Что подарил нам половой отбор и как мы пользуемся этим сейчас?

Как правильно

Почему совы должны
подчиняться жаворонкам?

Журналист Vox поднимает проблему, от которой страдают многие из нас, и при этом мы даже не осознаем ее существования. Кто решил, что рабочий график с 9 до 18 — это «правильно», а те, кто физически не могут ему следовать — лентяи? Понятно, что два века назад крестьяне, которые составляли 80% наших предков, должны были вставать с солнцем, чтобы не умереть от голода. И понятно, что сегодня работодатели хотят сэкономить на электричестве в офисе. Но как же мы, сотрудники и люди?

Мы живем в мире, который поклоняется жаворонкам. Вспомните, сколько нам твердили о добродетели того, кто рано встает:

Кто рано встает, тому бог дает.
(Пословица)

Кто рано ложится и рано встает, становится здоровым, богатым и мудрым.
(Бенджамин Франклин)

Как мило, что ты сегодня решил к нам присоединиться.
(Язвительные учителя и начальники в адрес опоздавших)

Месседж ясен: раннее начало дня — путь к прогрессу, просыпаться поздно — привычка мерзкая и грех.

Наука хронобиология, которая изучает наши внутренние часы, недавно сделала открытие — эти часы не универсальны. Если, например, все цветки мака раскрываются в 5 час утра, а закрываются в 2-3 часа дня, то с людьми все сложнее.

Да, большинство из нас чувствует сонливость после 11 вечера и в 7 утра уже готовы просыпаться. Но это отнюдь не подавляющее большинство: таких около 60%. То есть целых 40% человечества не вписываются в этот график.

Жаворонки и совы, которые просыпаются соответственно раньше и позже большинства, становятся жертвами культурных традиций и генетических установок, на которые повлиять крайне сложно. Более того, исследования доказывают: если бороться со своим хронотипом, есть риск поплатиться здоровьем.

Но меня больше интересует не влияние сдвига естественных ритмов на организм, а стигматизация сов в обществе, управляемом теми, для кого естественно вставать в семь. Совам осточертело, что их осуждают за проявления, которые им сложно контролировать. Если они не могут изменить свой режим сна и бодрствования, возможно, обществу пора стать более толерантным к ним, как оно уже сделало с этническими и сексуальными меньшинствами?

Я поговорил с несколькими людьми, которых отличает отложенная фаза сна — крайнее проявление совиного хронотипа. Они не могут заснуть до 2-3 ночи и предпочитают просыпаться в районе полудня. У них нет никаких нарушений сна, просто он приходит в другое время.

Мы привыкли руководствоваться мнением, что совы — это любители вечеринок, бездельники, недисциплинированные создания, настолько безответственные, что даже встать вовремя не могут.

Мои собеседники считают эти стереотипы обидными и деструктивными.

«Я чувствовала себя лузером из-за того, что не могла просыпаться рано», — говорит Кэт Парк, 34-летняя администратор клиники из Канзаса. Она выросла в корейском квартале с его строгими традициями и перенесла немало тяжелых моментов, будучи не в силах соответствовать родительским ожиданиям. «Они просто считали меня лентяйкой и неудачницей». Во время учебы в колледже девушка прибегала к самолечению: стимуляторы утром, алкоголь вечером — не ради веселья, а чтобы функционировать по общепринятому графику. Периодически стимуляторы продолжали действовать и ночью, потом Кэт уволили за постоянные опоздания.

21-летняя студентка Кэссиди Солокис из Аризоны тоже настрадалась: «Знакомые смеялись надо мной, говорили, что я жуткая лентяйка, что я совершенно не стараюсь, и это меня очень печалило, потому что здесь нет моей вины. Я очень, очень старалась, но ничего не получалось».

Первый врач, к которому Кэссиди обратилась со своей проблемой, не поверил в ее существование. «Он велел мне прекратить пить кофе и тогда, мол, все будет в порядке. А когда это не сработало, он подумал, что я лгу». Ей пришлось искать другого доктора.

Коль скоро уж врач не верит в существование проблемы, представьте, каково рассказывать о ней одногруппникам и коллегам. «Когда я пыталась объяснить другим, что переживаю, они просто не могли понять, что здесь такого. Это вгоняло меня в депрессию», — говорит Солокис.

Еще одна хроническая сова, Андреас, даже не решился бороться с проблемой: «Когда я услышал о существовании этого медицинского состояния, я подумал — э, нет, еще одна из болезней, которую никто не воспринимает всерьез. Лучше я оставлю ее при себе».

У всех сов, которые старались жить по расписанию большинства, эти попытки отражались на качестве повседневной жизни. «График прихода и ухода на работу отягощен эмоциональным багажом, — говорит 26-летняя Эми из Сиэттла. — «Когда ты приходишь позже других, ты как будто бы не с ними, тебе задают какие-то вопросы и ты отвечаешь невпопад».

Отложенная фаза сна — это крайность, она проявляется у меньше чем 1% населения. Но после бесед с гиперсовами мне стало интересно, могут ли их проблемы, в менее острой форме, быть знакомыми остальным «любителям поспать». Что происходит с теми, кому природа назначила спать до 9 утра, а начальник вынуждает идти на встречу, которая начинается в 8? Или с подростками, среди которых сов намного больше, но почти у всех занятия начинаются рано?

Слово Камилле Кринг — основательнице B-society, международной организации по защите прав тех, чей хронотип опаздывает относительно общепринятого графика:

В нашем социуме полно проявлений дискриминации сов. Встречи в начале рабочего дня дают преимущество жаворонкам, которые переживают пик умственной активности в утренние часы.

Но в эру интернета, когда можно работать откуда угодно и когда угодно, компании должны разрешать своим сотрудникам устанавливать более гибкий график с учетом их наиболее продуктивной фазы, считает она.

Согласно Кринг, даже небольшие изменения могут иметь огромный эффект. Произвольный сдвиг рабочего времени на час или два будет выгоден компании, потому что выспавшиеся сотрудники соображают быстрее и работают лучше.

Сов вообще нужно немного опекать — обзор нескольких сотен научных публикаций по проблемам циркадных ритмов от 2012 года содержит следующий вывод: «Хотя следует избегать упрощенного ассоциирования вечернего типа с негативными аспектами для здоровья, собранные данные указывают на то, что в ряде заболеваний вечерний тип является фактором повышенной уязвимости, в то время как утренний тип — фактором снижения риска».

Как это часто бывает, наука лишь подтверждает то, что говорит здравый смысл. Работать надо тогда, когда ты ощущаешь себя бодрым и продуктивным. Сдвиги расписания согласно хронотипам еще не получили статуса официальной рекомендации ученых — но кому повредит, если мы сами проведем этот эксперимент?