Существует ли наше «я»: откуда взялась идея уничтожения эго и есть ли в ней научный смысл

Прекрасное

Новые русские: чем сегодня занимаются молодые композиторы в России

Молодое поколение в возрасте до тридцати выглядит гораздо менее однородно, чем их коллеги постарше. Сегодня «образ» композитора становится размытым, а деятельность представителей этой профессии часто не ограничивается только музыкой. Чем же занимаются ребята, выросшие в 90-х, и что их отличает от старших товарищей?

Самому взрослому участнику этой подборки 32 года, и он уже прославил Россию на одном из престижнейших международных конкурсов — Gaudeamus. В 2015 году Александр Хубеев становится первым за 12 лет российским автором, получившим главный приз. А за всю историю премии, которая вручается с 1957 года, покорить эту вершину удалось еще только одному нашему соотечественнику — Дмитрию Курляндскому. Сегодня имя Хубеева стало нарицательным и входит в профессиональный фольклор. В юмористическом гороскопе для музыкантов на 2018 год Венедикта Пеунова Хубеев упомянут дважды:

«Пианисты.

<…> По прежнему будут в моде Брамс и Рахманинов. Меньше Бетховен. Ещё меньше Бах. Совсем мало — Хубеев. <…>

Настройщики роялей.

У настройщиков прибавится работы. В основном, из-за Щедрина, Мацуева и Хубеева».

[Авторские орфография и пунктуация сохранены. — Ред.]

Если раньше современная академическая музыка находилась в положении гетто, а о композиторах, ее пишущих, ничего не знали даже их коллеги из соседнего цеха, то сегодня в этой стене пробита брешь, и во многом именно благодаря победе Александра.

Музыку Хубеева оценил даже скандальный персонаж Всеволод Чаплин (кстати, любопытное совпадение: сейчас он является клириком в храме Вознесения Господня на Никитской, что в пешей доступности от Московской консерватории).

Современные композиторы часто используют расширенные техники игры на музыкальных инструментах — когда звук извлекается не традиционным способом, таким, например, как нажатие клавиши на фортепиано, а ударом по корпусу рояля или с помощью игры на его струнах.

Ровесник лауреата Николай Хруст в этом году планирует защитить диссертацию. В ней впервые на русском языке будет представлен опыт классификации новых инструментальных техник, которыми активно интересуется и Хубеев. Кроме того, последний выступает адептом использования подручных материалов в качестве источников звука, а также создает собственные электроакустические музыкальные инструменты. Произведения Александра Хубеева можно послушать на Soundcloud.

Александр Хубеев. Ghost of dystopia. Исполняет Nadar Ensemble

Если поколение родившихся в 80-е активно расширяет внутренние возможности композиции, то более юные авторы чаще обращаются к смежным дисциплинам: импровизации и перформансу.

26-летний Дмитрий Бурцев, выпускник Московской консерватории 2017 года, помимо основной деятельности, занимается импровизацией. Такое сочетание не редкость для молодых композиторов, однако добиваются успеха в этой области лишь единицы. В современной академической среде об импровизации знают немного, а специалистов можно сосчитать по пальцам. В первую очередь здесь следует назвать имена джазовых импровизаторов Алексея Наджарова и Алексея Сысоева. Однако джаз и академическая музыка до последнего времени почти не пересекались. Пионером на этом пути стал Владимир Горлинский: несколько лет назад он организовал в Московской консерватории факультатив с практическим упором на групповую свободную импровизацию. Вместе с Бурцевым, Сысоевым и музыковедом Владиславом Тарнопольским они проводят в стенах все того же учебного заведения первый импровизационный фестиваль под названием Set by set. В практике сочинения Дмитрия Бурцева, который, как видим, успешно совмещает собственно музыкальную и организаторскую деятельность, занимает идея сломанных вещей:

«Постсоветское пространство, где мы живем, — это мир сломанных вещей, продолживших свое существование в новом качестве, увечье здесь норма. Я пытаюсь документировать и рефлексировать это пространство через звуки, рефлексировать эту норму, как естественный и неизменный порядок. Этот странный материал требует от меня большой точности и разработанности инструментария, к чему я стремлюсь все последнее время».

Музыкальный перформанс «несколько способов [не] слушать Баха» в Музее Вадима Сидура

Сейчас в импровизационный кружок Горлинского ходит значительная часть актуальных молодых музыкантов. Среди них и композитор из Белоруссии Татьяна Герасимёнок, студентка 4-го курса Московской консерватории. Строгое разделение жанров кажется Татьяне противоестественным, в своем творчестве она выступает за синтез искусств. Некоторые ее произведения становятся музыкой «для глаз» в той же степени, что и «для ушей».

