Откуда берется страх общения и как перестать стесняться

Откуда берется страх общения и как перестать стесняться

Исследование: люди сочувствуют одной жертве больше, чем миллионам

От плохих новостей люди «психически немеют», утверждает психолог Пол Словик.

За всю историю человечества на Земле никогда не было столько беженцев, сколько сейчас: по данным ООН, больше 65 миллионов человек скитаются по свету без крова. Вам удается это представить? Скорее всего, нет.

Мы легко сочувствуем отдельному человеку, но с трудом осознаем масштаб абстрактной катастрофы. Почему люди равнодушны к страданиям миллионов? Профессор психологии Орегонского университета Пол Словик потратил годы на изучение этого феномена. Vox опубликовал интервью с ученым.

Шесть из десяти американцев поддерживают ограничения на въезд для иностранцев. Законодатели на полном серьезе обсуждают, лишить десятки миллионов людей страховки сейчас или еще повременить. Люди в мире гибнут от войны, болезней, наркотиков. Но вот парадокс: чем больше пострадавших, тем меньше подлинного сочувствия вызывает известие.

Механизм, который профессор Словик называет «психическим онемением», действует даже тогда, когда число жертв возрастает от одного до двух.

В 70-е годы Словик и его коллеги исследовали, как люди оценивают окружающий мир. Скажем, разница между дырой в кармане и 100 долларами ощущается больше, чем разница между 100 и 200 долларами. Суммы в 5800 или 5900 долларов кажутся примерно равными, хотя между ними такой же разрыв. Тот же принцип, как бы цинично это ни звучало, мы применяем к ценности чужой жизни.

Профессор отмечает и обратную сторону равнодушия к массовым жертвам — «эффект сингулярности»: жизнь одного человека ценится очень высоко. Людей трогает личная история. Например, ребенку требуется сложная операция, на которую у родителей нет денег. Про малыша пишут в газете — и читатели тут же собирают нужную сумму.

Помните фотографию утонувшего сирийского мальчика Айлана Курди, выброшенного волной на берег? Хотя погибший ребенок — не первая жертва войны, он стал символом трагедии сирийцев. Шведский Красный Крест создал фонд поддержки беженцев — сумма на счете взлетела с 8000 до 430 000 долларов на следующий день после публикации снимка. Через месяц поток взносов вернулся в обычный ритм.

Фото: AP

Словик выделил и другое психологическое препятствие, которое мешает людям реагировать на глобальные новости: помимо сниженной эмпатии к толпе, это мнимое чувство бесполезности. Нам кажется, что действия одного ничего не изменят.

Что же делать в мире, где одни черствы, а другие беспомощны? Психолог не делает страшных выводов из исследования. Он советует законодателям полагаться на разум, а не на сиюминутные эмоции. «Это как налоговая система: мы же не позволяем каждому отчислять в казну столько, сколько не жалко», — говорит ученый. С его точки зрения, если роботы когда-нибудь обучатся морали, они будут куда моральнее людей — ведь машины могут объективно оценивать реальность.