Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Гречка: «Я принадлежу к абсолютно свободному поколению, меня ничего не гложет». Интервью с музыкальным открытием года

Источник: страница артистки Вконтакте

Как все начиналось

Я жила в Ленобласти, многие мои питерские друзья ходили в «Ионотеку», говорили об этом месте, что там круто и что это настоящий андеграунд. Примерно тогда же я начала слушать русскую музыку и подумала, что поскольку я тоже пишу, стоит там выступить.

Написала Саше [Александр Ионов — музыкант, продюсер, основатель и арт-директор клуба «Ионотека». — Ред.], скинула свои песни — это был мой третий диктофонный альбом — и он пригласил меня открыть «Ионофест», который прошел в августе 2017-го. А записать альбом он предложил до этого выступления в Питере, еще в переписке, потому что ему понравилось мое творчество.

О цене успеха

Со стороны кажется, что все произошло быстро и легко, но ведь до того, как появился альбом «Звезды только ночью», я два года выкладывала песни в интернет. Так что я знала, что, когда все случится, я буду готова, потому что у меня будет большое количество песен, в которые надо будет только добавить партии барабанов (что сделал Ваня) и бас (с этим помог Саша).

В Кингисеппе я всегда была «той девочкой, которая играет на гитаре».

Моя бабушка меня стыдилась, а бывшие одноклассники и знакомые еще до недавнего времени наверняка говорили что-то в духе: «Она ничего не добьется, тупая телка». Всем было на меня пофиг.

А сейчас, когда Кирилл из «Пошлой Молли» выложил в инстаграм видео с петербургского концерта и все эти люди его увидели, они, конечно, в шоке. Мне от этого реально обидно. Никто в меня не верил: ни семья, ни сверстники.

Зато была поддержка из интернета от абсолютно незнакомых людей, которые меня слушали. И это было прекрасно. Я очень благодарна им за все и всегда буду им благодарна. Я люблю своих подписчиков!

О песнях

Мой альбом прикольный, но если вы послушаете мои песенки под гитару, то там много грусти, потому что акустика — это всегда грустно. Почему так получается? Наверное, потому, что акустическая гитара мне надоела. Все-таки я с 12 лет каждый день на ней играю. Хотелось бы передохнуть и перейти на что-то другое.

Вообще, я даже в шоке, что «Звезды только ночью» получился таким веселым. Но в моих альбомах всегда будут и серьезные песни, и веселые, потому что я считаю, что нужно петь о том, что происходит. Веселье — это часть нашей жизни, поэтому не сомневаюсь, что еще будут песни, где я скажу что-нибудь про наркотики или алкогольное опьянение. Это нормально. Людям надо под что-то веселиться.

О концертах

Мне нравится выступать, и выступаю я для фанатов. Поэтому не важно, сколько человек в зале. Просто когда играешь на маленькой сцене, то видишь, как люди перед тобой танцуют, а когда на большой — нет, вот и вся разница.

Хотя когда я пересматривала видео с концерта [«Пошлой Молли» в Aurora Concert Hall в Санкт-Петербурге 11 февраля], я поняла, насколько получилось круто. Конечно, я получила невероятный кайф от сцены. Я не волновалась, не боялась — я вообще не собираюсь волноваться и бояться.

Слушайте Звёзды только ночью — Гречка на Яндекс.Музыке

Об «Ионотеке»

Есть люди — по жизни зануды, нытики и т. д. Многие из них приходят в «Ионотеку» с негативным посылом: кому-то отказала телка, кто-то попал не на тот концерт или пришел на что-то бесплатное, и ему не понравилось. Бывает, человек набухается до говна, и у него происходит конфликт с охраной, или ему кто-то скажет что-нибудь неприятное.

Часто такие люди из себя ничего не представляют и не умеют общаться с другими. Например, я могу прийти куда угодно, моментально с кем-то познакомиться и чувствовать себя отлично. А эти приходят, сидят в теньке, смотрят, как другие тусят, а потом уходят с мнением, что «Ионотека» — говно. Более того, неоднократно встречала людей с таким негативным впечатлением, которые ни разу там не были.

