Партнерский материал

Как стать частью современного искусства

Благотворительность без помощи государства: гид для чайников

Какой западный опыт стоит перенять, чтобы негосударственная благотворительность в России заработала так же хорошо? Вместе с Айман Экфорд — организатором первой инициативной группы, созданную аутистами для аутистов в России, — исследуем принципы зарубежной благотворительности (преимущественно английской) и вооружаемся правилами, которые могут помочь организовать нечто подобное в вашем родном городе.

Я — фанат книг Айн Рэнд, классический либерал и при этом интересуюсь благотворительными проектами и защитой прав меньшинств. Эти три факта обычно ставят людей в тупик. Как Рэнд и либерализм могут сочетаться с помощью обездоленным? Разве благотворительность и права меньшинств — не «левацкая» тема?

Некоторые люди левых взглядов стояли во главе отдельных движений за права меньшинств, это правда. Но вы не обязаны считать, что средства производства должны принадлежать государству для того, чтобы знать, что одним людям везет больше, чем другим (непонимание этого факта в работах моей любимой Рэнд мне как раз не нравится).

Посудите сами: даже если вы талантливый предприниматель-изобретатель, как Джон Голд, знаменитый герой романа «Атлант расправил плечи» (ну, или, скажем, как реальный Стив Джобс), вы вполне можете попасть в автокатастрофу (или заболеть раком) на заре своей карьеры.

У вас были прекрасные планы на будущее, отличные проекты, вы взяли кредиты — и вот бац! — несколько месяцев пролежали в коме и не можете подняться с постели. У вас нет сил, чтобы работать, нечем платить за кредиты, отнимают жилье — вуаля, вы оказываетесь на улице без поддержки со стороны государства на инвалидной коляске. В такой ситуации может оказаться практически каждый.

Можно возразить что такое не случится с теми, кто невероятно богат и влиятелен. Но что, если они встретят лучшего друга детства и узнают, что он совершенно обнищал просто потому, что несколько раз попадал в больницу из-за хронической депрессии? Или прочтут, что их любимый актер (скажем, Алексей Смирнов, игравший в советском фильме «Операция „Ы“») умер в забвении и нищите? Как они после этого будут себя чувствовать?

Думаю, большинству даже очень защищенных людей станет от этого не по себе. Многим в такие моменты захочется, чтобы общество было справедливее.

Или вот еще более личный вопрос: что, если наш богатый, влиятельный и привилегированный человек живет в гомофобном обществе, а его дочь гомосексуальна? Так случилось с вице-президентом США при Джордже Буше — Диком Чейни. Из-за того, что его дочь лесбиянка, ему пришлось выбирать между политикой и разрывом отношений с дочерью, между политическим остракизмом и сохранением семейных уз. В итоге он ушел из политики (правда, только на время).

Нищета, гомофобия, трансфобия, эйблизм (дискриминация инвалидов), расизм, ненависть к мигрантам не выгодна никому. Они не просто делают наше общество более несчастным, мешая миллионам людей развить свой потенциал, лишая нас хороших врачей, политиков, художников, предпринимателей, продавцов — они еще могут коснуться буквально каждого из нас: напрямую или «дотянувшись» до наших близких.

Поэтому социальные программы, которые помогли бы сделать мир более доступным для людей с отличиями, потенциально выгодны всем. Это — еще один вид страховки на тот неожиданный и ужасный момент, когда ты мгновенно можешь потерять все свои привилегии или когда в этой ситуации оказываются дорогие тебе люди.

Так уж сложилось, что государства в большинстве стран мира (а особенно в постсоветских странах) плохо справляются с подобной «страховкой». Значит, остается полагаться на частную благотворительность, в том числе на низовые инициативы и частные социальные программы.

Культура благотворительности и правозащиты: Россия vs Запад

Если вы хотите создавать простые и эффективные некоммерческие проекты в России, вам, возможно, во многом придется стать первооткрывателями. В СНГ культура благотворительности и социальной поддержки развита слабо. Поэтому я не решилась использовать для иллюстраций работу конкретных российских организаций: лично для меня (и для большинства людей, с которыми я работала) практически все эти организации оказывались недоступными или потенциально опасными. В качестве примеров я буду использовать зарубежные проекты.

