Партнерский материал

Как стать частью современного искусства

Ждет ли нас эпидемия тревожных расстройств?

Острые приступы паники в толпе, боязнь вполне безобидных предметов или постоянное беспокойство без видимой причины — тревожные расстройства психики бывают разными. Объединяет их одно: они встречаются всё чаще. Статистика заболеваемости растет, а в СМИ уже пишут об эпидемии. Что заставляет людей так сильно тревожиться и почему в России подобные состояния диагностируют гораздо реже, чем в остальном мире?

Тревожные расстройства — самый распространенный тип ментальных расстройств (он встречается примерно у 30% взрослых людей). Дело в том, что к этой группе относится множество разных видов нарушений психического здоровья. В основном они проявляются как слишком сильная тревога, беспокойство или страх, несоразмерные поводу. Вслед за страхом могут прийти и физиологические симптомы: учащенное сердцебиение, слабость, головокружение, тошнота. Одним не хватает дыхания, других прошибает пот, а третьи боятся от страха потерять сознание.

Сами по себе страх и тревога абсолютно нормальны, более того — необходимы. Они оберегают нас в потенциально опасных ситуациях: скажем, перед выходом из дома заставляют лишний раз проверить, выключены ли все конфорки на плите. Здоровая тревога помогает просчитывать возможные варианты развития событий и подстелить соломку там, где это точно потребуется. Например, беспокоясь перед ответственным выступлением на публике, многие заранее продумывают ответы на возможные вопросы.

Тревожные расстройства многократно усиливают эти изначально полезные ощущения. Они как будто выкручивают на максимум ручку громкости тревожных мыслей. Человек проверяет конфорки на плите уже не один раз, а десять, а вместо того чтобы планировать выступление, в красках представляет, каким именно образом он может опозориться, и в итоге вовсе отказывается выходить к слушателям.

Главная черта этих расстройств — чрезмерный страх, мешающий вести привычную жизнь. Проявляться он может по-разному:

  • при генерализованном тревожном расстройстве люди постоянно переживают из-за вещей, которые кажутся окружающим незначительными;
  • при паническом расстройстве приступы сильного страха, напротив, сравнительно короткие (от минуты до получаса);
  • социальное тревожное расстройство (социофобия) — это иррациональный страх перед общественными действиями. Он может мешать выступать перед аудиторией или заниматься привычными делами, даже самыми простыми, в присутствии других;
  • при специфических фобиях страх возникает только в определенной ситуации или из-за какого-то конкретного стимула. Сюда относятся и распространенные фобии (боязнь высоты, темноты, закрытых пространств), и довольно редкие — например, кумпунофобия (страх или отвращение при виде пуговиц).

Поговорка «Беда не приходит одна» отлично описывает тревожные расстройства. Часто у одного человека проявляются симптомы сразу нескольких их видов. Это состояние может сопровождать и ментальные расстройства других типов, например большого депрессивного расстройства. Беспокойство отражается и на качестве жизни в целом, и на работоспособности людей. Исследователи подсчитали, что если работники становятся менее продуктивными из-за депрессий и тревожных расстройств, мировая экономика теряет более триллиона долларов в год.

Откуда берется повышенная тревожность?

Американский журналист Скотт Стоссел, с детства страдающий паническими атаками и несколькими видами специфических фобий, пишет в книге «Век тревожности»:

«Правда в том, что тревожность одновременно феномен биологии и философии, тела и духа, инстинкта и рассудка, личности и культуры. Тревога, переживаемая как ощущение на духовном и психологическом уровне, поддается научным измерениям на уровне молекулярном и физиологическом».

Тревожность многолика, поэтому изучают ее с разных точек зрения. Стоссел рассказывает о четырех основных подходах:

  • психоаналитический подход часто используют психотерапевты. Они считают, что причина тревоги во внутренних конфликтах и подавленных мыслях клиента, которые прорываются наружу в виде беспокойства;
  • когнитивно-поведенческий. Его сторонники, бихевиористы, считают навязчивые страхи своеобразной условной реакцией: испугавшись безобидной вещи или ситуации, человек со временем может неосознанно закрепить этот страх. Избавляться от него предлагают с помощью когнитивно-поведенческой терапии (КПТ): терапевт учит клиента постепенно привыкать к источнику страха и одновременно менять привычный ход мыслей. Сегодня КПТ считается одной из самых рабочих методик избавления от тревожности;
  • биомедицинский подход изучает, какие структуры мозга и механизмы его работы формируют тревожность и какие генетические особенности увеличивают риск ее развития. Это помогает не только лучше разбираться в том, как устроено чрезмерное беспокойство, но и искать способы борьбы с ним — например, новые препараты;
  • эмпирический подход связывает тревогу с базовыми экзистенциальными проблемами, вечными вопросами, которые так или иначе беспокоят всех нас.

