Медвежья голова, колдовские конфетки и ножницы под подушкой: какие заговоры помогают жить на Русском Севере

В русской деревне за магией далеко ходить не надо: пойдешь не вовремя в баню — там черти, заблудишься в лесу — встретишь подозрительных дев. Чтобы не нарушать невидимые границы миров и сохранять символический порядок в своем пространстве, деревенские жители из поколения в поколение передают друг другу заговоры, обереги и лечебные ритуалы — им и посвящен чудесный двухтомник «Магические практики севернорусских деревень», который вышел в издательстве Пропповского центра. «Нож» публикует подборку материалов, собранных фольклористами, — почитайте, кому нужно молиться, чтобы не опаздывать на автобус, и зачем благодарить стиральную машинку.

«Магические практики севернорусских деревень» — труд фольклористов и антропологов, которые записывали заговоры и обереги на в севере европейской части России, самые ранние записи, вошедшие в издание были сделаны в 1978 году, самые поздние — в 2018 г.

В сборнике заговоры представлены не как устойчивый текст, а как описание всей ситуации, как ритуал, где важны не только слова, но и жесты, движения, позы и эмоции говорящего и слушающего. Записи, которые мы приводим ниже, позволяют увидеть место оберегов и заговоров в жизненном мире советской и постсоветской деревни.

Мы публикуем заговоры и описания ритуалов из первого тома сборника. В угловых скобках приводятся слова интервьюера или пояснение к действиям информантов.


Как правильно хоронить человека

Через два часа ходят наряжают. Если мужчина умер — мужчины, если женщина — женщины, человека четыре. Пока домовище не сделано, на лавку ложат, мужчину — на мужскую лавку, женщину — на женскую. Могилу копать не родичи должны. За могилу деньги дают — сколько дадут, их на обед приглашают трапезниками. Хоронили на третий, четвертый день. Родичи должны под гробом проползти, когда его поднимут, чтобы не бояться. <…> Когда хоронят, по могилам не ходят, пока не закопают покойника. Говорят, его все покойники встречают. Чтобы потом не бояться, из могилки надо земли за шиворот положить.

С кладбища идут той же дорогой. Кто упадет, так, говорят, умрет в этом году. Домой придут, руки вымоют, о печку трут обеими сторонами руки: «Вся печаль в печь». Дома сорок дней тряпку да рюмку ложат, чтобы душа ходила ночевать. На сороковой день берут эту тряпочку, рюмку да закопают в могилку, чтобы душа туда ходила. На поминки в деревне всех зовут: «К Афанасию Дмитриевичу на обед, всем домом благодатным». Еда на столе особенная: редька с квасом, рассол, опара, грибы. На девятый день ходят, так крест гладят: здороваются — тыльной стороной ладони, прощаются — лицевой. Заденешь крест, так он услышит.

Чтобы зубы не болели

Сходи на кладбище, погрызи столбик и скажи: «Онемийте так же мои зубы, как у покойного губы». Говорить до трех раз.

Чтобы не тосковать

Быват, если скучаешь по какому человеку, умер либо уехал куда. Ничего не можешь поделать. Так чтоб он больше не виделся тебе — надо на реку ходить, рано утром ходить и поздно вечером, и лицо мыть кулаками, вот этими. <Показывает наружную сторону ладони.>

— Река Пинега, куда ты текешь, бежишь?

— Я теку, бежу в пучину-море.

— Унеси с рабы Божьей Татьяны кручину-горе.

Чтобы комары не кусали

«Комар комара ешьте,
Комар комара грите,
А меня не ворошите.
Комар комару — малина,
А я — горькая рябина».

Чтобы родинок не было

Мне еще тетка посоветовала. Чтобы родинок не было на теле, нужно пойти на луг, где кони валялись в траве, и на том месте поваляться, в траве-то. А у меня родинок-то много было. Вот я пошла в поле за деревню и сделала так, повалялась. И все родинки скоро сошли.

Кому нужно молиться, чтобы все было хорошо

«Спаси, Господи, люди твое
И благослови достояние твое,
Побед благоверному нашему императору
Михаилу Сергеевичу на супротивные даруя
И охраняя престол свое жительство».

Царь раньше был, так я сама уже переменила на Горбачёва.

Читайте также

Кресты, ракеты, мертвецы: во что верят в деревнях Русского Севера

«Один местный грыз печку, до крови. Его сочли колдуном». Антрополог — о том, почему рационализм никак не может побороть веру в колдовство

Как мыть пол, чтобы муж не был пьяницей

Первая информантка: Запуга-то еще есть такая, только от нее узнала слово «запуга». Что когда девушка молодая, нельзя сыро пол мыть.

Вторая информантка: Что?

Первая информантка: Пол мыть сыро нельзя, иначе муж пьяница будет. Здесь говорят же так.

