Внутренний: тирания счастья

Опрос для читателей журнала «Нож»: кто вы и что для вас важно?

😎😎😎

Как я потеряла креативность и нашла стресс — реплика фрилансера

Взросление — термин миллениалов, не желающих мириться с реальностью счетов, кредитов и монотонных задач, которые необходимо выполнить, чтобы стать полноценной частью общества. Введите в поисковик запрос «взрослая жизнь» — и тут же утонете в разнообразии третьесортных мемов. Но даже это разнообразие не готовило меня к тем испытаниям, которые мне были уготованы после окончания института и начала самостоятельной жизни без маминого крыла.

От мамы я съехала по ряду причин, в том числе и по соображениям карьерного толка, но моя новорожденная свобода быстро окрасилась в мрачные тона стресса. Никто не подстилал мне соломку, как прежде, и спустя месяцы я оказалась в приличной финансовой яме. Я приходила домой и срывала уведомления о выселении с двери. По счетам за газ висел долг в несколько сотен долларов, поскольку управляющая компания неправильно формировала квитанции. Я поняла, что выплыть на поверхность мне поможет только дополнительный доход.

Моей подушкой безопасности стал копирайтинг на фрилансе. Для меня он означал смерть творчества.

Мой опыт отнюдь не уникален — множество людей находят подработку, чтобы свести концы с концами. Но жизнь становится всё дороже, а уровень зарплат не меняется, и закрыть дыру в бюджете после оплаты долгов и покупки самого необходимого становится всё сложнее. У некоторых моих знакомых сразу несколько работ, и после окончания одного рабочего дня они сразу переходят к началу следующего. И даже после окончания работы стресс не оставляет нас — он всегда у нас под рукой.

«Мы связаны по рукам и ногам письмами, сообщениями, соцсетями и прочими технологиями. Мы, словно собачки Павлова, спешим на звук уведомлений о новом письме или сообщении. Это непрекращающийся стресс», — отмечает психиатр Кароль Либерман.

Я искренне полагала, что мне удалось избежать чумы современного поколения — выгорания. Что достаточно добросовестно работать и грамотно распределять время между своими работами и подработками, и вскоре долги останутся позади.

Я верила в это, пока мой жених не спросил меня, почему мои тексты потеряли творческий дух. Тогда я поняла, насколько на меня влияет стресс. Я выгорела. Просто в моем случае стресс нашел другой способ выражения.

С момента окончания института я не написала ни одного творческого текста. От небольших повестей и романов я незаметно для себя перешла к написанию текстов на скорую руку, которые помогли бы стабилизировать мои доходы. Чтобы удержать равновесие, я сбросила свою увлеченность, как балласт.

Вот что говорит Либерман:

«Выгорание заполняет вашу голову, как туман, вы больше не способны продуктивно и творчески мыслить. Вы постоянно раздражены и нетерпеливы, вами движет только желание слезть поскорее с этой безумной карусели».

С этой безумной карусели порой действительно очень сложно слезть.

Даже после 40-часовой рабочей недели ты не позволяешь себе отдохнуть, потому что воспринимаешь время отдыха как упущенное — это то время, которое ты бы могла потратить на карьеру и работу.

Хроническое состояние стресса — ненадежное и нездоровое состояние, которое может привести к физическому недомоганию, головным болям, тошноте и развитию заболеваний. Но если ты привыкла верить в то, что упорная работа обязательно принесет плоды, сложно заставить себя не работать до упаду.

Когда кажется, что ты больше не можешь, ты начинаешь думать: «Наши отцы и деды справились, а я что, хуже?» Но между нашим поколением и предыдущими есть разница, и она в ритме жизни, в скорости, которая ожидается сегодня от работников. Экраны открывают перед нами весь мир: мы можем заказать что-то в интернете, и нам привезут это домой в тот же день. Бизнес-модели соревнуются друг с другом в скорости доставки своих услуг, а затраты отбивают за счет снижения зарплат работникам. Этот же подход мы применяем и к собственным ожиданиям от работы: чем быстрее мы выполним ее, тем мы успешнее, тем быстрее настанут новые свершения.

Но как это всё связано с писательством?

Как только я перестала писать для себя, я лишила себя истинной радости — лишь из-за того, что это не приносило мне доход.

Это занятие не связано с материальной выгодой, как все мои подработки. Когда я была подростком, я могла часами разговаривать с друзьями, болтать с ними в каком-нибудь мессенджере, слушать музыку и читать всяческую чепуху в интернете. Но после этого я закрывала все лишние окна, открывала текстовый редактор и писала новые и новые главы для своего романа. Меня не отвлекали никакие уведомления — это было время для меня и для моего писательства.

Сегодня я ценю ту свою способность отключаться от внешних раздражителей. Кажется, пора вернуть себе свои увлечения. И первые шаги на этом пути — осознание своего выгорания и степени своего стресса.

Внутренний – fragile-generation