Представители этих направлений то жарко спорят, то заимствуют друг у друга методы. Вряд ли какой-то из подходов в ближайшее время уверенно потеснит все остальные: у тревожности множество проявлений и, чтобы изучать ее, нужно комбинировать всё новые и новые точки зрения.

Эпидемия тревоги…

Первые описания состояний, которые мы бы сейчас назвали тревожными расстройствами, появились еще в трудах Гиппократа и его учеников. Одного из их пациентов приводили в ужас кошки, другого — звуки флейты, а третий страдал недугом, который «проявляется вдали от родных мест, когда на безлюдной дороге человека охватывает страх». Получается, что повышенная тревожность знакома людям с глубокой древности, но целенаправленно изучать ее причины и проявления начали только в середине ХХ века.

Вместе с интересом исследователей и осведомленностью общества росло и количество людей, которым диагностировали то или иное тревожное расстройство. Но прошли десятилетия с тех пор, как проблему начали активно изучать, тревожные расстройства заняли свои места в классификациях болезней и учебниках для психиатров, а число людей с этими диагнозами продолжает расти — по крайней мере, так кажется на первый взгляд.

По данным работы, опубликованной в журнале The Lancet, только с 2005 по 2015 год людей с тревожными расстройствами во всем мире стало больше на 15%. Британская организация UK Council for Psychotherapy выяснила, что если в 2013 году на высокую степень беспокойства и симптомы депрессии жаловались 7% работающих людей, то через 4 года их было уже 10%.

Аналитики компании GlobalData считают, что число пациентов с тревожными расстройствами в ближайшее десятилетие вырастет еще.

Всё сильнее становится и общий интерес к проблеме. В 2018 году крупнейшая американская книготорговая компания Barnes & Noble заявила, что продажи изданий о тревожности подскочили за год на 25%. Хорошо продаются и другие товары, помогающие перестать беспокоиться. Но если в эффективности рецептурных лекарств никто не сомневается, то всё остальное вызывает много вопросов.

Маркировка anti-anxiety позволяет продавать обычные товары куда дороже, и бизнесмены этим пользуются. Стоило нам забыть о фиджет-спиннерах, как на прилавках появились успокаивающие освежители воздуха, косметика, йогурты и даже особые противотревожные пластыри. Компания Body Vibes продает набор «гармонизирующих» наклеек за 30 долларов — впрочем, нет никаких доказательств их эффективности.

…или не всё так страшно?

Ученые заявляют, что тревожные расстройства встречаются всё чаще, и пытаются объяснить почему. Немецкие исследователи приводят такую статистику: в 2005 году с ментальными расстройствами, в том числе с повышенной тревожностью, сталкивались 27% жителей стран Евросоюза, а в 2011 году — уже 38%. Повод для беспокойства? Скорее всего, нет: во-первых, в новую статистику включили 14 ранее не входивших в нее психических расстройств, а во-вторых, изменился и сам состав Евросоюза — в 2007 году в него вошли Болгария и Румыния.

Кроме того, некоторые работы, указывающие на рост тревожности, анализируют не статистику поставленных диагнозов, а результаты стандартных опросов населения. Например, ряд таких исследований включают данные психометрических тестов, проведенных с помощью Миннесотского многоаспектного личностного опросника. Этот опросник позволяет составить общий профиль личности, но для выявления расстройств психики он не используется.

А как же работы, где прямо указано, что число людей с диагнозами тревожных расстройств выросло — например, упомянутая выше статья из журнала The Lancet? Ее авторы поясняют, почему абсолютные цифры могут расти. Население Земли увеличивается, но и стареет, потому что благодаря достижениям цивилизации у людей повышаются шансы достичь пожилого возраста. По оценкам ВОЗ, сейчас различными психическими заболеваниями страдают около 15% людей старше 60 лет, из них 3,8% случаев приходятся на тревожные расстройства. Их данные тоже вошли в общую статистику — это естественное следствие того, что люди стали жить дольше.