Но для того, чтобы понять, как реализовать нечто подобное в странах СНГ, надо понять разницу между постсоветской и западной благотворительностью. Чтобы не наступать на грабли своих предшественников, важно знать, что мешало развитию благотворительности в наших странах, а что способствовало ее развитию на Западе.

В США и Англии есть довольно крепкая «культура благотворительности». В этих странах некоммерческий сектор (в том числе благотворительность) сформировался в результате спонтанного порядка — за счет идей и усилий самых разных людей. Никто не планировал и не спускал «сверху» этот сектор, точно так же, как никто не планирует развитие языка или норм интернет-общения.

Россия же практически всегда была страной с очень сильным влиянием власти на все сферы жизни общества.

Либерализм и протестантизм vs царизм и православие

Всё дело в том, что Англия и США прошли через бурную эпоху классического либерализма, когда вмешательство государства в дела бизнеса были минимальны, — а в России такой эпохи не было.

Большинство западных предпринимателей были либо верующими христианами-протестантами — они считали, что деньги им дал Господь, и теперь они должны ради Него помогать нуждающимся; либо либералами — они верили в ценность жизни каждой конкретной личности вне зависимости от того, к какой группе она принадлежит. Либо теми и другими одновременно.

Обе эти идеи приводили к появлению различных благотворительных проектов: от исследований борьбы с оспой до служб помощи голодающим. При этом предприниматели не были особо обременены налогами, а правительство мало занималось этими сферами, поэтому у бизнеса была большая свобода в выборе того способа, которым они могут «помочь обществу».

В Российской империи у предпринимателей, наоборот, было мало свободы действий, и они сталкивались с большим количеством благотворительных ограничений. Церковь была сильно сосредоточена на поддержании царского режима, а либеральные идеи преследовались.

Конкуренция vs государственная монополия

Проекты западных меценатов конкурировали друг с другом — точно так же, как конкурировали их бизнес-проекты. В то же время благодаря идеям либерализма и прав человека стали зарождаться сильные движения за права меньшинств — в том числе за права женщин, бедняков, мигрантов.

Они оказывали влияние на благотворителей так же, как покупатели в рыночной экономике влияют на ассортимент в магазинах: то, что поддерживали правозащитники, пользовалось спросом и развивалось дальше.

Подобное было невозможно не только в авторитарной Российской империи, а и после ее падения. СССР создавался «во имя рабочих и крестьян», но все социальные программы страны находились под полным контролем государственной элиты — а как известно, государственные монополии нерушимы и тормозят развитие любой отрасли. В подобной системе в принципе не может быть ни многообразия в оказании услуг, ни особого стимула к тому, чтобы прислушиваться к клиентам или что-то улучшать. Многие современные благотворители по инерции воспроизводят принципы работы советских государственных служб.

В Англии сохраняется конкуренция: даже в одном и том же районе небольшого городка может быть несколько мест, где выдают бесплатную еду или несколько курсов английского языка. Вы можете выбирать службу, которая ближе к вам по месту жительства или чьи услуги вам больше подходят.

Права человека vs коллективизм

Российская культура более коллективистская, чем западная, но, как ни странно, именно это мешало зарождению сильных «коллективистских» движений за права дискриминируемых групп, даже когда к власти пришли марксисты.

На Западе тоже стали популярны марксистские идеи. Тогда группы защиты прав меньшинств, чья идеология была основана на идеях универсальности прав человека, были вытеснены группами за права меньшинств с левой идеологией.

Но эти «левые» группы всё равно унаследовали базовые западные культурные ценности той эпохи: индивидуалистические и либеральные взгляды, на которых выросли родители, бабушки и дедушки лидеров этих групп. Поэтому, даже приняв марксизм, западные активисты не избавились от идеи значимости каждого отдельного человека.

Правозащитные группы сформировали сильные сообщества и движения, которые предоставляли помощь непосредственно своим «собратьям», — так появились «левые» афроамериканские церкви, обеспечивающие едой бедных чернокожих; так же появились убежища, которые геи создавали для геев. При этом меньшинства доверяли таким группам больше, чем государству или богатым благотворителям: государство их дискриминировало, а большинство богатых предпринимателей были более «везучими» и плохо понимали их проблемы, в то время как «левые» группы борцов за права отстаивали их интересы и возглавлялись такими же людьми, как они сами. То есть «западные» левые движения ценили права меньшинств, а не жертвовали ими ради большинства.