Если «Ионотеку» ассоциируют с нашим поколением и с тем, что этот клуб его, по сути, формирует, это круто! Это значит, что Саша Ионов — гений и бог молодежи.

Саша замечательный, и я рада, что с каждым днем мы с ним становимся ближе. Он уже даже не менеджер, а настоящий друг, который заботится о том, чтобы у меня все было хорошо, чтобы я зарабатывала, чтобы меня никто не обманывал, чтобы моя мама была довольна и все такое. В общем, Саша следит за такими вещами, о которых задумывается далеко не каждый продюсер.

О молодежных субкультурах и винишко-тян

Год назад, когда я впервые пришла в «Ионотеку», еще не как Гречка, а как обычный посетитель, я видела там самых разных людей. Когда я сегодня прихожу в клуб, то не вижу, чтобы кто-то выделялся. Мне кажется, это уже потерялось и вообще не столь важно.

В России нет доминирующей молодежной субкультуры. Как ты одеваешься, в какой цвет красишь волосы — всем плевать. А винишко-тян — да просто дали название тому, что существовало всю жизнь.

О Кингисеппе

Молодежь в Кингисеппе либо бухает, либо гоняет в Питер и бухает. Иногда еще ходят в кружки и занимаются волонтерством. Будущего там нет. По крайней мере для меня.

О давлении

Первая неделя после [новогодних] каникул, когда у меня практически каждый день брали интервью, была трудной. Часто журналисты плохо готовились, задавали одинаковые поверхностные вопросы, и приходилось рассказывать одно и то же, а это неприятно. К тому же сложно постоянно встречать людей, которые тебе не нравятся, и делать вид, что они нравятся.

Раньше я пыталась найти в каждом что-то интересное  сейчас понимаю, что большинство людей мне неинтересны. Столько биомусора в мире.

Еще очень неприятно, что люди судят о тебе по паре твоих песенок. Ведь творческий человек всегда обращает внимание на то, как его оценивают массы, и когда он видит много хейта, то хочет это как-то изменить.

Поначалу было страшно воспринимать такое давление, теперь все нормально, чувствую себя так, как надо: просто живу, хожу на учебу, могу погулять или съездить выступить в Москву. В целом я стараюсь создать такую стрессоустойчивую оболочку от всего. Недавно у меня было пять выходных, и я просто ничего не делала, сидела дома. Чтобы расслабиться, смотрю мультики. Вступаю в группы во «ВКонтакте» и смотрю все, что есть на стене. Недавно посмотрела «Шрека» и «Фердинанда».

О сравнениях

Мне, конечно, приятно, когда меня сравнивают с Земфирой или еще кем-то. Все знают, что Земфира невероятная. Но мне стыдно, если она где-то нечаянно про это прочитает или от кого-то услышит, потому что это совершенно другой уровень. Я человек, который передает совершенно другую эмоцию.

Или меня сравнивают с Яной… Янкой Дягилевой, которая была влюблена в Летова. Практически к каждой песенке в комментариях пишут: «Наконец у этого поколения появилась своя Янка!» Но ведь невозможно сравнивать ее жизнь и мою. В какое она жила время, какие у нее там темки проскакивают везде — и в какое живем мы.

Я принадлежу к абсолютно свободному поколению, меня ничего не гложет, и я не хочу нести такой посыл, как у Янки.

Я начала писать музыку под гитару, потому что ничего больше у меня не было, я не могла себе позволить купить что-то, кроме обычной акустической гитары, мне трудно было разобраться в студийных программках. Поэтому я и делала такие песни, а не потому, что я увидела кого-то с гитарой и захотела так же. Мои песни — про меня, они писались сами собой.

О коммерции

Да мне уже делали разные предложения и дяди, и тети. Неоднократно. Но меня устраивает то, как мы работаем. Мы просто есть: без договоров, без всего. Я согласна с Сашей, что надо идти против всего, против коммерции.

Быть самому по себе — круто.