Партнерский материал

Как стать частью современного искусства

Когда я мог стать девочкой. Зачем мужчинам соски?

Мы часто думаем, что один из двух полов — женский и мужской — заданы генетически. Всё остальное — от лукавого. На деле генетический процесс сложнее, чем кажется: путь хромосомного набора тернист и полон приключений. В процессе его формирования вам может достаться что-то поинтереснее, чем XX или XY. Разбираемся, как формируется пол и какие сюрпризы могут нас поджидать в процессе.

Их разрешено выкладывать в инстаграм, в отличие от запрещенных женских сосков, которые могут фигурировать только на фотографиях кормления грудью, шрамов от мастэктомии и произведениях искусства. Их можно проколоть и создать суперэрогенную зону. Можно резвиться, выкручивая их, пока мастурбируешь на свое отражение в зеркале. Мать-природа вряд ли думала о лайках и затейливом сексе, когда давала мужчинам соски. Мать-природа не любит думать. Соски — это подарок от альтернативной ветки развития событий. Сувенир прекрасного времени, когда человек лежал себе в материнской утробе, молчал и даже на УЗИ еле отсвечивал.

«Будь мужиком!», или Как формируется пол

С точки зрения репродукции секс — вовсе не радость. Секс — это встреча двух гамет. Две гаплоидные клетки, клетки с половиной набора хромосом, встречаются, образуют полный набор и начинают развиваться.

Двадцать две пары из сорока шести человеческих хромосом несут информацию, которая не зависит от пола: длина носа, форма ушей и т. д.

Двадцать третья пара определяет пол. От матери зародыш получает X-хромосому, от отца — X или Y. Пара XX сделает его девочкой, XY способна превратить в мальчика.

До шестой-седьмой недели зародыш не имеет пола. У него есть базовый пакет неопределенных половых органов: половой бугорок, урогенитальная борозда. Также в набор входят в мюллеровы протоки, готовые превратиться в матку с трубами, и вольфовы каналы, которые хотели бы стать комплектом мужских внутренних половых органов.

Еще у зародыша есть много-много дней впереди и хромосомный план, которому он, может быть, последует. Дело в том, что на коротком плече Y-хромосомы расположен ген SRY — ген мужского начала, или, менее поэтично, ген развития тестикул. Главный из каскада генов, связанных с полом, он запускает команду «давайте станем мальчиком!».

Под влиянием SRY индифферентная гонада, репродуктивный орган никакого пола, постепенно превращается в яички. С восьми недель беременности яички начинают производить тестостерон. Из него образуется дигидротестостерон с помощью фермента 5-альфа-редуктазы. Тут-то и прет процесс. Эстрогены, женские гормоны, в этой вечеринке участвуют только со стороны плаценты. А вот андрогены, тестостерон и дигидростерон активно формируют мужской пол.

Еще один гормон, антимюллеров, начинает подавлять мюллеровы протоки, которые могли бы стать маткой, и они редуцируются. Вольфовы каналы под влиянием тестостерона превращаются во внутреннюю половую систему.

На шестой-восьмой неделе пацанский и девичий зародыши по-разному устроены… внутри. А их гениталии недели до двенадцатой, пока дигидростерон не заставит сформироваться половой член и мошонку, будут выглядеть совершенно одинаково.

Если Y-хромосомы и, соответственно, генов мужского начала нет, нет и потока андрогенов. Когда у мужского зародыша уже начали образовываться яички, зародыш без гена SRY продолжает неспешно развиваться, руководствуясь настройками по умолчанию. Вольфовы каналы автоматически деградируют, мюллеровы протоки развиваются и т. д.

Беременная женщина пойдет делать УЗИ, чтобы определить пол ребенка, неделе на 18-й. К этому моменту уже всё решено.

Соски: бесполезно, но очень прикольно

Ах да, мужские соски. Это у нас от зародышевой стадии. На шестой-седьмой неделе, когда у зародыша еще нет пола, его молочные железы с сосками уже начали формироваться — на всякий случай. Далее ген SRY и последующий процесс организуют ему маленькие яички, какой-никакой член… но откатывать предыдущее обновление они уже не станут. Младенец в любом случае родится с сосками. Но в пубертат девочка будет развиваться в ключе «а вот тут сиськи!», мальчик же останется при своих сосках: плоских, маленьких, в будущем с большой вероятностью волосатых.

Дарья Бодренкова, эмбриолог клиники репродукции «ЭМБРИО» (Краснодар):

«Молочные железы закладываются примерно до шести недель развития эмбриона из поверхностного эктодерма. В целом они — аналог зачатков потовых желез. Изначально это примитивные млечные полоски. К пятой неделе они превращаются в млечные валики, к концу шестой разрастаются из стенки грудной клетки под кожу грудного отдела. Развитие молочных желез у эмбрионов обоих полов происходит идентично. К 20-й неделе у эмбрионов формируются соски. В третьем триместре происходит вылущивание сосков и выстилаются многослойным эпителием млечные протоки.