Кроме того, при всей моей личной неприязни ко многим левым движениям важно заметить, что они благотворно повлияли на частную благотворительность. Ведь чтобы выжить и продолжить помогать людям, частным благотворителям пришлось не только конкурировать, а и сотрудничать с борцами за права меньшинств.

Российские левые движения не могли унаследовать идеи универсальности прав человека и уважения к личности, потому что русским их было неоткуда наследовать.

В России правами и свободами всегда было принято жертвовать ради «общего блага», поэтому интересы своей группы или идеи отдельных людей о преобразовании общества не воспринимаются всерьез.

В итоге в Англии организации помощи бедным относятся к своим клиентам как к равным, а в России крупные «привилегированные» благотворители с деньгами не прислушиваются к менее «везучим» — менее привилегированным и более бедным правозащитникам, даже если последние отстаивают интересы тех групп, которым российские благотворители вызвались помогать.

А внутри правозащитных организаций, которые оказывают услуги различным дискриминируемым группам и зачастую управляются их представителями (ЛГБТ-организации, кризисные центры для женщин и т. п.), чаще всего сохраняется культура патерналистского общения, нарушения личных границ и невнимания к потребностям своих менее привилегированных «собратьев».


Недоразвитость постсоветского благотворительного и правозащитного сектора связана как с авторитарным прошлым, так и с культурными особенностями и экономическими законами. В итоге большинство потенциальных работников НКО просто не представляют, как помогать людям.

Давайте вначале разберемся, что может быть нужно людям, которые оказались в кризисной ситуации.

Пять необходимых вещей

Благотворительные фонды часто понимают нужды своих подопечных трудом — иначе зачем бы они устраивали детские праздники для нищих детей вместо того, чтобы обеспечить их хорошей едой, или водят в музеи и кинотеатры аутичных детей, которые зачастую не могут получить качественную медицинскую помощь, вместо того, чтобы заняться проблемой недоступности больниц?

Человеку, оказавшемуся в кризисной ситуации (будь то мигрант, обычный бездомный или трансгендерный подросток, которого выгнали из дома родители), обычно нужны очень простые вещи. Об этих вещах писал еще Зеэв Жаботинский — праволиберальный еврейский журналист и сионист, который спорил с социалистами о том, какое общество можно было бы назвать справедливым.

В своей статье «О социальном строе» он описывал свой типичный спор с представителями левого крыла сионизма и предупреждал, что полезнее говорить не об изменении социально-экономического строя и победе над богатыми — а о победе над нищетой, которая угрожает жизни людей.

Социальное неравенство, считал Жаботинский, само по себе не несет угрозы, если у людей есть всё необходимое. Это «необходимое» он обозначил как «пять М», потому что на иврите эти слова начинаются с буквы М.

Свой текст он писал в первой половине ХХ века, опираясь на древние законы Торы, но его слова актуальны не только для евреев, не только для Израиля и не только для прошлых поколений. Эти «пять М» универсальны для атеиста XXI века из России точно так же, как они были актуальны для религиозного иудея из Подмандатной Палестины сто лет назад (с некоторыми небольшими поправками на контекст), ведь это вещи, необходимые для выживания — и не важно, левый вы или правый, они важны и вам.

5 вещей для выживания:

— жилье;
— еда;
— одежда;
— медицинская помощь;
— образование.

1-я необходимая вещь: жилье

Если у вас есть деньги. Вы можете открыть шелтеры и кризисные центры. Кризисные центры для женщин, пострадавших от домашнего насилия; для бездомных, для ЛГБТ-людей и т. д. К сожалению, пока в России таких шелтеров очень мало, и расположены они в основном в крупных городах.

Помните, что каждая группа, с которой вы работаете, имеет свою специфику, поэтому прежде, чем финансировать открытие подобного центра:

1. Узнайте больше информации о той группе, которой вы хотите помочь. Если у вас нет на это времени, доверьте работу компетентным людям. Именно так и делал создатель Standart Oil, первый долларовый миллиардер в истории и, вероятнее всего, самый богатый предприниматель в новейшей истории Джон Дэвисон Рокфеллер I — и именно так он советовал поступать новому поколению предпринимателей и филантропов в своих мемуарах.

