Что такое время? Отвечает философ времени Джакомо Андреолетти

Трудоголик — это диагноз. Как обнаружить и чем лечить зависимость от работы

Слово «трудоголик» нередко звучит в разговорах, часто в это понятие вкладывают положительный смысл: мол, человек — незаменимый работник, радеет за свое дело! Однако специалисты склонны к более мрачному взгляду на трудоголизм, считая его психическим расстройством, с высокой долей вероятности приводящим к эмоциональному истощению, депрессиям и даже нарушениям физического здоровья. Где грань между любовью к работе и зависимостью от нее?

Термин «трудоголизм» введен в научную терминологию совсем недавно — в 1971 году, когда психолог Уэйн Отс определил его как «навязчивое или неконтролируемое желание работать». С тех пор это понятие неоднократно пересматривалось и уточнялось: ученые до сих пор не пришли к консенсусу, можно ли считать этот феномен одной из форм нехимической зависимости (и ставить трудоголикам соответствующий «официальный» диагноз) или просто дезадаптацией социального поведения, не требующей специального лечения.

Американская психологическая ассоциация определяет трудоголизм как сочетание трех основных симптомов:

— внутреннее чувство «принуждения» к работе;
— постоянные мысли о работе во внерабочее время;
— работа сверх установленной или ожидаемой нормы в ущерб другим сферам жизни.

Эти критерии явно перекликаются с описанием других нехимических зависимостей, например от азартных игр, приведенным в Международной классификации болезней (МКБ-10): «доминирование игры в жизни пациентов в ущерб социальным, профессиональным, материальным и семейным ценностям и обязательствам; навязчивое влечение к азартным играм». Самого диагноза «трудоголизм» в МКБ-10 нет, однако психиатры могут включать его в категорию F.63.8 «Другие расстройства привычек и влечений».

Главная отличительная черта трудоголизма как личностного расстройства заключается в том, что работа не только занимает важнейшее место в жизни человека — она становится навязчивой идеей, постепенно заслоняющей собой всё остальное.

Трудоголик не просто любит свою профессию: он буквально одержим ею, не может думать ни о чем другом — ни о собственном здоровье, ни о своих близких, ни даже об отдыхе и развлечениях. Работа становится «дофаминовым крючком»: тем стимулом, который раз за разом вызывает удовольствие, и с каждым разом для привычного ощущения удовлетворенности требуется всё большее количество выполненных задач. Очень напоминает картину нарко- и алкопотребления, верно?

Только «действующим веществом» в случае нехимической зависимости становятся нейромедиаторы, вырабатывающиеся нашим собственным организмом в ответ на привычные психологические стимулы. Для игромана таким стимулом становится азарт и волнение перед автоматом или карточным столом, а для трудоголика — признание руководства и коллег в виде премий, грамот, похвал или даже сам процесс решения профессиональных задач и ощущение собственной «незаменимости» на рабочем месте.

По оценке американского исследователя Марка Гриффитса, трудоголизму подвержены от 10 % до 25 % работающего населения США. В европейских странах цифры несколько меньше: к примеру, в Норвегии средний процент трудоголиков среди населения 18–64 лет — 7,3–8,3 %; в Венгрии этот показатель равен 8,2 %.

В России, по приблизительным подсчетам томских исследователей, высокий уровень трудоголизма выражен у 12,5 % работающих граждан. Таким образом, примерно каждый десятый трудящийся страдает настоящей зависимостью от работы!

Для сравнения: количество людей, зависимых от азартных игр, по разным оценкам, составляет всего 1,5–3 %. Почему трудоголизм принимает масштабы самой настоящей эпидемии?

Работа как легальное бегство от реальности

Как и любая другая аддикция, трудоголизм представляет собой вариант «ухода» от реальности. Все мы время от времени пользуемся похожей стратегией: когда проблема не решается, довольно разумно «поставить ее на паузу», занявшись другими делами. Но если люди со здоровой психикой рано или поздно возвращаются к трудностям и преодолевают их, то у людей с разными формами зависимости эта «пауза» не кончается никогда — а проблемы так и остаются неразрешенными, постепенно нарастая, как снежный ком.

Опасность зависимости от работы состоит в том, что ее развитие происходит незаметно не только для самого трудоголика, но зачастую и для окружающих. Если человек, страдая от последствий тяжелого развода, запрется дома и станет выходить, только чтобы докупить новую порцию алкоголя — близкие забьют тревогу. Никем не понятый подросток находит утешение в наркотическом трансе — и родители, как только заподозрят неладное, немедленно обращаются за помощью к психологу.