Татьяна Герасименок. The Creed. 2015

Герасименок предпочитает «первобытный нерафинированный звук», как наиболее «честный», поэтому в ее произведениях часто встречаются шумы естественного происхождения. Если у композиторов предыдущего поколения поиск новых возможностей звукоизвлечения был самоцелью, то у Татьяны это часть философского видения. Впрочем, и другие ее творческие интенции имеют внемузыкальное обоснование, иногда связанное с религией. Для авангардиста говорить о Боге в контексте своего творчества довольно нетривиально. 25-летняя Татьяна не боится быть собой и не стесняется в формулировках. Так, например, сравнивая творца с родителем, она предлагает ему почаще пользоваться контрацепцией:

«Также считаю запрещенным приемом „креативить“ ради удовольствия.

Создатели должны быть в ответе за свои действия, а поэтому — надевать презерватив на свое творчество.

Если создатель считает свое creativity серьезным, то это как раз так же серьезно, как и новая жизнь человека, следует нести ответственность за созданное, поэтому, „креативя“, важно предохраняться. Не нужно плодить общество тем, за чем не присмотришь и ответственности нести не сможешь, лишь потому, что „на душу легло — вот я и „накреативил“ в удовольствие!“. Создатель — отвечающий за детище родитель, исполнитель же — его суррогатная мать».

В предисловии к своему произведению Insomnia. Poison. она пишет:

«Моя задача — подарить новый взгляд на эстетику общепринятоуродливого, который откроет что истинная красота всегда скрыта, понимание её приходит через первоначальное отторжение и усилие. А то, что ощущается красотой без препятствия, есть шаблон, на который творцу ещё только предстоит нанизать мясо, наделяя его индивидуальными особенностями» [авторские орфография и пунктуация сохранены. — Ред.].

Простота, с которой Герасименок выражает свой пафос, несвойственна ее творческому окружению, а яркий внешний образ выделяет Татьяну на фоне серой студенческой массы консерватории. Она «рвет сразу несколько шаблонов», как говорят ее старшие товарищи, и остается при этом одной из самых интересных музыкантш нового поколения.

Андрей Бесогонов, еще один, наряду с Герасименок, композитор из класса профессора Юрия Каспарова, не загоняет свое творчество в прокрустово ложе определенного направления и, как и Эдисон Денисов, считает, что нужно попробовать свои силы в каждом стиле. Этап нервических поисков себя в музыке, свойственных молодым творцам, Андрей благополучно пропустил. Такое «легкое» пребывание в своем искусстве сделало его открытым к новому, готовым работать в любом жанре, что высоко ценится в музыкальном театре. К своим 27 годам он успел поработать со многими площадками: его сочинения звучат в таких пьесах, как «Фрукты с самого дна вазы» (проект «Брэдбериопера»), «Кооперация» (ГМАМТ им. Станиславского и Немировича-Данченко), в опере «Смерть автора», в музыкальной постановке «Кандид», в спектаклях «Бетховен» (2017) и «Демагог» (2018).

Андрей Бесогонов. Contrapiano для контрфагота и фортепиано

Театральные композиторы всё чаще становятся «героями дня», а негативные коннотации выражения «прикладная музыка» размываются в связи с общим вектором на «синтетизацию» искусства.

Некоторое время назад вспыхнула звезда Настасьи Хрущёвой, «потеснившей Десятникова на поприще главного театрального композитора» Санкт-Петербурга. Она критикует постмодернизм, отказываясь от «тупикового пути бесконечного цитирования», и вслед за метамодернистами отвергает снобизм элитистского подхода к творчеству. Помимо прочих заслуг Хрущевой, именно эта ироническая приверженность к дилетантизму сделала ее заметной фигурой. Успешность и статус кандидата искусствоведения дают ей возможность прямо выражать свою творческую позицию — довольно популярную, но редко артикулируемую: опасность репутационных потерь и привычка покрывать тайну мраком снобизма приводят к тому, что многие другие творцы остаются непонятыми.

Настасья Хрущева. Медленно и неправильно. Исполняет автор
«Медленно и неправильно» для струнного оркестра. Исполняет оркестр Санкт-Петербургской филармонии

Так, неофициальный кружок композиторов, во многом разделяющих взгляды Хрущевой (их иронически называли «широковцами»), долгое время находился в противоречивом положении «блудного сына» по отношению к академической музыкальной среде. Помимо обычного в таких случаях «неприятия нового искусства академиками», дело осложнялось еще и тем, что сами участники объединения разделяли идеи институциональной критики и не желали вступать в диалог. Однако ситуация изменилась в 2016 году, когда в рамках XV Международного фестиваля современной музыки «Московский форум» был проведен круглый стол «Современная музыка в России: взгляд двадцатилетних», где выступили кураторы и композиторы кружка. За последние несколько лет при поддержке старших товарищей этот неофициальный союз создал собственную исполнительскую инфраструктуру, и сегодня их можно услышать на многих топовых площадках, в том числе в «Электротеатре» Станиславского, где творчество ребят поддерживает Дмитрий Курляндский. Кружок строится вокруг ученика Владимира Тарнопольского 27-летнего Кирилла Широкова, чьи идеи задают общий вектор развития коллектива и, по признанию многих молодых композиторов, повлияли на их творчество. Близки к нему по музыкальным взглядам Даниил Пильчен, Дарья Звездина и некоторые другие.

