Откуда берется страх общения и как перестать стесняться

Откуда берется страх общения и как перестать стесняться

«Голодные игры» + «Кто хочет стать миллионером». Как готовят молодую смену сегодняшним чиновникам

В Сочи 7 февраля стартовал финал всероссийского конкурса «Лидеры России». Под олимпийским куполом центра «Сириус» собрались триста самых выносливых управленцев. В течение четырех месяцев они решали бизнес-кейсы, отвечали на каверзные вопросы, работали за себя и в команде, а команды без конца тасовались. За каждым шагом участников следили наблюдатели, каждая работа была засекречена, каждый спорный вопрос (списал или не списал; сам сделал или кто-то помог и др.) решался в присутствии экспертов. Осталось четыре дня. И конкурсанты, по словам организаторов, пройдут самые сложные испытания. Из трехсот финалистов победителями окажутся только сто. Их имена мы узнаем 11 февраля.

«Я, пожалуй, еще никогда не выступал перед аудиторией, в которой одновременно находилось 300 миллионеров» — так начал свой разговор с финалистами первый заместитель главы администрации президента Сергей Кириенко.

Дело в том, что все триста управленцев гарантированно получат один миллион рублей независимо от того, войдут они в «золотую сотню» победителей или нет. Эти деньги они смогут потратить на свое обучение в одном из российских вузов или оплатить любую отечественную программу дополнительного образования, они даже могут купить пожизненную подписку на журнал «Наука и жизнь», но точно не смогут на призовые коврижки полюбоваться яркими звездами Корсики.

Только в России и только для ума. Если миллиона на образование не хватит, финалист может добавить деньги из своего кармана.

Начался лишь первый день соревнований, а некоторые финалисты уже задумали заговор — сплотиться и предложить учебным заведениям готовить для них индивидуальные программы. Смысл такой: если нас много и у каждого миллион, что это мы будем ходить за вузами, пусть они за нами походят. «Амбициозная и правильная идея, — пояснил Кириенко. — Когда я услышал это, понял, что мы правильных людей выбрали в финал».

Но если миллион уже вынь да положь и можно фактически услышать шуршание купюр в банкомате, то зачем эти четыре конкурсных дня? А вот зачем. Сто победителей смогут в течение года консультироваться у лучших управленцев России. Наставниками будут Герман Греф, Константин Эрнст, Сергей Собянин, Федор Бондарчук и другие. Бритва Оккама в том, что участники обретут статус победителей только тогда, когда пройдут все испытания, которые — внимание! — придумали сами наставники. Сто победителей гарантированно найдут своих учителей, но побороться за это могут все. Никто не мешает наставнику выбрать человека, который не вошел в сотню. По словам мэра Москвы Сергея Собянина, финалисты — люди с большим управленческим опытом, а не просто «ботаники, которые хорошо отвечают на тесты».

Большая часть  90 %  из бизнеса. Рисковать они привыкли, но риск в родном бизнесе  дело одно, а риск в госструктуре  совсем другое.

Тут мы плавно подходим к вопросу, что станет с управленцами после конкурса, завербуют их во властные структуры или нет. На это ответил председатель совета Центра стратегических разработок Алексей Кудрин: «Не каждый предприниматель может стать государственным чиновником. Госслужба — это нормативные акты, анализ практик, это другого характера работа». Он также добавил, что «умные предприниматели», которые в основе своей амбициозные, яркие, менее лояльные ко всему люди, нужны во власти, они могли бы неплохо расшатать чиновничью среду. Но все же надежд, что произойдет массовый наплыв предпринимателей в госсектор, мало. А Собянин предостерег уже самих участников: «Прежде чем бросаться в омут государственной службы, надо взвесить свои силы и понять, есть ли желание работать не только на бизнес, но и для людей». Однако, по его словам, в мэрии Москвы готовы принять финалистов конкурса на стажировку, вовлекая в работу правительства как консультантов и генераторов идей.

Обратную сторону медали этого вопроса протер Игорь Шувалов: «Нас многие поругивают, говорят, что вы все давно засели, управляете долго, не даете молодежи подниматься наверх… Для наиболее продвинутых вакансии всегда найдутся».

