Psychoparty

Тест дня: определите вашу гендерную идентичность

Тест дня: определите вашу гендерную идентичность

30 важных и странных книг: гид по книжной ярмарке Non/fiction

C 28 ноября по 2 декабря в Центральном доме художников пройдет международная ярмарка интеллектуальной литературы Non/fiction 2018. Все издательства стараются выпустить к этому событию свои главные книги за год. Чтобы вы не потерялись в тысячах новинок и вышли из ЦДХ живыми, «Нож» собрал тридцатку книг, которые точно можно взять с собой и потом не пожалеть о сделанном выборе.

Графические романы и комиксы

Антье Шрупп, Пату «Краткая история феминизма в евро-американском контексте», Ad Marginem

Сафо, Симона де Бовуар и другие женщины сегодня формируют историю феминизма от античности до третьей волны. Хотя главным словом 2018 года по версии оксфордского словаря стало «токсичность», а скандалы о харассменте не утихают, российское общество остается по большей части патриархальным. История женского движения в комиксах — удобный способ для разговора о гендерной политике с подростками и другими любителями этого жанра.

Бен Надлер, Стивен Надлер «Еретики! Чудесные (и опасные) истоки философии Нового Времени», Ad Marginem

«Начало XVII века не сулило философии ничего хорошего» — так открывается история ученых, которым долго не верили, а потому критиковали и репрессировали. Рене Декарт, Джордано Бруно, Галилео Галилей, Елизавета Богемская — за что они и их коллеги подвергались гонениям? История идей и преследований соединяются на страницах забавного, хотя и печального, графического романа, повествующего о ключевых событиях в истории философии.

Лив Стремквист «Плод познания», No Kidding Press

Комикс о том, как устроено женское тело в социальном, физиологическом и психологическом плане. Книга рассказывает, почему в обществе сформировалось настолько противоречивое отношение к женским гениталиям, а слово «вульва» отсутствует в ежедневном обиходе; почему разговоры о менструациях воспринимаются как странные; что влияло на восприятие биологического пола и гендера в античности, Средневековье или в текстах Фрейда и Сартра.

Риад Саттуф «Араб будущего. Детство на ближнем Востоке (1978-84)», «Бумкнига»

Автобиографические комиксы о детстве режиссера и иллюстратора Риада Саттуфа в Ливии, Сирии и Франции. Автор рассказывает о том, как он взрослел при трех диктаторах — Муамаре Каддафи, Хафезе Аль-Асаде, третьим же он считает собственного отца. В графическом романе отец главного героя выступает за панарабизм, хочет дать образование арабам и пишет диссертацию «Мнение англичан о французах в 1912-1924 годах».

Антропология и философия

Мария Пироговская «Миазмы, симптомы, улики», Издательство Европейского университета

Что такое контагии, медикализация бедности и запах «другого»? Каково было отношение к запахам в российском обществе второй половины XIX века? Анализируя официальные документы, прессу, медицинскую литературу, мемуары и архивные материалы, Мария Пироговская рассказывает о времени, когда кардинально менялось отношение к (не)пристойным ароматам на улицах, в быту и личной жизни. Времени, когда изобретали словарь запахов, боролись с миазмами и начинали задумываться об общественном здоровье.

Наталия Лебина «Пассажиры колбасного поезда», НЛО

Наталья Лебина — одна из ведущих исследовательниц советской повседневности. Переключаясь с микро- на макроуровень личного и исследовательского взгляда, она исследует частные архивы, официальные советские документы и прессу, чтобы понять, как была устроена обычная жизнь горожанина в СССР. Так, автор реконструирует меню москвича шестидесятых и описывает, какую одежду носили в Петрограде сразу после революции 1917 года. Специфика этой книги — особое внимание к модернизации в советском обществе.

Даниэль Шёнпфлуг «Время кометы. 1918: мир совершает прорыв», Ad Marginem — МСИ «Гараж»

Первая мировая война закончилась 11 ноября 1918 года, и утром куклу германского кайзера вешают в Нью-Йорке между двумя небоскребами. В 1918 году Пауль Клее в своей картине «Комета над Парижем» указал на главное ощущение XX столетия — неопределенность и подвешенность каждого следующего дня. Вирджиния Вульф, Махатма Ганди, Хо Ши Мин — что все они делали в этом году? Даниэль Шёнпфлуг прослеживает судьбы важных деятелей культуры и показывает, как они связаны с последующими изменениями в истории XX века.