Но что слышит человек, спасающийся от жизненных неурядиц тем, что находит дополнительную подработку, а то и несколько? Редкие обеспокоенные голоса утонут в хоре похвал: «Молодец! Не раскисаешь, а развиваешься в профессии!» Больше того, «уйти с головой в работу» нередко даже советуют людям, переживающим сложный эмоциональный период.

Еще сложнее отследить формирование аддикции в тех случаях, когда человек не испытывает явных проблем в жизни, а просто очень увлечен своим трудом. Кажется, это мечта — заниматься делом, которое любишь, правда? Удивительно ли, что молодой специалист тратит время на профессиональное развитие, думает о процессах и задачах чуть ли не 24 часа в сутки? Редко кому везет найти свое призвание! Но вот постепенно работа заполоняет всё жизненное пространство, безжалостно вытесняя остальные сферы: семью, чувства, здоровье, заботу о себе, отдых, хобби — и здоровый интерес незаметно превращается в опасное расстройство.

Три типа трудоголизма

В зависимости от мотивов, побуждающих «убегать от реальности» в работу, канадский психолог Рональд Бурке выделяет три типа трудоголиков:

«Энтузиасты работы» (Work Enthusiasts)

Отличаются высокой мотивацией достижения, стремлением к карьерному росту и позитивной самооценкой. Иначе говоря, это трудоголики, для которых работа — лучший (а зачастую и единственный) источник удовольствия.

«Увлеченные аддикты» (Enthusiastic Addicts)

Характеризуются амбивалентным отношением к профессии: успехи их окрыляют, а неудачи серьезно выбивают из колеи; самооценка таких людей сильно зависит от внешней оценки со стороны коллег и руководителей. Этот тип трудоголиков постоянно находится в состоянии «эмоциональных качелей» — от восторга к унынию и обратно, а работа выступает важнейшим стимулом для переживаний.

«Аддикты работы» (Work Addicts)

Мотивированы не на достижения, а на избегание неудач, склонны к сильному эмоциональному выгоранию и низкой самооценке. Другими словами, для таких трудоголиков работа — пресловутый «чемодан без ручки», который невероятно тяжело нести, но и выбросить невозможно, поскольку без нее теряется всякий смысл существования.

Таким образом, о формировании психологической зависимости от работы можно говорить в тех случаях, когда трудовая деятельность становится для человека наиболее значимым источником смыслов, чувств и переживаний — неважно, позитивных или негативных.

При этом все остальные составляющие внутренней и внешней реальности личности отодвигаются на второй план: приоритетом трудоголика в любой ситуации будет работа.

Женский трудоголизм — побег от «двойной нагрузки»

Любопытная тенденция прослеживается в исследованиях трудоголизма у мужчин и женщин. Часть исследователей утверждает, что зависимость от работы не связана с полом, другая часть — указывает на то, что риск ее развития у мужчин значимо выше, чем у женщин.

Психологи Итжак Харпаз и Рафаэль Снир объясняют это противоречие очень просто: выводы ученых зависят от того, по какому критерию оценивается уровень трудоголизма. Если речь идет об отношении к работе — признаки аддикции проявляются примерно одинаково у представителей обоих полов. Если оценивается поведение: время, проведенное на работе, ответы на рабочие звонки и письма в личное время и т. д. — мужчины-трудоголики с большим отрывом лидируют.

Дело в том, что женщины во всех странах мира имеют неофициальную «вторую смену»: неоплачиваемую работу по дому и воспитание детей. Общество готово поддерживать мужчин, скрывающихся за ширмой трудоголизма от бытовых проблем, но позволить то же самое женщинам?

Ну уж нет. Ты можешь быть по уши погружена в работу, ставить ее на первое место в жизни, но от обязанностей по уходу за детьми или престарелыми родственниками, обеспечению быта тебя никто не освободит, и не мечтай. В результате у женщин, помимо прочего, формируется специфическая мотивация, способствующая развитию трудоголизма: возможность сбежать из «кухонного рабства», почувствовать свою значимость как специалистки и личности.

Переработки вредны для личной жизни

Почему психологи рассматривают трудоголизм как серьезную проблему? Ученые настаивают, что «уход в работу» влечет за собой негативные последствия как в краткосрочной, так и в долговременной перспективе.

