Спецпроект

Как тратить деньги с умом и красиво?

Страх против горя, депрессии и тревоги: как фильмы ужасов помогают укрепить психическое здоровье

Научное исследование хорроров — занятие не менее захватывающее, чем попытки угадать, кто из героев спасется в финале. Например, социологи выясняют, как поклонники ужастиков самоидентифицируются с помощью любимого кино. Интересуются этим жанром и психологи. Что позволяет режиссерам фильмов ужасов так эффективно удерживать наше внимание? Почему многие люди с ментальными расстройствами после двухчасовой резни бензопилой чувствуют не страх, а облегчение? Как жестокость на экране помогает некоторым пережить потерю близкого человека? Обо всем этом и многом другом рассказывает постоянный автор «Ножа» Наталья Пелезнева.

Как мозг реагирует на хорроры?

К киноужасам сложно оставаться равнодушным: они тревожат и вызывают отвращение, но в то же время притягивают, не давая оторваться от экрана ни на минуту. Ощущения от умело снятого хоррора предельно физиологичны — эти фильмы воздействуют не столько на сознание, сколько на тело зрителя. К такому выводу пришла в 1980-х исследовательница Кэрол Кловер, которая в своей знаменитой статье «Ее тело, он сам: гендер в слэшерах» противопоставляет «легитимные» киножанры, обращающиеся к рацио аудитории, «телесным», то есть хоррору и порнографии.

Что же происходит, когда мы смотрим по-настоящему страшный фильм?

В ответ на пугающие сцены мозг запускает каскад реакций, очень схожих с теми, что возникают при виде чего-то опасного в реальности.

Это подтверждают результаты многих исследований. Одно из них — эксперимент ученых из Калифорнийского университета в Ирвайне, в котором участвовали девять добровольцев. Наблюдение за реакцией их мозга на страшное кино было лишь «побочным эффектом» основного обследования. Все эти люди страдали эпилепсией и проходили диагностику с помощью специальных электродов, вживленных в мозг. Такой метод, позволяющий получить точную карту активности разных его зон, используют для контроля приступов.

Известно, что важную роль в формировании страха играет амигдала (миндалевидное тело), небольшой участок височной доли мозга. Участникам опыта показывали нарезку видеофрагментов: съемки природы перемежались сценами из хорроров. Весь ролик вызывал активность амигдалы и гиппокампа. Эти зоны мозга — важная часть его лимбической системы, совокупности структур, где зарождаются эмоции. Однако только при просмотре ужасов амигдала посылала в гиппокамп односторонний поток сигналов.

Миндалевидное тело в этом случае связывается и с гипоталамусом. Его задача — запустить систему реакций, которые заставят надпочечники выбросить порцию «стрессовых» гормонов, в том числе адреналина. В результате сердце начинает биться быстрее, мышцы напрягаются, чтобы мы в любой момент могли сорваться с места и побежать. Также тело готовится к возможной кровопотере. Ученые из Нидерландов показали добровольцам ужастик «Астрал» и выяснили, что у зрителей активно вырабатывался белок, участвующий в процессе свертывания крови (антигемофильный глобулин). Документалка о виноделах Шампани ничего подобного не вызывала.

Физиологические реакции разных зрителей на хороший хоррор удивительно похожи.

К такому выводу пришли ученые под руководством Ури Хассона из Принстона. Они предложили добровольцам посмотреть три киноленты: спагетти-вестерн «Хороший, плохой, злой», эпизод комедийного сериала «Умерь свой энтузиазм» и одну из серий антологии «Альфред Хичкок представляет» — о мальчике, играющем с заряженным ружьем. Во время эксперимента мозг волонтеров обследовали методом фМРТ и фиксировали возбуждение в разных его зонах.

Выяснилось, что лента Хичкока «управляла» зрителями лучше всего: ученые наблюдали у добровольцев схожую активность более чем на 65% площади коры полушарий. У вестерна Серджо Леоне этот показатель равнялся 45%, у комедии — 18%. В качестве контроля участникам эксперимента показали бессюжетный отрывок, снятый в одном из нью-йоркских парков, — и карта активности мозга совпала всего на 5%. Возможно, дело в режиссерском мастерстве Хичкока, но Хассон считает, что главная причина — жанровые особенности хоррора.