Эмиль Дюркгейм «Элементарные формы религиозной жизни: тотемическая система в Австралии», ИД «Дело»

Эмиль Дюркгейм — один из основателей современной социологии, автор работ о структуре общества и самоубийствах. В этой книге, написанной еще в 1912 году, он предлагает рассматривать религию как продукт общественного производства. На примере «простых» верований вроде австралийского тотемизма Дюркгейм выделяет базовые принципы, на которых строится любая религия.

Невероятные люди

Дэвид Линч, Кристин Маккена «Комната снов. Автобиография Дэвида Линча», «Эксмо»

Жизнь одного из самых модных режиссеров игрового умного кино напоминает его фильмы. В каждой части книги два раздела: журналистский, в котором Маккена реконструирует биографию режиссера на основе документальных источников и разговоров с его близкими, и мемуарный, где сам Линч подводит итоги определенного этапа своей жизни. «Комната снов» хранит страхи того, кто привык пугать и завораживать других. В этой книге Дэвид Линч сам оказывается зрителем-наблюдателем собственной жизни, а его размышления напоминают рецензию на главный фильм в его карьере — кино его памяти.

Джеймс Глик «Гений. Жизнь и наука Ричарда Фейнмана», МИФ

Нобелевский лауреат Ричард Фейнман сегодня известен далеко за пределами академического мира. С юности ученый старался адаптировать свои взгляды и научные теории для широкой аудитории и сделал многое для того, чтобы физику стали считать престижной. Джеймс Глик — популяризатор науки, известный своими книгами об истории изучения времени. Автор предлагает проследить жизненный и научный путь Фейнмана и попытаться понять, как устроены люди, которые сочетают в себе две ценности научного труда — создание сложных теорий и их расшифровку для неофитов.

Размышления

Дмитрий Пригов «Мысли», НЛО

«Мысли» — последний том собрания сочинений Дмитрия Пригова. В книгу включены основные манифесты одного из главных российских концептуалистов, его статьи и интервью. В этих текстах художник, поэт и теоретик Пригов рассказывает о своем понимании современной культуры и роли художника в этом мире, переживающем очередную антропологическую революцию. До этого в этой серии выходили тома «Монады», «Москва», «Монстры» и «Места».

Джорджо Агамбен «Автопортрет в кабинете», Ad Marginem

Джорджо Агамбена сегодня можно назвать модным философом среди российских читателей: за последние пару лет на русском языке появилось несколько его сочинений. В новой книге Агамбен обращается к важным встречам в своей жизни, вспоминая, как гулял с Рене Шаром и Мартином Хайдеггером или как просил у старшего коллеги адрес Ханны Арендт и два года не решался к ней зайти. Кроме обволакивающей эрудиции в этой книге читатель найдет редкую для Агамбена откровенность. Словно забывая о своем credo, он почти на каждой странице высказывает свое человеческое, частное мнение о писателях, критиках и художниках, которые формировали интеллектуальную карту Европы второй половины XX века.

Мария Степанова «Против нелюбви», АСТ

В новой книге Марии Степановой, автора «Памяти памяти» — самой обсуждаемой книги 2017 года, собраны эссе, посвященные Донне Тарт, Владимиру Высоцкому, Марине Цветаевой и другим важным фигурам в культуре XX века. Степанова говорит об истории прошлого века как об историях людей, всегда подчеркивая их неотрывность от событий за окном. В конце книги автор размышляет о том, как сегодня устроены воспоминания и можно ли завоевать доверие читателя в эпоху размывания экспертности и нашей общей потерянности в социальных сетях.

Художественная проза

Александр Скидан «Путеводитель по N», «Носорог»

Главная тема романа — распад сознания одного из самых значимых философов XIX века Фридриха Ницше. Разложение его мысли показано на уровне текста: он сложен из чужих фраз, заимствованных из романов младших современников Ницше: Рильке, Пруста, Достоевского, Набокова, Андрея Белого, Томаса Манна и других классиков.