Он практически никогда лично не занимался благотворительными проектами, а находил людей, которые компетентны в интересующих его вопросах (скажем, в медицинских исследованиях). Благодаря этому его фонд смог найти лекарство от оспы и от желтой лихорадки.

Иногда признание собственной некомпетентности и выбор хорошего специалиста — лучшее, что вы можете сделать. А если мы говорим о дискриминируемой группе, то лучший специалист — представитель этой группы, который прежде занимался подобной деятельностью. Поэтому:

2. Убедитесь, что в создании кризисного центра участвуют представители той группы, которой вы помогаете. Ведь только они знают проблему изнутри.

Это очень важно и учитывается во всех успешных проектах. Например, в Англии даже в государственных шелтерах, где запрашивающие убежище люди живут первый месяц пребывания в стране, работают бывшие мигранты, потому что они знают проблемы мигрантов лучше, чем коренные англичане.

А в России, например, главы организаций, работающих с аутичными людьми, и их работники часто понятия не имеют, как аутичные люди воспринимают мир, потому что не хотят слушать самих аутистов. Поэтому российские аутичные организации в мире считаются отсталыми, а английскими шелтерами мигранты обычно довольны.

Если денег нет. Вы можете делать репосты о поиске жилья, которые люди в экстренных ситуациях выставляют в таких группах, как «Сестра сестре», или временно поселить знакомого, находящегося в тяжелой жизненной ситуации, в своей квартире.

Если вы член какого-либо сообщества (например, ЛГБТ-активист), вы можете создать группу взаимопомощи для кризисных случаев. Именно так зачастую и выживали гей-люди в Сан-Франциско 60-х годов во время гей-освободительного движения: когда гомосексуальность всё еще была криминализирована в большинстве штатов, туда съезжались ЛГБТ-люди со всей страны и находили помощь и кров у своих собратьев-геев.

2-я необходимая вещь: еда

В Англии существует прекрасная система пунктов выдачи еды (food bank), которой я сама как беженец неоднократно пользовалась. Она довольно проста и функционирует в основном за счет местных церквей и христианских организаций (которые, кстати, оказывают помощь всем, а не только христианам).

Например, в Шеффилде, где я живу, есть несколько пунктов выдачи еды. Обычно они работают два раза в неделю, и можно выбрать любой из них — например, тот, что ближе к дому.

Приветственная табличка на разных языках в The Sanctuary, организации помощи беженцам

Вы приходите туда в указанное время и предъявляете специальную бумагу с вашим именем, адресом и причиной, по которой вам нужна помощь (например, если вы живете за чертой бедности или у вас нет работы). Такие бланки можно получить в некоторых церквях, в больницах и даже в феминистских организациях — достаточно просто попросить. Никто не проверяет справки о доходах, людям верят на слово, ведь маловероятно, что человек в развитой стране будет обращаться за бесплатной едой от хорошей жизни.

Бланк для food bank

Если служащие пункта выдачи заняты, то вы просто сидите на удобном диванчике, где вам предлагают бесплатные чай, кофе или сок.

После этого вас приглашают сесть за стол и дают вам листок со списком продуктов (зачастую с иллюстрациями), из которых вы можете выбрать те, что подходят вам.

Бесплатные обеды в Cafe Ziro, St. Bartholomews Church Centre, Primrose Hill

Никто не стыдит вас за то, что вы выбираете продукты из всего списка, наоборот, это только поощряется. И конечно же, у вас спрашивают, есть ли у вас аллергия на какие-то продукты, а также являетесь ли вы веганом/вегетерианцем или соблюдаете ли вы религию, из-за которой не можете принимать некоторые виды пищи. Например, многие посетители food bank — беженцы с Ближнего Востока, исповедующие ислам, и для них приносят специально отложенные халяльные продукты.

Это — важный аспект благотворительности: учитывайте, кто будет вашей основной целевой аудиторией, ведь ее потребности определяют то, какую помощь вы им должны оказать.

Также в food bank можно получить предметы личной гигиены: шампунь, дезодорант, зубную пасту. Обычно одному человеку позволяют выбрать один предмет гигиены из списка. Если семья из двух человек — то два, и т. д. Но если в заведении переизбыток, например, зубных паст, их могут дать в качестве «бонуса».