Итак, Кэрол Кловер не ошибалась: ужасы действительно воздействуют на наше тело. Но этим их эффект не ограничивается — влияют они и на психику. На первый взгляд кажется, что хоррор приносит исключительно вред — пугает и изматывает. Но известно, что среди людей с ментальными расстройствами немало тех, кому эти фильмы помогают чувствовать себя лучше. Как такое возможно?

Страх против страха: фильмы ужасов и тревожные расстройства

К тревожным расстройствам относят несколько типов состояний: это и паническое расстройство, и социальная тревожность, и специфические фобии, при которых человека пугают лишь определенные стимулы, и генерализованное тревожное расстройство — для него, напротив, характерно постоянное беспокойство, не связанное с конкретной ситуацией. Объединяет их ряд симптомов, в том числе ощущение тревоги или страха. Казалось бы, при таком анамнезе от фильмов ужасов следует держаться подальше — зачем пугаться еще сильнее?

Но многие люди с тревожными расстройствами говорят, что хорроры, наоборот, облегчают их состояние и отлично успокаивают. Журналистка Ребекка Паттон, испытывающая подобные проблемы с детства, пишет, что ужастики — ее любимый способ отвлечься от навязчивых мыслей.

По словам Ребекки, не так-то просто переживать о том, что о тебе думают окружающие, когда кровожадный убийца вот-вот доберется до ничего не подозревающих подростков. Один из подписчиков раздела о хоррорах на Reddit также признаётся, что страх за героев отвлекает от мыслей о самом себе. Другого пользователя одолевает постоянное беспокойство без видимой причины, а фильмы ужасов дают «настоящий», понятный повод для страха.

В чём же дело? Клинический психолог Али Матту из Колумбийского университета подтверждает: увлекательный ужастик действительно иногда помогает переключиться, это очень важно при постоянной изматывающей тревоге. А еще наблюдение за вымышленными персонажами дает возможность человеку пережить испуг, непохожий на его привычные фобии, и в перспективе — дистанцироваться от самого ощущения страха, воспринимать его более осознанно. Кино позволяет нам бояться — но, в отличие от реальности, полностью контролировать ситуацию. В этом просмотр хорроров схож с методом экспозиции, который психотерапевты нередко применяют в случае тревожных расстройств.

Пересматривая весь фильм или отдельные сцены раз за разом, можно проанализировать свою реакцию на то, что пугает, и постепенно «тренировать» отклик на страшное — например, на неопределенность будущего или конкретные стимулы.

Кроме того, просмотр ужасов — это еще и легкая физическая нагрузка, а умеренную активность рекомендуют при многих типах тревожных расстройств. Слова Матту подтверждает эксперимент ученых Вестминстерского университета. Они выяснили, что из-за физического напряжения и учащенного пульса при просмотре кубриковского «Сияния» зрители «сожгли» немало калорий — их количество примерно равнялось энергетической ценности небольшого шоколадного батончика.

Но как быть, если кино напугало зрителя слишком сильно и он то и дело вспоминает неприятные сцены? Али Матту советует не пытаться просто забыть о них — в этом случае, наоборот, возникает риск закрепить страх. Лучше обдумать, что именно вызвало такую реакцию, поделиться впечатлениями с близкими или со своим психотерапевтом. Еще один способ — посмотреть видео о съемках фильма или интервью с актерами: это поможет воспринимать напугавшее кино не так однозначно.

Не только тревога: хорроры при депрессии

Иногда жанр ужасов оказывается полезным и при относительно легких формах депрессии. Конечно, ни одна кинолента не заменит полноценного лечения: основными направлениями помощи сегодня считаются психотерапия и, в случае необходимости, прием подобранных врачом медикаментов. Однако важен и образ жизни, который ведет человек, испытывающий депрессивное состояние. Хорошим дополнением к терапии могут стать, например, умеренные физические нагрузки, отказ от курения — или, как в случае студента Нэйтана Клэпсэддла, фильмы ужасов. Юноша столкнулся с сезонным аффективным расстройством, при котором депрессивные симптомы проявляются лишь в определенное время года, чаще всего зимой. Терапевт Нэйтана пришла к выводу, что лечение антидепрессантами ему не нужно, а вот без поддерживающих мер в образе жизни не обойтись.

Теперь в зимние дни студент старается проводить больше времени на улице, чтобы почаще видеть солнечный свет, а вечерами смотрит страшное кино.