Николай Кононов «Восстание», «Новое издательство»

Документальный роман журналиста Николая Кононова, автора «Кода Дурова», — это история Сергея Соловьева, идеолога подпольной Демократической партии России, одного из лидеров Норильского восстания, возглавившего бунт на колымских шахтах. Кононов выстраивает роман на основе личных документов — сонника, стопки писем друзьям и сестре, плана родительского дома с садом, блокнота со схемами изобретений и выписками… Писатель повторяет, насколько это возможно, путь своего героя и составляет свою историю малоизвестного Норильского восстания.

Филиппо Томмазо Маринетти «Стальной альков», «Циолковский»

Впервые «Стальной альков» вышел в 1921 году, но тогда тираж уничтожили из-за слишком откровенной обложки. «Лейтенант Маринетти вместе с экипажем своей бронемашины и личной собачкой Заза участвует в завершающем этапе Первой мировой войны на Итальянском фронте — битве при Витторио-Венето, в результате чего австро-венгерская армия прекратила свое существование». В романе сооснователя футуризма смерть и любовь на поле битвы встречаются с нечеловеческими силами и сами приобретают фантасмагорические черты.

Линор Горалик «Все, способные дышать дыхание», АСТ

В постапокалиптическом Израиле животные обрели речь. После гуманистической катастрофы и войны, которая не заканчивается, людям приходится заново выстраивать свои отношения не только с себе подобными, но и с другими живыми существами. В романе Горалик главным героем оказывается эмпатия, которая в этом мире в дефиците. В обществе, где человеку стыдно за собственное существование, саму возможность сопереживать периодически приходится изобретать заново.

Алексей Иванов «Пищеблок», АСТ

В 1980 году, пока вся страна следит за Олимпиадой, в детском лагере «Буревестник» по ночам одни пионеры пьют кровь других. Двенадцатилетнему очкарику Валерке и вожатому Игорю предстоит встретиться с предводителем вампиров, которые в романе лишь символизируют бессмертие советской и любой иной идеологии.

Габриэль Витткоп «Мастерская подделок», KOLONNA Publications

Яды, тлен, умирание и гарпии — любимые объекты и сюжеты Габриэль Витткоп. Для своих романов Витткоп всегда выбирала маргинальные стороны жизни общества. Писательница стала известной в 1971 году после публикации «Некрофила» — повести о похождениях ценителя мертвой плоти. Другая ее книга «Смерть С.» — история гомосексуала, умирающего в доме терпимости в Бомбее. В «Мастерской» Витткоп использует стилистику Вольтера, Роб-Грийе и других важных для нее писателей, чтобы разыграть самые любимые моменты из собственной прозы.

Власть и политика

Аркадий Дубнов «Почему распался СССР?», Individuum

Леонид Кравчук — первый президент Украины, Ивар Годманис — бывший премьер-министр Латвии, Аскар Акаев — экс-президент Киргизии. По инициативе фонда Гайдара им и другим государственным деятелям бывших союзных республик предложили поговорить о причинах распада СССР. Политолог Аркадий Дубнов провел 14 интервью, которые дают возможность посмотреть на советскую империю с точки зрения республик, долгое время зависевших от центральной российской власти. В итоге постколониальная оптика в сочетании с живой речью политических деятелей формирует совсем другую, сложную картину развала Союза.

Питер Майр «Управляя пустотой. Размывание западной демократии», Издательство Института Гайдара

Питер Майр анализирует растущую аполитичность в западных странах. Электорат всё меньше посещает референдумы, выборы и другие публичные коллективные события, словно понимая незначительность своего выбора или не веря в то, что они могут влиять на власть. Ученый отмечает слияние экономических, политических и государственных элит. Общественная апатия, по мнению автора, связана с установившейся в развитых странах стабильностью. Главный кейс, который рассматривает Майр, — мнимое политическое благополучие ЕС.

Книги для детей

Ирена Доускова «Будь Жегорт», «Розовый жираф»

Повесть о взрослении девочки в Чехословацкой Социалистической Республике на фоне исторических событий. Героиня книги в сентябре 1970 года пошла в первый класс, а в стране начался период «нормализации» — время репрессий и чисток. Школьные годы героиня и другие чехословацкие дети провели в атмосфере повторяющейся бюрократии, обезличивания и насилия. Подростковая повесть рассказывает не только о трагической истории Чехии и Словакии, но и о поиске свободы в условиях тотального контроля государства.