Набор из Шеффилдского food bank (St. Thomas’ Church) на три дня для семьи из двух человек

Прокладки и туалетную бумагу предлагают отдельно и всегда, считая их предметом первой необходимости.

Если у вас есть питомцы, можно отдельно выбрать товары для них. А еще food bank предлагает товары для младенцев (какие именно, точно не знаю, потому что я бездетная, но иногда я вижу банки с детским питанием на соседних столиках).

Пока работник собирает вам сумку с продуктами и с предметами гигиены, вам предлагают брошюры о социальных программах, посвященных различным социальным проектам вроде бесплатных курсов обучения английскому языку или бытовым навыкам и трудоустройству для бывших заключенных, для людей из абьюзивных семей и инвалидов.

Брошюры из The Sanctuary

Вы уходите из этого благотворительного учреждения с полезными знаниями и с целой сумкой бесплатных и необходимых вещей.

Еда, которую можно взять с собой из St. Bartholomews Church Centre

Откуда берется всё это добро для беженцев, пенсионеров и людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации?

Его жертвуют люди: иногда в виде денег, которые можно перевести на счет food bank, иногда в виде самих продуктов, которые приносят из местных церковных общин, иногда обычные покупатели жертвуют еду и предметы гигиены в супермаркетах, которые поддерживают food bank, складывая их в специальные благотворительные «корзины».

За покупку пакета в одном из крупнейших супермаркетов Англии Tesco получаешь жетон, чтобы проголосовать за понравившийся благотворительный проект. Выигравший получит деньги

Если у вас есть деньги. Если у вас есть свой супермаркет, вы занимаете высокий пост в церкви или в некоммерческой организации или если у вас просто есть деньги и связи, вы можете попробовать создать собственный «банк продуктов».

Супермаркет Tesco. Место, куда люди жертвуют еду для food bank

Если денег нет. Эконом-вариантом подобной системы было бы учреждение, работающее раз в неделю и раздающие бездомным и бедным людям более простой набор продуктов первой необходимости: крупы, хлеб, макароны, консервы. Их можно закупать оптом, собирая деньги среди своего сообщества или в интернете. Под «офис» можно приспособить любое доступное вам или вашим союзникам здание. Или на базе вашей организации устраивать обеды для обездоленных раз в неделю, как делают в некоторых местных церквях.

3-я необходимая вещь: одежда

Даже нищие и голодающие не могут ходить голыми. Даже в регионах, где нет холодных зим, люди действительно встречают по одежке, а полицейские могут задержать человека как подозрительную личность из-за недостаточно хорошо выглядящей одежды. Так что одежда, как еда и кров над головой, важна для выживания.

В Англии есть уйма способов, с помощью которых люди дают своей одежде «второй шанс» (а также и книгам, игрушкам, настольным играм и посуде). В России подобные проекты пытались реализовать, но в более мелком масштабе, не учитывая разнообразие вариаций того, как эту одежду можно использовать.

Во-первых, в практически любом food bank есть еще и «склад» бесплатной одежды и обуви, которые были в употреблении, но хорошо сохранились.

Во-вторых, бесплатную одежду часто раздают в церквях (всем, а не только прихожанам).

Маленький «банк одежды» в церкви Victoria Hall, которая помогает мигрантам

В-третьих, существует множество маленьких магазинчиков, принадлежащих благотворительным фондам, в которых можно купить б/у одежду (иногда в хорошем состоянии и даже известной фирмы) за очень низкую цену.

Благотворительные магазины центра помощи людям с проблемами костей Osteoporosis и центра помощи людям с инвалидностью слуха и зрения Sense

При этом ваши деньги пойдут на спасение бездомных кошек, на помощь людям с болезнями сердца или на борьбу с раком. Благодаря этому варианту вклад «в местное сообщество» могут внести не только представители среднего класса, которые складывают ненужную одежду в специальные коробки на улице или приносят их в церкви и добротные кошачьи шелтеры, а и бедняки, которые покупают эту одежду за копейки — «с каждого по нитке — бедному рубашка».

Все эти варианты — хорошие идеи для российских НКО.