Кто же эти продвинутые? На протяжении четырех дней финального этапа мы будем общаться с ними и пытаться понять, кто они такие, как мыслят, чего хотят и что нас ждет, если они придут во власть. Первый герой — менеджер с амбициями урбаниста.

Константин Тулупов, 41 год,

финалист конкурса «Лидеры России», менеджер Uranium One («Росатом»)

Для меня в заданиях не было чего-то нового, я их в том или ином виде уже проходил. Мне скорее понравилась схема с динамичной схемой команд: каждые несколько часов они менялись. Приходилось подстраиваться под людей разного типа личности, из разных сфер деятельности. Для меня это был главный челлендж.

На конкурсе было очень много правил, наверное, 15 страниц. Нельзя, например, материалы фотографировать и распространять, нельзя опаздывать, любые заметки нужно сдавать.

Если на финальном этапе никого не дисквалифицируют и не оштрафуют, то, в общем, да, все 300 участников миллион уже заработали.

В полуфинале, когда мы еще не очень сориентировались, нам дали задание и минуту, чтобы записать все идеи, предложения и решения, потом нужно было положить ручку и дальше просто рассказывать. Когда участники уже начали отвечать, мне пришла какая-то идея, и я чисто машинально начал накидывать ее на листочке. Мне довольно строго было сказано, что нельзя. Все сразу изъяли. И такой жесткий контроль был постоянно. Если мы проходили тест на компьютере, то при входе в аудиторию сдавали все гаджеты, внутри было несколько экспертов, которые постоянно за нами наблюдали. Я не представляю, как в таких условиях можно было бы сжульничать. Организовано все на очень высоком уровне, у меня нет никаких сомнений в прозрачности и честности этого конкурса.

Участники очень сильные. Я в какой-то момент даже комплексовать начал, мне на их фоне даже неудобно. Они и в общественной жизни себя проявляют, и в профессиональной.

У них тоже куча образований, бизнесов, кто-то ведет благотворительные организации, поет, танцует, играет в группах  фантастика! Причем молодые все. Намного моложе меня.

И как они все это успели? Белой завистью им завидую. Я рад, что на финал попали как раз такие люди. Если я не окажусь в этой счастливой сотне, не будет никаких обид, потому что действительно здесь собрались лучшие, и честь с ними соревноваться.

Мне кажется, я в финале потому, что я не совсем классический менеджер для России, более демократичный и больше склонен делегировать полномочия. В своей компании я предпочитаю людей мотивировать позитивно и всегда поддерживаю, а порой даже подталкиваю коллег получать дополнительное образование. Беру у них списки курсов, которые они хотели бы пройти, пробиваю бюджет в компании, чтобы потом найти финансирование. Ведь если человек ленится, плохо работает — очевидно, что он засиделся. Ему неинтересно. Научившись чему-то новому, он берется за проекты, которые до этого я ему просто не поручил бы.

Я сам люблю учиться, хлебом не корми. У меня MBA Лондонской бизнес-школы и Бизнес-школы Колумбийского университета. Российских дипломов три штуки, учился в Финансовой академии, МГИМО, проходил программы в «Сколково». Большой вопрос, на что потратить миллион… Но так как у меня образование больше гуманитарное, а сейчас очень много говорилось про новые технологии, думаю, мое следующее образование будет связано с программированием. У меня в детстве, лет в 13, был период, когда я увлекался техникой. В конце 80-х появились первые микрокомпьютеры, и я хотел собрать собственный.

Набрал журналы «Юный техник», нашел специализированные книги, полгода чертил схему на миллиметровой бумаге, она была метр на два. Я был серьезно настроен. Пошел в радиомагазин, спрашиваю: «У вас есть микропроцессор?» А мне говорят: «Нет и не будет». На этом мой роман с IT закончился.

Думаю, сейчас как раз хорошая возможность вернуться к истокам.

Я хотел бы, чтобы моим наставником был Герман Греф. Я его попытал бы поподробнее про цифровизацию и моделирование. Судя по тому, как он рассказывает, он очень погружен в тему.