От момента зачатия до пубертата молочные железы одинаково развиваются у представителей обоих полов.

Затем во время полового созревания эстрогены и прогестероны у девочек стимулируют развитие и рост груди, а тестостерон у мальчиков тормозит их. Ближайший аналог этого явления — множество „спящих“ волосяных луковиц в кожном покрове женщин: их рост и развитие притуплены женскими половыми гормонами».

Соски — не единственная интересная история, которую мы выносим из утробных времен.

Так, одну и ту же природу имеют член и клитор. Половой бугорок увеличивается еще на седьмой неделе; на этой стадии его называют эмбриональным фаллосом.

Потом под влиянием андрогенов он продолжит расти и хорошеть, либо его рост замедлится, и получится клитор.

Источник

От эмбриогенеза у мужчины — шов мошонки, тонкий шрам на ее середине. Урогенитальная борозда бесполого эмбриона может распахнуться и сформировать половые губы, если речь идет о девочке. У мальчика же она срастается в мошонку; там, где сдвинулись ее края, остается псевдошрам, по которому так весело провести ногтем. На последних неделях беременности в мошонку опустятся яички под влиянием тестостерона. Ну, или не опустятся — это называется крипторхизм.

Есть, конечно, и версия повеселее. Мол, шрам этот остался от вынимаемой кости пениса, которая потребовалась Богу, чтобы сотворить женщину. А то как же так — у собаки бакулюм (кость в члене) есть, у мыши есть, а человек обходится ненадежной гидравлической системой.

Да и созидательный потенциал у кости пениса повыше, чем у ребра, которое к тому же парное. Помните, в Книге бытия 2:22: «И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию»? Нормально проведенная операция под общим наркозом, но шрам остался.

Добавим к списку странных сувениров еще мужскую, или простатическую, маточку. Это редуцированный мюллеров проток, который у женщины стал маткой и фаллопиевыми трубами, а у мужчины — слепым мешком, карманчиком на предстательной железе (и привеском придатка яичка в придачу).

Ничего интересного простатическая маточка не делает. Может разве что содержать врожденные кисты, но это совсем не весело.

Пол выходит из-под контроля

Если бы процесс половой дифференциации эмбриона происходил без ошибок, это было бы… как-то не по-человечески. Поэтому сбои, которые происходят на разных стадиях, неисчислимы.

Ошибка может проявиться в самом хромосомном наборе. Обычный кариотип, набор хромосом человека, обозначают как 46, XX или 46, XY. Состояние, когда вместо стандарта что-то необычное, называется анеуплоидией половых хромосом.

Человек может иметь всего одну хромосому, две, даже целых пять. А еще есть мозаицизм, когда в части клеток хромосомный набор в порядке, а в другой части сломан.

Моносомия — это кариотип 45, X: сорок пять хромосом и только одна X (X0). Ее называют синдромом Тернера. Он встречался бы очень часто, но выживает лишь один из сорока эмбрионов с таким синдромом. Женщин с 45, Х чаще всего отличают низкий рост и бесплодие (моносомия бывает только у женщин). О том, как живется с синдромом Тернера, можно почитать здесь.

Существует мозаичный вариант этого нарушения, кариотипы 45, X / 46, XX и 45, X / 46, XY. То есть оно встречается и у мужчин тоже. Часто мужчины 45, X / 46, XY — мужчины как мужчины, со стандартным комплектом в штанах, просто невысокие. Промежуточные варианты этого кариотипа могут выглядеть по-разному, от женского набора половых органов до гермафродитизма.

Трисомия по X хромосоме, хромосомный набор XXX или кариотип 47, X, — тоже чисто женская фича. Ее диагностируют только у 10 % ее носителей. При этом присутствует кариотип 47, X у одной женщины из тысячи. Дело в том, что проявляется 47, X очень по-разному.

Самый частый признак — высокий рост. Но высокую девочку родители скорее отправят в баскетбольную секцию, чем на цитогенетический анализ. Статья 1959 года, где трисомия по X-хромосоме впервые была описана, вообще называлась «Доказательство существования «суперженщины».

Довольно часто встречается синдром Клайнфельтера, полисомный набор 47, XXY: 1 из 600 новорожденных мальчиков страдает им. Клинически он заметен в основном в пубертате: все кругом отращивают усы и пиписьки, а 47, XXY — нет. Сперматозоидов у такого больного нет, остальные внешние признаки варьируются, в общем, выходит не очень понятно. А в целом полисомные наборы могут быть очень разными, включая полисомию по Y-хромосоме — XYYYY. Таких, правда, пока зарегистрировано меньше десяти.

Если хромосомы собрались в обычном порядке, можно обломаться на стадии гормональной.

То, что выглядит как женщина, не обязательно обладает кариотипом 46, X. Возможно, это пятьдесят восемь хорьков в платье. Или девушка с синдромом нечувствительности к андрогенам, синдромом Морриса.