Тревожные расстройства были и остаются важной проблемой для общества, но говорить о них как об эпидемии, уникальной для XXI века, не стоит. Многие исследователи сходятся в том, что вероятность столкнуться с повышенной тревожностью не растет, а остается стабильной на протяжении многих лет. При этом наши современники, столкнувшиеся с навязчивым страхом, находятся в относительно выигрышном положении. Благодаря тому, что сейчас общество активно интересуется этой темой, методы диагностики и лечения расстройств постоянно совершенствуются, а значит, появляется всё больше шансов контролировать свои страхи.

Не стоит воспринимать буквально громкие заголовки об «эпидемии тревожности». Это скорее повод задуматься о собственном образе жизни — всё ли нас устраивает?

Многие черты современной жизни действительно могут повышать тревожность, хотя и не до такой степени, чтобы говорить о расстройстве, которое требует терапии. Чаще всего в этом обвиняют нестабильность жизни: нерегулярные доходы, постоянный риск потерять работу или жилье, а также другие проявления прекарности. Еще одна проблема — растущая социальная изоляция: ощущение одиночества может усиливать беспокойство. Чувство тревоги и неуверенности иногда становится сигналом, который указывает на подобные проблемы.

Впрочем, если тревога выходит за рамки «обычного» беспокойства и начинает приносить неприятности, стоит проконсультироваться с врачом. Специалисты рекомендуют обратить внимание на следующие признаки:

  • беспокойство становится таким сильным, что мешает повседневной жизни (работе, учебе, общению или гигиене);
  • тревогу всё труднее контролировать;
  • человек регулярно прибегает к алкоголю или наркотикам, чтобы справиться со страхами;
  • тревога кажется верхушкой айсберга других психологических проблем;
  • страх вызывает суицидальные мысли или поведение (в этом случае нужно как можно скорее обратиться к специалисту).

А что в России?

На фоне мировой статистики официальные данные о ментальных расстройствах в России выглядят оптимистично. Например, по данным Минздрава, с 2016 по 2017 год страдающих психическими расстройствами стало меньше на 6%. К похожим выводам пришли в Национальном медицинском исследовательском центре психиатрии и неврологии им. В. М. Бехтерева: там подсчитали, что с 2010 по 2017 год заболеваемость расстройствами психики в стране упала на 8,3%.

Но многие российские психиатры считают, что эти цифры, увы, не повод для радости. Да, число поставленных диагнозов меньше, зато растут показатели инвалидности, вызванной ментальными расстройствами, в том числе среди детей.

Психиатр Георгий Костюк заявил: снижение заболеваемости «не говорит о том, что у нас стали меньше болеть, это говорит о слабой выявляемости и, соответственно, неоказании помощи».

По мнению врача, одна из главных причин этой проблемы в том, что люди, заметившие у себя симптомы ментального расстройства, боятся обратиться к специалисту. Социологические опросы показывают, что большинство россиян в принципе не готовы обсуждать свои проблемы с психологом или психотерапевтом. Гораздо чаще люди пытаются найти выход самостоятельно или просят совета у близких.

С тревожностью похожая ситуация. В 2017 году санкт-петербургские исследователи опросили онлайн 1015 психиатров из 75 регионов России и выяснили, что российские врачи ставят диагноз «тревожное расстройство» значительно реже, чем их зарубежные коллеги. При этом почти 60% пациентов опрошенных психиатров жаловались на проявления тревоги. Оказалось, что чаще всего эти диагнозы ставят врачи многопрофильных поликлиник и больниц, а также частных клиник; в специализированных психиатрических организациях «тревожное расстройство» ставят реже. Причина, как полагают исследователи, в том, что стигматизирована сама идея психиатрической помощи. Возможно, поэтому потенциальному пациенту проще прийти в обычную поликлинику или больницу.

Кроме того, бывают коморбидные состояния, когда человек одновременно страдает несколькими болезнями, связанными общими механизмами. Тревожные расстройства часто сопровождают другие проблемы (например, депрессию), но российские психиатры чаще ограничиваются одним, «главным» диагнозом.

Наконец, еще одна причина — людям не хватает базовых знаний о ментальных расстройствах. Потенциальные пациенты психологов и психиатров могут не знать, что их состояние — это не просто чрезмерная мнительность и склонность «накручивать», а проявление расстройства, которое можно скорректировать с помощью психотерапии или правильно подобранных медикаментов.

А вот что еще интересно
А вот еще что интересно