Брук Баркер «Грустные факты о детенышах», Livebook

Птенцы, вырастающие без отцов, не умеют правильно петь. У головастиков нет ног. В супружеской паре улиток беременеют обе особи. Все эти сведения о детенышах собрала иллюстратор Брук Баркер. Недавно на русском языке вышла и другая ее книга — «Грустные факты о животных». Эти сборники коротких, редко выходящих за пределы твита историй можно смело читать в любом возрасте, чтобы ощутить эмпатию к любому живому существу. Факты подобраны таким образом, что многие из них почти автоматически переносятся на ситуации в нашей жизни.

Фредрик Бакман «Медвежий угол», «Синдбад»

Новый роман Фредерика Бакмана — автора знаменитой «Второй жизни Уве». Кажется, в Швеции нет мест, где царит безысходность и безработица. Но в выдуманном шведском городе Бьорнстаде жизнь остановилась. Местные жители надеются только на юниорский хоккейный клуб. Идет новый турнир, клуб уже вышел в четвертьфинал. Как соревнования повлияют на городскую жизнь? Что для победы готовы сделать те, кому она так важна? Бакман в своей очередной книге поднимает этические вопросы о ценности успеха и сохранении тихой человеческой жизни.

Эсфирь Слободкина «Кепки на продажу», «Лес рук»

Самая популярная книга американской авангардистки Эсфирь Слободкиной вышла на русском языке. Неудачливый торговец кепками так устал на работе, что решил передохнуть под деревом и уснул. После пробуждения он обнаружил, что весь его товар пропал. История нарисована в технике бумажного коллажа, это была первая такая книга в США, а сегодня издание считается классическим образцом этой техники.

Мария Парр «Вратарь и море», «Самокат»

Кажется, «Вафельное сердце» Марии Парр читали почти все, у кого есть дети или кому важны простые и чудесные книги о дружбе. На русский переведена и вторая книга шведской писательницы, «Тоня Глиммердал» — история отважной девочки, единственного ребенка в северном поселке. Новая книга Парр выходит небывалым для детской литературы тиражом в 30 000 экземпляров. Герои этого романа — повзрослевшие дети из «Вафельного сердца», которым предстоит разбираться уже в другом, более сложном мире и научиться ценить друг друга такими, какие они есть.

Юрий Коваль «Недопесок», Издательский проект «А и Б»

Песец по кличке Наполеон Третий вместе с товарищем убегает со зверофермы. На поиски отправляют мудрого песца Маркиза. В советском обществе середины семидесятых Наполеона принимают за собаку, хотят сделать из его шерсти воротник, сажают в кроличью клетку. Но Наполеон стремится к свободе, на Северный полюс.

Переиздание классики детской советской литературы современным читателям может показаться непонятным: многое из тогдашнего быта и нравов забыто и требует пояснений. Филологи Олег Лекманов, Роман Лейбов и Илья Бернштейн снабдили «Недопеска» детальными комментариями, которые позволяют прочитать эту важную повесть без гугла.

Линор Горалик «Холодная вода Венисаны», Livebook

Страшная сказка о мире, в котором все постоянно ждут войны, а взрослые не могут помочь ни себе, ни детям. Маленькая Агата, героиня многих сказок Горалик, пытается рассказать старшим о приближающейся опасности. Самое ужасное — все и так знают об угрозе, но им не нужны спасители.

Старение и смерть

«Никто не хотел умирать: четыре повести о смертной казни», сommon place

Художественные рассказы и повести о смертной казни, написанные в первой половине XX века. В сборник вошли «Смертники» Николая Олигера — зарисовки о людях, которым осталось недолго жить, рассказ Леонида Андреева о казни эсеров, которых выдал провокатор Азеф, а также повести Владимира Зазубрина и Александра Тарасова-Родионова. Если в первых двух текстах события происходят в царской России, то другие два посвящены работе чекистов 1920-х годов.

Атул Гаванде «Все мы смертны», Corpus

«Все мы смертны» — редкое для российского книжного рынка издание: литературы, которая помогает умирающим и стареющим людям не паниковать, крайне мало. Каждый из нас видел или увидит старение и угасание близких ему людей. Практикующий врач Атул Гаванде размышляет о том, как свыкнуться с неизбежностью смерти и переживать об условиях жизни. Умирание и уход из жизни — нормальные этапы человеческого существования, и Гаванде оставляет людям право самим решать, лечить ли себя в старости до смерти или выбрать достойный уход.