В метааналитической работе американская исследовательница Малисса Кларк и ее коллеги показывают, что этот тип зависимости отрицательно сказывается и на семейных отношениях, и на самоощущении личности.

Психологи отмечают, что трудоголизм плохо сказывается на семейной жизни:

  • члены семьи недовольны отношениями друг с другом и выполнением функциональных обязанностей семьи;
  • ухудшаются супружеские отношения, супруги всё больше недовольны друг другом;
  • обостряется конфликт между работой и остальной жизнью.

Но и на личность трудоголизм влияет негативно:

  • растет неудовлетворенность жизнью;
  • нарастает эмоциональное выгорание;
  • ухудшается физическое и психическое здоровье.

Приблизительный портрет типичного трудоголика — сварливый, циничный, страдающий от болей и неврозов (до врачей дойти некогда — работа!) человек, постоянно ссорящийся со своими близкими и уверенно движущийся в сторону разрушения собственной семьи.

Переработки не способствуют карьерному росту

Возможно, такую высокую цену мы платим за то, что наша работа приносит пользу для общества и для нас самих? Безжалостная статистика утверждает обратное. В том же исследовании приведены данные о последствиях трудоголизма в профессиональной сфере:

  • увеличение стресса от работы и уменьшение удовлетворенности работой;
  • рост контрпродуктивного поведения (ошибок, которые приходится переделывать, отвлечения от работы на перекуры и разговоры и т. п.);
  • общее снижение производительности труда.

Ряд авторов утверждает, что часы, проведенные на работе, окупаются повышением оплаты труда и карьерным ростом. Другие исследователи опровергают эти наблюдения, подчеркивая, что видимая успешность достигается за счет того, что трудоголики создают работу «сами себе»: например, начинают новые проекты или усложняют уже имеющиеся, но на реальной эффективности организаций, в которых они работают, эти усилия не сказываются.

Впрочем, для этого противоречия есть достаточно простое объяснение: трудоголизм способствует увеличению количества работы, но не ее качества.

Соответственно, на «низовых» должностях, где заработок напрямую связан с затратами времени (чем больше операций выполняешь, тем больше тебе платят), трудоголизм сотрудника способствует повышению его благосостояния. Однако в деятельности, требующей от специалиста прежде всего качественного роста — например, на управленческих, инженерных или творческих должностях, — трудоголизм не только не помогает, но и мешает профессиональному развитию.

Почему мы становимся трудоголиками

На этот вопрос нет единого ответа, поскольку факторов, влияющих на развитие аддикции, очень много. Для формирования зависимости от работы существует несколько видов предпосылок.

Культурные. Во многих культурах работа вне дома считается «индульгенцией» от выполнения других социальных ролей: семейных, дружеских, родственных и т. д. Таким образом, люди, сталкивающиеся с трудностями в личных отношениях, вместо рефлексии и анализа собственного «я», находят легкую лазейку, прячась за образ Очень Занятого Человека, — эта модель может десятилетиями передаваться из поколения в поколение при полной поддержке окружающих.

Социальные. Исследователи указывают на связь трудоголизма с особенностями воспитания человека в родительской семье. Чрезмерная требовательность, строгий контроль, «холодные» отношения могут приводить к формированию комплекса неполноценности, которое затем выплескивается в патологическое стремление доказать свою значимость через работу. Этому же способствуют и жесткий, авторитарный подход к воспитанию и обучению детей в школах и детских садах: после десяти лет убеждения, что отличники во всем лучше двоечников, нетрудно перенести невротическое желание быть «отличником» и во взрослую жизнь.

Личностные. Ряд особенностей характера повышает риск оказаться в зависимости от работы. К таким особенностям относят перфекционизм, высокую ориентированность на достижения, настойчивость, высокую организованность, склонность к контролю и т. д. Трудоголизм, по сути, «заостряет» эти черты: аккуратность превращается в болезненную педантичность, личностная устойчивость — в тяжеловесный консерватизм, и т. п.

Физиологические. Некоторые врожденные особенности нервной системы повышают риск развития аддикций. В их число входит преобладание процессов торможения над процессами возбуждения в коре головного мозга, высокая устойчивость и слабая переключаемость нервной системы. Люди, обладающие такими особенностями — «флегматики», которым тяжело переключаться с одного занятия на другое или совмещать исполнение сразу нескольких социальных ролей. В некоторых случаях им бывает сложно переключаться с рабочих задач на домашние или другие дела, а затем «включаться» обратно, поэтому работа может постепенно занимать всё большее и большее жизненное пространство.

