Спецпроект

Как тратить деньги с умом и красиво?

Премию за худшее описание секса впервые присудили сразу двум писателям

Лауреатами ежегодной премии Bad Sex Awards, вручаемой литературным журналом Literary Review, впервые стали два писателя, пишет The Guardian. В этом году награду получили Дидье Декуэн и Джон Харви.

Дидье Декуэн (слева) и Джон Харви (справа)

По словам жюри, оба автора так плохо описали сцены секса, что отметить лишь одного из них было невозможно. Оглашая результаты голосования, судьи заявили: «Столкнувшись с двумя соперниками, мы оказались не в состоянии сделать выбор между ними. Надеемся, британцы поймут наше тяжелое положение».

«Мы пытались голосовать, но это не сработало. — Сказали они. — Тогда мы проголосовали еще раз, но в конце концов явный победитель так и не нашелся». По их словам, худшую сцену не смогли выбрать даже после нескольких часов мучительных дебатов.

Дидье Декуэн, лауреат Гонкуровской премии 1977 года, получил премию за роман «Среди садов и тихих заводей», повествующий о Японии XII века.

Одна из сцен книги выглядит так: «Землистый привкус поразил ее. Когда Кацуро был жив и когда его член расправлялся во рту Миюки, у него был привкус сырой рыбы, молодых и теплых побегов бамбука, а когда он наконец изливался соками, то по вкусу напоминал свежий миндаль. А сейчас тот же самый член под языком Миюки был безвкусным, точно ил в храмовых прудах Хэйан-кё, когда работники Службы садов и заводей осушали их, перед тем как очистить».

Джон Харви, автор детективных романов, удостоился премии за роман «Мир».

В частности, благодаря этой сцене: «Она вся горела, и жар был в нем. Он посмотрел на ее совершенную черную извилистость. Ее глаза были голодны. Как и его собственные, они горели огнем и желанием. Более чем жаркие, более чем тропические: они вдвоем приближались к экватору. Они обнялись так, будто этим насильственным удержанием могли сварить друг друга».

В прошлом году лауреатом Bad Sex Awards стал писатель Джеймс Фрей. Судьи отметили его роман «Катерина», в котором одна из сцен описывалась следующим образом:

«Ослепительный потрясающий непреодолимый взрыв белизны. О боже. Я кончаю в нее, мой член пульсирует, мы оба стонем, глаза, сердца, души, тела едины. Едины. Белый. О боже. Я закрываю глаза, выдыхаю. Я прислоняюсь к ней, оба дышим тяжело, я все еще внутри нее, улыбаюсь».