При синдроме Морриса ген SRY на Y-хромосоме исправно запускает цепь событий, которая должна привести к превращению в мальчика. Яички образуются. Яички производят тестостерон. Но андрогеновый рецептор NR3C4 сломался. Он может слабо принимать сигналы андрогенов, принимать частично или не улавливать их вовсе. В последнем случае эмбрион купается в мужских гормонах, но упрямо развивается по женскому типу.

Акушерка орет: «У вас девочка!» — девочка вырастает в женщину. Яички в брюшной полости и отсутствие первичных половых женских признаков без обследования не видно, кариотип XY тоже; внешне носитель синдрома — женщина. Иногда очень привлекательная: у модели Ханны Габи Одиль синдром полной нечувствительности к андрогенам. При слабой нечувствительности к андрогенам получается совершенно обычный мужчина, разве что с проблемами по части полового созревания и размножения. При частичной — внешность мужская, а половые признаки с вариациями.

Александр Фомин, психиатр, эндокринолог-андролог — о психоэндокринологии, синдроме Морриса и самовосприятии:

«Фундаментальное отличие мужчин и женщин — женский репродуктивный цикл. Чаще его называют менструальным, но это не совсем точное название. Именно репродуктивный цикл формирует психоэндокринный статус женщины. Там, где он в том или ином виде нарушен, меняется и статус. При этом мы можем оценить количество в популяции людей, которые демонстрируют то, что можно назвать отклонением от психоэндокринных норм. Их окажется намного больше, чем аномалий полового развития в целом.

Если вы спросите, когда родители должны сказать ребенку, что у него интерсексуальность, я скажу „никогда“. Запрос на этот разговор должен исходить от ребенка, если он вообще ему потребуется. Интерсексуальность — не транссексуальность, когда ребенок остро чувствует, что он в теле не того пола. С психической точки зрения она не обязательно заметна.

Возьмем для примера синдром Морриса. Рожденный младенец женского пола может быть девочкой… или недозревшим из-за генетического сбоя мальчиком. Если отклонения выражены не экстремально, то половые органы выглядят как женские, никто и не подумает, что это может быть мальчик. Ребенка воспитывают как девочку, он социализируется по женскому типу. До пубертата никто не заподозрит подвоха, в том числе она сама. Затем выяснится, что у девочки нет менструаций, начнут искать причины, найдут синдром Морриса. С точки зрения биологии поведение ребенка не может существенно измениться: хотя у нее высокий уровень тестостерона, организм не воспринимает его, выходит, тестостерон не влияет на поведение. А самовосприятие во многом определяется уровнем гормонов. Гормональный статус не изменился, значит, с биологической точки зрения самовосприятие остается прежним».

Женской гонадальной дисгенезией, или синдромом Свайера, называют случаи, когда ошибку содержит ген SRA и другие гены, ответственные за образование яичек. Тестикул не будет, так что эмбрион плюет на свой XY-кариотип и продолжает превращаться в девочку. У нее будет женская внешность, женская репродуктивная система и женские половые органы, только вот яичники — не яичники.

Пока не наступит половое созревание, носительница синдрома Свайера, вероятнее всего, не заметит проблемы. Впрочем, она всегда сможет, если захочет, забеременеть с помощью ЭКО.

Существуют и мужчины с кариотипом XX. Этот сбой происходит еще на стадии образования сперматозоидов: X-хромосома, которую они тащат, в процессе случайно получает ген SRY или любой из сопутствующих. В ходе беременности эмбрионом с кариотипом XX «контрабандные» гены мужского начала успешно запускают процесс превращения в мальчика. В итоге может получиться что угодно: от бесплодного и не очень крупного, но в целом обычного мужчины до истинного гермафродита.

Причин, по которым пол эмбриона выдает вариацию на тему бинарности, несколько десятков. Каждая из них — отличный повод поругаться: кто такой все-таки мужчина? Кто такая женщина? Мы не можем стопроцентно положиться ни на хромосомный набор, ни на генетический. Не доверяйте первичным половым признакам, не доверяйте фертильности, не доверяйте месячным.

Кто больше женщина — бегунья Мария Хосе Мартинес-Патино с синдромом полной нечувствительности к андрогенам, которую в 1985 году дисквалифицировали за кариотип XY, или модель Кэролайн Косси, которая начала жизнь мальчиком, зато у нее в наборе хромосом целых три X и только одна Y?

Хочешь быть женщиной — посильно будь ей. Хочешь андрогином — пожалуйста. Хочешь фотографироваться в чулках, но жена против — придумай что-нибудь. Хочешь две прищепки на свои мужские соски — держи, друг. Твои соски, конечно, и мышь не выкормят, но они всё равно прекрасны.

Мальчик, девочка, интерсекс: как часто рождаются дети с вариациями пола

Источники: ВОЗ (2016), исследование (2000), исследование (2018)
А вот что еще интересно
А вот еще что интересно