Затем мне, наверное, было бы интересно заниматься госслужбой, но только если бы я мог применить там свои профессиональные навыки. Также я увлекаюсь архитектурой, историей малых российских городов, 20 лет собираю библиотеку, где многие-многие тысячи книг по этой теме. Если бы на госслужбе я мог заниматься восстановлением городов, это было бы идеально. Большинство людей знают Золотое кольцо, а дальше не едут. Но даже недалеко от Москвы есть не менее интересные места, просто они не раскручены.

Если создать новую версию Золотого кольца, назвать, например, «Большое ожерелье Москвы», то можно полностью изменить облик региона, создать новый туристический маршрут внутри России.

Эти проекты должны быть комплексными. Надо заниматься не просто реставрацией отдельных исторических зданий, а одновременно — комплексной реконструкцией и благоустройством городов, как Собянин в Москве. Простимулировать местный бизнес, чтобы открывались кафе, хостелы. У меня друзья в «Стрелке», знакомые, которые занимаются урбанистикой, реставрацией, поговорил с ними и сделал примерный расчет. На один среднестатистический город нужно будет потратить 5–6 млрд рублей. Это не обязательно финансировать за счет государства. Как сказал Собянин, 1 рубль госинвестиций в инфраструктуру и благоустройство города генерит еще 3 рубля частных инвестиций. В регионах, наверное, эта пропорция меньше, но она все же тоже будет. Я понимаю, что просто энтузиастом быть для этого недостаточно, надо работать в системе государства и обладать какими-то полномочиями. Нужны сторонники во властных структурах, просто так этот проект не поднимешь.

Как наставники будут отбирать победителей?

Многие уклонились от ответа, но мы точно знаем, что Алексей Кудрин отберет троих близких по духу и роду деятельности людей. Встречаться с ними он планирует один раз в месяц или даже в два месяца. Более подробно ответил Герман Греф.

Президент Сбербанка ищет шейперов (от англ. shaper) — тех, кто создает будущее. По его словам, этих людей крайне мало, всего около 0,4 %.

Как их найти? Они должны обладать тремя очень важным качествами: во-первых, воображением, креативностью, то есть должны уметь легко представлять себе будущий проект. Во-вторых, системностью мышления. В-третьих, уметь достигать намеченных целей: за человеком должны быть конкретные дела. «Сочетание этих трех вещей: креативности, структурности мышления и способности делать — это самое главное. Научить такого человека можно чему угодно. Мы пока отобрали несколько десятков кандидатов, которые нам интересны», — добавил Греф.

Сами участники часто записываются не к одному наставнику, а ко многим, благо это не воспрещено. Но если случится, что одного человека выберут несколько наставников, то решающее слово будет за участником. Возможно еще, что многие финалисты поменяют работу. Наставники уже интересуются, можно ли взять того или другого в свою компанию. Можно. Только часто, когда о возможной рокировке узнают на работе участника, того повышают в должности.

Мастер-классы наставников

В первый день некоторые наставники провели мастер-классы. Кто-то — закрытые, как Сергей Собянин, кто-то — публичные, как Герман Греф. Последний говорил так долго, что в конце у него сел голос. Но Греф все равно продолжал и после еще отвечал на вопросы.

Так, по его мнению, в будущем каждый человек кардинально поменяет профессию трижды за жизнь. И все эти профессии будут не узкоспециализированные, а смежные, связанные с big data.

В криптовалюты советовал не инвестировать, а инвестировать в платформу Ethereum — открытую сеть на основе блокчейна. Также Герман Греф ответил на волнующий аудиторию вопрос: зачем Сбербанк скупил все видеокарты. Ответ: не чтобы майнить, а чтобы развивать технологии, сопряженные с искусственным интеллектом. Но многие сотрудники за майнингом были застуканы.

В конце Герман Оскарович посоветовал участникам не повторять опыт индейки из анекдота, в котором та думала, что предназначение хозяина — хорошо ее кормить, а ее — обильно питаться, так было всегда, но вот пришло Рождество — и сюрприз-сюрприз.