Вторая информантка: Тогда у нас в деревне, *****, всю дорогу пол сыро мыли! Полдеревни ходит, лягается, всю дорогу, ***! Редко, значит, у кого сухо-то мыли…

<А как пол-то еще мыть, чтобы…>

Первая информантка: Нет, у нас же, знаете, как пол моют? Мыли раньше, да? Что ведь надо… сначала схватывают, то есть моют, почти не отжимая тряпку сначала, а потом засушивают как бы, это уже второй раз.

Вторая информантка: Это когда, это когда половицы деревянные, блин, просто пол деревянный, половицы-доски, ничем не обшиты, ничего, вот, наверное, тогда это из старины там поперло, наверное, может.

Первая информантка: Еще со стола нужно обязательно чтоб не рукой мусор собирать, а тряпочкой.

Вторая информантка: Это че? Тоже муж-пьяница будет?

Первая информантка: Тоже плохая примета какая-то. <…> Свистеть дома нельзя. Сейчас считается, что это денег не будет, а раньше, что это высвистываешь кого-то из дома. Еще птичка…

Вторая информантка: Прятаться… Дома в прятки играть тоже нельзя.

Первая информантка: А, прятки детям тоже запрещают, да. К покойнику, если дети дома в прятки играют.

Вторая информантка: На улице идите, поиграйте, прячьтесь… это-то я да, это я еще помню, да.

Что делать, если боишься оставаться один дома

Нож да топор — на порог?.. Если один в доме остается человек и боится в доме, чтобы никто не перешагнул порог, вот это для… устрашает.

<В смысле — никто? Кто «никто»?>

Ну, кто его знает. Может, шум человеку, или кажется человеку, а тек самым он успокаивает свою нервную систему.

***

Если один кто-то в доме…

<То что?>

Или в избы путевой один, так вот нож вставляли во двери или топор вот тоже.

<А зачем ?>

А чтобы нечистая сила никакая не приходила.

<А, это для нечистой силы, да?>

Да.

<А куда вставляли еще раз? Между… в дверной косяк?>

Да, в косяк двери.

<Ясно, и это чтобы нечистая сила не проходила?>

Да-да-да. Да и зверь его вот, примерно, он видит металл если, зверь ведь крепко чувствует. Зверь не приходил, особенно медведи, любители сходить по путевым избам да… или охотничьи избы, в охотничьих избах…

Что нужно говорить, чтобы работа спорилась

Второй информант: И всегда чего ведь на работе: «Ну, благословесь». Благословесь. Как отработать мне-ка или что ли. И хорошо отработашь.

<Да? То есть благословиться надо?>

Да, да, да.

Первый информант: И вот я на работе то…

Второй информант: «Пресвятая ты Мати Богородица». Или что ли. Или опять вот и тоже заблудишься тоже: «Ну, Пресвятая Мати Богородица».

Первый информант: <Крестится и молится стоя.> «Пресвятая Мати Богородица, не забыдь. Дай мне всего! Блага!

Второй информант: Дай силы.

Первый информант: Выполнить мне любую работу. Чтобы сегодня, в течение месяца, наставить план накопления кормов на сто процентов». Сбывается всегда. Эти молитвы всегда сбываются. Вот. Я научилсэ от родителей.

Как лечиться с помощью деревьев

<И реально люди ходят, чтобы полечиться, к деревьям?>

Первая информантка: Да, я люблю стоять около березки. Так стану, стою.

<А с ней и поговорить можно?>

Да. И сок так начинает двигаться по стволу, даже прикоснешься ухом, и слышно. И даже позвоночник чувствуется, если полностью как бы доверишься ей.

Вторая информантка: Ну, это от переживаний, это всё… Пойду к березке я…

<А как говорить с ними?>

Первая информантка: Как захочется. Я вообще по-своему лепечу.

<А как?>

«Милая моя подруженька, березонька, Господи, любимая моя, до чего я тебя люблю, ты бы знала». Ох, как начинается это всё. Любовь — она вообще созидательная сила.

<И как-то здоровье чувствуется?»

Да-да-да. И после этого вообще даже усталость куда-то девается, уходит. И бодрость вообще на весь день до ночи. Смотря когда сходишь. Лучше, конечно, до этого, до обеда, ну, до двух часов где-то.

Как приворожить человека (но лучше не надо)

Ну это ваше дело: можете делать, а можете не делать. Так присушите — потом будет бегать за вами, всё.

<Так как делается-то?>

Делается так: надо три конфеты-карамельки, обязательно карамель чтоб была, вот три дня и три ночи проносить под мышкой.

<А как так?>

Ну под мышкой у себя: ты спишь с ней и всё… Там работаешь… Вот, а потом надо угостить конфетками. И всё.

<А сказать что-то надо?>

Надо, да.