Если денег нет. Даже если вы не управляете некоммерческой организацией, можно объявить в своем сообществе (в своей феминисткой тусовке или в группе скейтеров) о сборе старых вещей, которые позже отправятся в уже существующие благотворительные организации помощи бездомным. Или, если вы решили целенаправленно помочь уязвимой группе — скажем, трансгендерам или инвалидам, которые зачастую живут за чертой бедности — можно связаться с местной организацией, управляемой представителями этой группы, и предложить устроить для них распродажу б/у товаров.

4-я необходимая вещь: медицина

По данным ООН, в 2018 году 7,8 миллиона человек являются беженцами. Это люди разного вероисповедания, с разной историей, и среди них есть как бывшие нищие, так и бывшие миллионеры. Люди становятся беженцами по разными причинам: из-за того, что они посмели полюбить человека своего пола, из-за критики политики действующей власти в интернете, из-за ложных обвинений полиции, из-за войны и стихийных бедствий.

Медицина — пожалуй, самый сложный вопрос из «пяти М», и один из самых важных. Я поняла это, когда «застряла» в Израиле в статусе человека, который запрашивает убежище. Гражданства у меня не было, медицинской страховки тоже. Что делать беженцу в стране, где медицинская помощь для всех неграждан запредельно дорогая? Обращаться в благотворительную клинику!

Одна из таких клиник функционирует в Тель-Авиве. Она работает всего несколько дней в неделю, открывается всего на несколько часов, но готова принять всех. Врачи, работающее в ней, по сути, занимаются благотворительностью. Только они помогли мне, когда у меня был очень тяжелый эпизод обсессивно-компульсивного расстройства.

Как их опыт может быть актуален для вас, если вы живете в стране, где всем оказывают бесплатную медицинскую помощь?

Подумайте о тех людях, которым сложно попасть к специалистам.

Например, о пожилых, о мигрантах и инвалидах, бездомных и выпускниках детских домов. Даже если вы не врач, вы можете помочь им получить медицинскую помощь, как помогают эти врачи-герои из Тель-Авива.

Или же вы можете подумать о тех, кому сложно получить медицинскую помощь определенного вида из-за стереотипов общества. Например, из-за социального давления бездомные, инвалиды, аутичные люди и ЛГБТ-люди чаще страдают от психических расстройств, чем население в целом. Но при этом им сложнее получить качественную психотерапевтическую помощь из-за классизма, стереотипов об инвалидах, гомофобии или трансфобии.

Если вы психиатр или психотерапевт. Вы можете время от времени работать волонтером организации, которая занимается помощью ЛГБТ-людям, инвалидам или бездомным.

Между прочим подобная работа с уязвимыми группами может пригодиться для вашего портфолио, особенно если вы сотрудничаете с международным медицинским сообществом. Только не забудьте изучить их опыт, чтобы осмыслить собственные стереотипы.

Ведь почти на всех нас влияет культура, и у большинства из нас есть стереотипы о тех, кого общество привыкло гнобить. Эти стереотипы даже проникают в систему образования медицинских вузов (вспомните сексисткую психологию середины прошлого века и расистские теории начала прошлого века).

Если вы не врач, а просто состоятельный человек. Вы можете начать сотрудничать с организациями, помогающими уязвимым группам, и оплатить для их клиентов бесплатных специалистов.

5-я необходимая вещь: образование

В Российской Федерации всем положено бесплатное образование. Но так ли это на самом деле и всем ли хватает знаний, полученных в школе? Для нашей темы логичнее говорить именно о знаниях, полезных для жизни, а не о формальном общем образовании. Вот несколько направлений информирования и обучения, над которыми можно и нужно работать.

Компьютеры для беженцев в The Sanctuary

Обучение детей-мигрантов (и не только детей) русскому языку. Мигрантом и беженцем может стать практически любой человек, в том числе и ваш ребенок, друг детства или хороший знакомый. Вы ведь не хотели бы, чтобы его считали тупым из-за неспособности говорить на языке «титульной нации»?

Для этого было бы выгодно бороться с идеей «плохо говорит = мало знает» в мировом масштабе: в интернете, в СМИ, в массовой культуре. А также поддерживать бесплатную и простую систему обучения языкам во всех странах. В России есть подобные негосударственные проекты, которые вы можете поддержать финансово или даже став волонтером одного из них!

Информирование об уязвимых группах. Филантроп и предприниматель Джон Дэисон Рокфеллер I создал Чикагский университет, считая образование куда более эффективной областью вложения денег, чем адресную помощь. Почему?