Импровизация Кирилла Широкова, Дарьи Звездиной и Даниила Пильчена

Распространенная проблема молодых творцов — отсутствие баланса между интуитивным подходом и композиторской техникой. Главенство идеи, оставшееся в наследство от эпохи концептуализма, часто выливается в неубедительное представление с претензией на интеллектуализм.

Одним из немногих, кому еще во время обучения удалось сформулировать для себя эту проблему и последовательно ее преодолевать, стал 26-летний музыкант Даниил Севостьянов:

«Мне кажется, одинаково важно и чутье (интуиция), и композиторская техника. С одной стороны, музыка может быть неплохой, как с использованием исключительно интуитивных вещей, так и только с различными остроумно примененными техниками композиции, однако все же считаю лучшим для себя попытаться органично сочетать и то и другое».

Севостьянов, так же как Герасименок и Бесогонов, ученик Юрия Каспарова. В своих сочинениях он всегда отталкивается от идеи, и именно она ему подсказывает, какие средства выразительности стоит выбрать. Эта идея, по его словам, может быть «как непосредственно музыкальная (прием, звучание), так и внемузыкальная, которую надо суметь конвертировать в „аудиоформат“». На произведение «Колыбель звезд» автора вдохновил жизненный цикл эмиссионной туманности, где рождаются небесные тела.

Даниил Севостьянов. Колыбель звезд. Исполняет ансамбль «Студия новой музыки» под управлением Игоря Дронова, партия фортепиано — Даниил Севостьянов, партия аккордеона — Сергей Чирков

В 2016 году финалистом конкурса радио «Орфей» стал уже известный в академических кругах композитор Денис Хоров. Помимо прочего, Денис занимается наукой и является куратором междисциплинарных проектов медиалаборатории Scriabin Lab при Государственном мемориальном музее А. Н. Скрябина. Хоров организует там многочисленные концертные программы и читает лекции о современной музыке. До консерватории он закончил Гнесинский колледж по классу балалайки и планировал не только поступать на кафедру сочинения, но и учиться на исполнителя, хотя сегодня уже не видит себя в таком амплуа. Однако в целом композиторы молодого поколения часто продолжают свою сценическую деятельность. Хоров разделяет мнение о том, что многие творцы в стремлении к самобытности утопают в «формализме», и не стесняется говорить об этом в советской риторике, к которой сегодня относятся настороженно. В какой-то степени это черта стиля Дениса: балалаечник-денди с изысканными манерами и актуальный композитор, изъясняющийся архаичными словооборотами, — сочетание разных характеристик придает индивидуальность образу музыканта.

ASMR. Импровизация Дениса Хорова

Если в московской музыкальной среде разнонаправленная деятельность — явление привычное, то в городах России такой феномен создает собственную культурную гравитацию, а универсальный музыкант становится центральной фигурой сообщества. Один из типичных представителей молодого творческого поколения в Нижнем Новгороде Марк Булошников — 27-летний композитор, преподаватель консерватории и основатель первого в городе ансамбля современной музыки NoName Ensemble.

Марк Булошников. Посвящение. Исполняет «МолОт-ансамбль», Санкт-Петербург

Нижний Новгород имеет свою резиденцию современного искусства — филиал ГЦСИ «Арсенал», где чаще всего и проходят концерты новой академической музыки.

Представители нижегородской интеллектуальной элиты часто жалуются на разреженную культурную среду, не насыщенную событиями, но наиболее активные из них создают ее сами.

Широкую известность Марк Булошников получил благодаря постановке оперы «Марево», которая стала участником фестиваля «Золотая маска» в 2013 году. Музыку к ней он писал в соавторстве с земляком Кириллом Широковым. Несмотря на то, что молодой музыкант уже достиг определенного статуса, это не мешает ему создавать ироничные зарисовки на стихи Пригова, чье творчество Марк исследует последние несколько лет.

Клубное выступление Марка Булошникова и украинского композитора и пианиста Алексея Шмурака

Молодые российские композиторы непохожи друг на друга и, за редким исключением, не стремятся быть тенденциозными. Единственное, что их объединяет, — широта творческой реализации и желание попробовать себя в разных смежных и междисциплинарных областях. Это и позволяет новому поколению заниматься искусством с ощущением полной свободы и не заботиться об институциональном или публичном одобрении своего творчества.