Экономические. Низкая оплата труда или отсутствие социальных гарантий нередко вынуждают людей брать на себя всё больше и больше работы, чтобы обеспечить себя и детей. Часто эту работу приходится совмещать с неоплачиваемым домашним трудом, поскольку найм персонала или покупка бытовой техники оказывается попросту не по карману. Постепенно и дети вырастают и становятся более автономными, зарплата и уровень жизни понемногу поднимается, но въевшаяся привычка много и тяжело работать, а также неуверенность в будущем заставляет по-прежнему трудиться «на износ».

Трудоголизм — или необходимость выживать?

Многие люди, среди которых встречаются и журналисты и иногда даже психологи, ставят безусловный знак равенства между трудоголизмом и бесконечным «пропаданием на работе» (а то и двух-трех), что в корне неверно.

К сожалению, наша страна — страна «работающих нищих»: это подтверждают даже оценки Росстата (а официальную статистику, как мы помним, можно смело делить где на два, а где и на пять, чтобы получить приближенную к реальности картину).

Медианная зарплата — опять же по официальным оценкам — составляет примерно 33 тысячи рублей: это значит, что для обеспечения хотя бы минимально приемлемого уровня жизни себе и детям многие россияне и россиянки вынуждены «крутиться»: набирать по 2–3 ставки на официальных и «серых» подработках; шить, вязать, печь торты на заказ; «таксовать» по вечерам и т. д.

Делает ли это таких людей трудоголиками? Нет, если в приоритетах у них стоит не «работа ради работы», а собственное благополучие или интересы семьи.

В таких случаях людям требуется отнюдь не психологическая помощь, а соблюдение их прав на достойную оплату труда, качественную медицину, оплачиваемую из «скрытых» сборов в фонды социального и пенсионного страхования, доступное образование и т. д.

Чек-лист для проверки на трудоголизм

Критерии, по которым определяется зависимость от работы, делятся на две группы: поведенческие и психологические.

С поведенческими всё более или менее просто: достаточно подсчитать, сколько часов в неделю вы тратите на работу, ответы на деловые звонки и письма, консультирование коллег и т. п. Если суммарное время превышает 60 часов в неделю — это повод задуматься, всё ли в порядке с вашим отношением к работе.

Впрочем, психологи справедливо указывают на то, что время, затрачиваемое на работу, не может быть единственным критерием определения трудоголизма. Гораздо важнее показатели, связанные с отношением к работе и к другим людям: навязчивое влечение к работе, гиперконтроль, трудности с общением.

Вы можете считать себя трудоголиком, если:

— не можете делегировать рабочие задачи подчиненным или коллегам, предпочитая самостоятельно выполнять и контролировать все этапы проекта;
— тратите на работу больше времени и душевных сил, чем на общение с родными и друзьями;
— думаете или тревожитесь о работе во время отдыха, перед сном, в отпуске и т. п.;
— раздражаетесь, если ваши коллеги не выполняют работу на уровне высочайшего качества;
— теряете самообладание, если рабочие планы вдруг срываются по какой-то причине;
— чувствуете вину, когда не можете заниматься работой по объективным причинам;
— между семейными и рабочими делами всегда выбираете работу;
— ощущаете себя постоянно занятым, чаще всего — несколькими делами одновременно.

Хотя бы половина совпадений с этими утверждениями однозначно указывает на наличие проблемы с зависимостью от работы. Лучшее, что можно сделать в этой ситуации, — обратиться за консультацией к психологу или психотерапевту, специализирующемуся в сфере работы с нехимическими аддикциями.

Скорее всего, психолог предложит вам пройти диагностику: ответить на серию тестовых вопросов, рассказать о вашем видении проблемы, а затем с помощью небольших заданий, бесед и совместных размышлений будет помогать вам найти способ вернуться к нормальному жизненному балансу и превратить зависимость от работы в здоровое отношение к своему делу.

Крайне важно уметь отделять действительно психологическую проблему от работы на износ ради выживания. В условиях, когда семья не может позволить себе лишнюю пару обуви взрослым или путевку в летний лагерь ребенку (а таких семей в России, увы, большинство), «лечиться» от трудоголизма — увы, непозволительная роскошь.

