату на свой 81-й день рождения. Подразумевается, что, ловя момент, мы сможем прожить жизнь отлично от других, испытать больше эмоций и понять мир лучше остальной серой массы.

В то же время специалисты по латыни смотрят на всё это сувенирно-открыточное безумие с недоумением. По словам преподавателя латыни Марии Марсилио, в контексте оригинального текста знаменитая метафора относится больше к сельскохозяйственной сфере и означает «сорви», «собери» или «пожни» день, который здесь воспринимается наравне с цветами и ягодами. Метафоры могут означать примерно одно и то же в разных языках, но мельчайшие неточности, ошибки в переводе критически влияют на их понимание читателем. Согласитесь, сбор цветов или ягод в теплый день — занятие куда более медитативное и спокойное, нежели ловля момента после жесткого к этому принуждения. Тут невольно представляется запрыгивание в последний вагон уходящего поезда и сопутствующие пот, одышка, тяжесть в ногах… Идея ускользающего момента прочно въелась в современную культуру благодаря многочисленным голливудским байопикам о ловких и умелых.

Вместо наслаждения моментом нас призывают мгновенно действовать и грести к заветной цели изо всех сил.

Хотя учитель в «Обществе мертвых поэтом» зовет студентов измениться и взглянуть на мир по-новому, мы, охваченные общим страхом упустить время, становимся похожи на всех остальных. Фраза «Лови момент» стала лозунгом рекламщиков, которые продают всё больше в черные пятницы и киберпонедельники: купи сегодня, завтра будет поздно. «Живем только раз» и just do it превратились в гимны поколения. Эстетика XXI века — это кофе, недосып, таблетки и благородная офисная бледность. Чем же это принципиально отличается от «работай до упаду» эпохи индустриализма?

Та самая мотивационная речь

Мы не замечаем метафор в ежедневном общении, но образы, которые они вызывают, постоянно всплывают перед глазами. Мы считаем диспуты войнами, которые нужно выиграть. В них критика оппонента бьет точно в цель, а свои аргументы нужно защищать до последней капли крови.

Время воспринимается как что-то материальное, чего может не хватать… А если вспомнить о Carpe diem, то получится, что время даже можно схватить и не отпускать. Мы думаем об абстрактных концептах как о ресурсах, которые можно использовать и отбросить. Обычные разговоры становятся полем боя, где нужно непременно атаковать противника и защищать свои доводы.

Подумайте, насколько изменился бы мир, если бы мы относились к дискуссиям не как к битвам, а как к танцу, в котором главное  равновесие и эстетическое восприятие.

Счастье могло бы не устремляться ввысь, а расширяться, а безденежье, в свою очередь, освободило бы нас от груза ежедневных финансовых решений. Метафоры кроются в нашем языке, наших мыслях, наших оценках окружающих людей и ситуаций. Возможно, именно поэтому нас так трогают искусство и литература. Слова важны, и нужно быть чрезвычайно осторожными при их выборе. Как и писатели, мы должны аккуратно и бережно относиться к тому, что и как мы говорим. Несколько правильно подобранных метафор могут радикально изменить мнение других и подарить им возможность воспринимать мир иначе.

Спецпроект