Приведу в качества примера свою область работы: если вы поможете одному аутичному человеку устроиться на работу, вы всего-навсего поможете одному аутичному человеку. Но если вы потратите эти же усилия, составляя курс для специалистов по кадрам о том, как понимать аутичную невербалику или создавать сенсорно-дружелюбную среду на собеседованиях, вы поможете тысячам аутичных людей. Более того, вы поможете множеству аутистов, даже если распространите обычные листовки о том, что такое аутизм, снизив уровень невежества в обществе. А подобные листовки вы можете распространять в местных кафе, магазинах и библиотеках совершенно бесплатно — надо только договориться с владельцем.

В наш цифровой век прекрасно работает интернет-информирование. С помощью сайтов и социальных сетей вы можете добраться не только до местного сообщества, но и до глухих деревень, в отдаленных городах и даже на другом конце земного шара. Кто знает, кому может помочь видео в вашем влоге, переведенная вами с английского статья или даже репост?

Внимание! Учтите, что прежде, чем информировать о нуждах и особенностях какой-либо уязвимой группы, надо изучить информацию, составленную представителями этой самой группы. Используйте материалы, созданные представителями этой группы, и не забудьте спросить разрешение автора, упомянув, что материалы нужны вам для некоммерческих целей.

Информирование о социальных проблемах. Вы считаете, что земля в опасности? Знаете, как упростить систему раздельного сбора мусора? Слышали о том, что в вашем районе пропал ребенок? У вас есть проект помощи бездомным? Распространяйте информацию через интернет и объявления, печатайте листовки! Чем больше людей узнают о проблеме, тем больше будут вовлечены в ее решение.

Юридическая помощь. Как и медицинская, юридическая помощь часто необходима представителям уязвимых групп.

Как помочь беженцу узнать свои права и не позволить незаконно выслать себя из страны? Как сделать так, чтобы женщина с хронической депрессией не оказалась принудительно госпитализированной в психоневрологический интернат, если муж, применяющий к ней насилие, забрал ее медицинские документы и угрожает ей госпитализацией, когда она попытается подать на развод? Как помочь выпускнику детского дома не стать жертвой мошенников и не лишиться недвижимости? Как помочь бездомному вновь обрести документы?

Если вы юрист. Вы можете стать волонтером в одной из организаций, которые занимаются бесплатной юридической помощью уязвимым слоям населения.

Если у вас есть деньги, вы можете нанять юриста для одной из подобных организаций. Или оплатить написание статей на одну из тем, подобных перечисленным выше.

Если денег нет. Вы можете поработать над интернет-информированием, написать и распространить статьи с рекомендациями на одну из юридических тем. Убедитесь, что тексты написаны простым языком, а представитель вашей целевой группы сможет их понять: вряд ли среднестатистический детдомовец или мигрант поймет сложную юридическую лексику. Не забудьте испытать результат своей популяризаторской работы на контрольной группе из вашей целевой аудитории: если им что-то не понятно — учтите замечания и сделайте статью более простой.

Информирование о существующих службах поддержки. Вы создали мини food bank, или курсы по изучению русского языка для детей-мигрантов, или барахолку для бедняков. Но знают ли те, кому нужна помощь, куда идти за помощью?

Не скупитесь на интернет-рекламу. Используйте группы в соцсетях (вроде «Сестра сестре», если вы помогаете женщинам) и другие подобные интернет-проекты, созданные для информирования о помощи другим уязвимым группам, просите о репостах, размещайте объявления в газетах.

Создать хороший благотворительный проект — только часть дела. Гораздо сложнее заставить его работать — для этого нужна реклама.

Как сделать благотворительный проект на уровне с западными

Чтобы воплотить идею благотворительности в жизнь настолько качественно, насколько это возможно, важно учитывать три простых правила.

Правило первое: «ничего о нас без нас»

Об этом ключевом правиле неоднократно упоминалось в тексте только потому, что о нем слишком часто забывают, хотя оно очень простое: если вы никогда не принадлежали к какой-либо уязвимой группе, вы знаете потребности этой группы хуже, чем ее представители.

Скажем, женщины лучше понимают, как бороться с сексизмом и какие вопросы гендерного неравенства им вредят, чем самые лучшие специалисты-мужчины.