Другой вопрос, что в будущем, когда финансовая яма останется позади, «трудоголиков поневоле» ждут те же последствия, что и других аддиктов: подорванное здоровье, испорченные отношения с близкими, сниженная самооценка и бесконечное чувство незаполняемой внутренней пустоты.

Пять шагов от трудоголизма к здоровому трудолюбию

Шаг 1. Взвесить риски

В первую очередь необходимо оценить, находитесь ли вы в «группе риска» развития трудоголизма. Для этого можно пройти один из психологических тестов: например, опросник «Работоголизм» Е. П. Ильина и подсчитать результаты в соответствии с ключом. Кроме того, полезно оценить общие затраты времени, которое вы посвящаете непосредственно работе или мыслям о ней: слишком высокий результат указывает на опасность возникновения зависимости.

Шаг 2. Оценить баланс

Крайне полезная практика — оценка баланса между различными сферами жизни, позволяющая понять, достаточно ли гармонично распределяются ваши ресурсы и хватает ли вам возможностей для отдыха и восстановления после работы.

Для этого существуют несложные техники: например, в течение недели вести хронометраж собственных дел, а затем подсчитать, нет ли явного перевеса времени в одной из сфер «работа», «семья/близкие», «отдых» «хобби» и т. д.

Другой вариант — на отдельном листе составить диаграмму: выписать в столбик основные сферы вашей жизни, рядом с каждой нарисовать отрезок длиной от 0 до 10 сантиметров, соответствующий вашей оценке собственной удовлетворенности в этих сферах. В качестве ориентиров можно взять такие значения: 0 — «всё очень плохо», 3 — «скорее плохо, чем хорошо», 5 — «нечто среднее», 7 — «скорее хорошо, чем плохо», 10 — «всё отлично». Дальше стоит посмотреть на получившийся рисунок: есть ли на нем заметные «выбросы» в сторону 0 или 10 или всё относительно ровно? А может быть, все отрезки получились совсем короткими и стоит подумать уже не о трудоголизме, а о том, нет ли у вас депрессии или эмоционального истощения?..

Шаг 3. Использовать методы самопомощи

Если вы поняли, что находитесь в группе риска, и ваш жизненный баланс медленно, но верно сдвигается в сторону приоритета работы над всем остальным, можно воспользоваться одной или несколькими техниками психологической самопомощи. К ним относится, например, планирование собственных дел с учетом не только рабочих задач, но и обязательного времени «на себя»: отдыха, приятного общения, восстановления здоровья — не менее 4 часов каждый день. Можно использовать один из вариантов аутотренинга, использовать методику «Колесо баланса» и т. п.

Шаг 4. Попросить обратную связь

Если проблема формирующейся зависимости от работы начинает вас беспокоить, поговорите с людьми, которые хорошо вас знают — замечают ли они происходящие с вами изменения? Не страдают ли близкие от вашего невнимания, не чувствуют ли члены семьи себя покинутыми? Есть ли способ, которым они могут вас поддержать, например, чаще проводить время вместе, напоминать о необходимости отдыха и т. д. — и готовы ли вы принять их помощь?

Если такой диалог по каким-то причинам невозможен, вполне нормально воспользоваться помощью специалиста в режиме разовой психологической консультации. Это займет не очень много времени, зато отлично поможет расставить всё по полочкам в вашей голове.

Шаг 5. Психологическая помощь

Напомним еще раз: трудоголизм — серьезная проблема, требующая специальной терапии! Если вы или кто-то из ваших близких страдает зависимостью от работы, то требуется квалифицированная помощь, причем чем раньше, тем лучше. Психическое здоровье (как, впрочем, и физическое) — вопрос, в котором лучше проявить излишнюю бдительность, чем упустить из вида серьезное расстройство, на коррекцию которого потом понадобятся годы.

Так или иначе, лучший способ борьбы с трудоголизмом — не допустить его появления. Попасть в психологическую зависимость от работы, особенно когда ее объем приходится увеличивать ради выживания собственной семьи, очень легко, а вот вернуться к норме бывает чрезвычайно сложно.

Именно поэтому психологи твердят о чрезвычайной важности соблюдения баланса между разными сферами жизни: работой, отдыхом, временем с близкими, хобби и т. д. Сохранить гармонию подчас бывает не так просто, но именно она является залогом важнейшего результата: получения радости от жизни и обыкновенного человеческого счастья.