Здесь «срабатывают» те же свойства хоррора, что и в случае тревожных расстройств, — способность неотрывно удерживать внимание зрителя и вызывать взрыв физиологических реакций. По словам Клэпсэддла, эта комбинация помогает ему преодолевать чувство опустошенности, приходящее вместе с началом зимы и новым периодом сезонной депрессии.

Как хорроры помогают переживать горе

Фильмы ужасов могут быть поддерживающей мерой не только при психическом расстройстве, но и в других непростых ситуациях. Так, для кинокритика Рози Флетчер хорроры стали «безопасным пространством» после смерти отца: женщина чувствовала, что ей трудно справляться со шквалом эмоций, который у нее вызывали трогательные сцены в мультфильмах или драмах.

Тогда Флетчер переключилась на критику хорроров. Поворотным моментом для нее стал «Всадник» — не очень популярный австралийский эксплотейшен в духе направления rape and revenge. На протяжении всей ленты отец изощренно мстит насильникам и убийцам своей дочери. Когда герой, расправившись с ними, возвращается домой, его попутчицей становится молодая беременная женщина, и в долгих разговорах с ней мужчина понемногу обретает спокойствие.

Журналистка пишет, что «дикая энергия» сцен насилия помогла ей справиться с ощущением беспомощности, появившимся после потери близкого человека.

Вместе с героем «Всадника» она испытывала гнев (нормальная реакция людей, переживающих горе). Финал фильма наполнен ощущением эмоциональной близости, и для Флетчер он стал началом «возрождения после скорби».

Хорроры помогли пережить травму, связанную с гибелью родителя, и писателю Эрену Орбе. Мальчику было три года, когда его отца застрелил ворвавшийся в дом грабитель. Орбе вспоминает, что на протяжении многих лет после трагедии окружающие старались избегать разговоров о тех событиях. Даже школьного психолога, казалось, больше интересовали не чувства самого мальчика — скорее, все хотели узнать, не навредит ли Эрен одноклассникам. В фильмах ужасов о страшном говорили открыто — и они стали любимым жанром будущего писателя.

Поступив в Йель, Орбе обратился к психиатру Стивену Марансу, руководителю университетского центра помощи детям, пережившим психологическую травму. Он считает, что хоррор-фильмы дают Эрену редкую возможность контролировать свой страх. Ведь именно зритель выбирает картину, а во время самых неприятных сцен ничто не мешает отвернуться, уменьшить громкость, а то и вовсе выключить кино. По словам Маранса, смотреть фильмы о том, что вас пугает, — совершенно нормально, если вам это нравится и облегчает ваше состояние.

Не вредны ли фильмы ужасов?

С выводами Маранса согласны многие ученые. По их мнению, главное — регулярно отслеживать свою реакцию на страшное кино и отказаться от него, если негативных ощущений от просмотра больше, чем позитивных.

Вреден ли хоррор для психики сам по себе? Однозначного ответа на этот вопрос нет. В 1970-х психологи ввели понятие cinematic neurosis («кинематографический невроз»), которым обозначали невротические состояния, развивающиеся у людей после фильмов ужасов. Чаще всего они возникали у тех, кто посмотрел «Изгоняющего дьявола». Впрочем, в 2000-х исследователям удалось отыскать в научной литературе только семь описаний подобных случаев. Этих людей объединяло то, что все они потеряли (или в какой-то момент рисковали потерять) значимого члена семьи. По словам ученых, страшные фильмы могли стать триггером, но не причиной невротических проявлений.

Ограничить стоит лишь «запойный» просмотр хорроров — впрочем, как и любых других фильмов.

Исследования показывают, что киномарафоны часто заставляют людей жертвовать сном, а также могут в итоге ухудшать настроение и усиливать тревогу.

Активное выделение гормонов, связанных со стрессом, на протяжении нескольких часов подряд тоже не принесет пользы.

Фильмы не могут заменить психотерапевтическое или медикаментозное лечение при ментальном расстройстве (когда оно требуется). Если картина произвела слишком сильное впечатление, стоит поделиться этими переживаниями со специалистом.

В остальном увлечение ужасами не очень отличается от любви к другим киножанрам — кстати, их тоже можно использовать, чтобы лучше разобраться в себе.