Поэтому прежде чем помогать стигматизируемой группе, изучите ее опыт в интернете, поговорите с ее представителями и сотрудничайте с ними на всех этапах реализации вашего проекта. Иначе вместо пользы вы можете случайно причинить тем, кому хотите помочь, серьезный вред.

Правило второе: внимание к деталям

Продумывайте план заранее, до мелочей.

Откуда вы будете брать деньги?
Как вы будете привлекать внимание к своему проекту?
Как вы сделаете его доступным для своей целевой группы?
Смогут ли они найти на карте место вашей барахолки или пункта выдачи еды?
Смогут ли они попасть в ваше здание?
Не являются ли ваши сотрудники, помощники и волонтеры гомофобами, антисемитами или эйджистами? Не откажут ли они кому-то в помощи из-за своих предрассудков? Как их проверить?

Помните, что люди могут принадлежать сразу к нескольким дискриминируемым группам. Например, молодые мамы могут быть и колясочниками, поэтому в кризисном центре для молодых мам должен быть пандус, хотя бы самодельный.

Многим людям с проблемами речи или людям, для которых язык вашей страны не родной, может быть трудно обратиться за помощью. Так что не забудьте предоставить наиболее четкие инструкции о том, как обратиться к вам за помощью.

Если у вас многоязычная и/или нерусскоязычная аудитория — скажем, русские и таджики или исключительно таджики, — инструкция должна быть продублирована на обоих языках, точно так же, как все таблички и указатели внутри помещения.

Надо хорошо знать, кто твои клиенты. Надпись «толкать» продублирована на английском и арабском, потому что среди мигрантов много арабов. Фото из The Sanctuary

При этом русские инструкции должны быть написаны очень простым языком, ведь мигранты могут знать русский достаточно хорошо, чтобы читать, но недостаточно хорошо для понимания формальных фраз и сложных стилей. Лучше всего обратиться за помощью для написания этих инструкций к тем, кто профессионально занимается обучением иностранцев русскому языку и знает все самые распространенные сложности с пониманием русского.

Зачастую продумывание подобных деталей является гарантией качества.

Правило третье: уважение

Я довольно долго сотрудничала с русскоязычными ЛГБТ-организациями и всегда побаивалась полиции — но сегодня мне проще обратиться в полицию в Англии, чем в ЛГБТ-организацию в России. Дело в том, что в Англии люди не ведут себя так, будто любой собеседник — их враг, и склонны видеть в человеке человека, каким бы странным он ни был и к какой бы группе ни принадлежал. Это не значит, что здесь нет расизма, гомофобии или антисемитизма, просто англичане держат свои предрассудки при себе — особенно во время работы.

Одно из первых впечатлений от Англии у меня связано с полицией. Полицейская в маленьком городке Уэйкфилд подошла к бездомному очень непрезентабельного вида и стала вежливо предлагать ему помощь. Она говорила с ним так, как в России продавцы говорят с покупателями только в особо «крутых» элитных магазинах. Это несмотря на то, что у полиции везде довольно много власти, и она редко отличается особой добротой и мягкостью.

Во время своей работы будьте как английские полицейские: вежливы и терпеливы с людьми, с которыми вы работаете. Не перебивайте их, не начинайте говорить параллельно с ними, если они отвечают вам не сразу или не смотрят вам в глаза, без необходимости не задавайте слишком личные вопросы.

Помните: правило «клиент всегда прав» распространяется не только на коммерческие проекты!

Нуждающиеся

Перемены начинаются с нас.

Наше общество неидеально, и все мы можем от этого пострадать. Но мы же можем сделать его лучше.

Иногда изменения начинаются с одного человека: с филантропов вроде Джона Дэвисона Рокфеллера I или с активистов и реформаторов вроде Малалы Юсуфзай — пакистанской девочки, которая боролась за право женщин на образование. Или даже с таких людей, как чернокожая женщина Роза Паркс.

Она просто отказалась выполнить требования водителя автобуса и освободить место для белого пассажира — с этого началась новая волна американского движения за права черных, положившего конец многочисленным ограничениям, с которыми сталкивались афроамериканцы.

Никогда не знаешь заранее, что может изменить историю. Возможно, на этот раз перемены начнутся с вас?

А вот что еще интересно
А вот еще что интересно