<А что сказать?>

Ну вам не надо, дак… <смеется>

<Надо-надо-надо…>

Щас, обожди уже, вспомню дак… У меня голова тоже не дом советов <смеется>. Давеча сидел чего-то… Вспоминал-вспоминал — вспомнил!.. Черт её… у меня записана где-то была… Всё одно было в кармане, вспомнил — записал… Бумажку ли потом выбросил… Помнил, дак, знаешь… «Ты любишь меня… так же, как я без тебя… Полюби меня… Что вроде как, знаешь…» Вот эти слова и произносить надо. «Ты любишь», хотя он и не любит, допустим, тебя, но говоришь, как «Ты любишь меня так же, как я тебя», знаешь…

<А кто вам рассказал, если не секрет?>

Это у меня бабка здесь… стара бабка-то… Я сам узнавал насчет того, как присушить… В 87 году-то приехал сюда, в деревню…

<И что? И вы делали?!>

И девка тут одна появилась… Я тоже пришел сюда… Да, бабка, говорю: «Бабушка, у меня девка есть такая на примете одна: сколько, говорю, за ней ни бегай, ни черта, говорю, знаешь…» Ну, я ей соврал, знаешь… Она подходит ко мне: «Вот, говорит, три карамельки, на, возьми!» Три дня, говорит… Ну и тут, значит, сказала мне: походи с ними, перед девкой скажи… Вот она мне и сказала эти слова-то… Всё.

<Помогло?>

А куда девается?

<Интересно. А отсушить, коли тебя присушили, как?>

А этого не знаю.

<А девка-то чего потом?>

Ничего. Так я ей не все скормил-то: одну и отдал только.

<Так на одну треть и полюбила, да?>

А так-то до трех лет она, до трех лет действует… Это вообще конфетки, присуха… До трех лет. А вторую конфету отдал пацанчику маленькому, годика, наверно, три было. А третью — евоной матери отдал. Они все, *****, забегали за мной. <Смеется.> Вот три года они… Парень — тот с меня не слазил, увидит — с рёвом ко мне. Мать тоже увидит меня, всю дорогу бегает, знаешь… «Пойдем», — подмигивает… <Смеемся.> Это все интересно вот так, а с другой стороны — худо…

Зачем у дома сажать рябину и почему осиновый кол в доме — полезная вещь

<А вот для дома какие-нибудь заговоры есть, вот такие?>

Я только знаю, что вот рябину надо посадить у дома, рябина будет убирать всех нечистых дьяволов да этих, нехороших людей. Всех вот… рябина. Черемуху нельзя садить у дома.

<Почему?>

Она из дома выводит хозяев.

<То есть?>

Хозяева умирают. <…> И осину тоже нельзя садить. А Катя говорила, говорит: «Осину-то можно только взять… кол осиновый, чтобы осина убирала этих всех, как, нехороших людей».

<А куда его надо?>

Ну, палку осиновую. Дома держать.

<Просто держать, да?>

Дома, да, тут поставить вот, чтобы… чтоб каки нехороши люди не приходили.

Может быть интересно

Испечь кота и спровадить русалку: самые интересные белорусские обычаи, которые практикуют сегодня

Белый заяц Апокалипсиса, живые автомобили и загробная жизнь как казарма: во что верят на Алтае

Почему нельзя ходить в баню ночью

Первая информантка: После двенадцати, кстати, нельзя в баню ходить.

Вторая информантка: Да, там чёрти, чёрти, чёрти.

Первая информантка: Чёртики убить могут.

Вторая информантка: Мне рассказывали, может, и врут, там, это, одна пошла, Катя Поташева, у нас в школе, типа топором руку отрубили. Ну, этому, чёрту.

<Кому? Чёрту отрубили руку?>

Да.

<А она сама топором?>

Нет, она… с ней ходили, наверно, кто-то или что-то. Ну, это, может, врут они — а где тогда рука?

Почему нужно благодарить и банника, и стиральную машинку

Ну, я тоже ведь, помоюсь, это все, дак. Тоже благодаришь всех. Стираешься, дак машинку свою поблагодари и баянника, и баню, и всех, что дали мне хоть хорошо выстираться да вымыться, дак. Верю не верю, но все равно думаю в себе-то.

Почему опасно встречаться в лесу с девками в красных сарафанах

<Я не знаю, как здесь, но я слышала, в Вологодской области например, я была, вот там что-то в лесу страшновато, потому что там водит. То есть можно просто так… У вас это бывает?>

Ну так пугат у нас-то тоже это, говорили, у Ошаги, что, мол, пугает. Кто ле, кто ле засвистит ле, кто ле это заревет ли что-нибудь. Тамотки. Но я не знаю, я ни разу не была, нет. Я сама-то из Ценогоры, так и это, так вот мы там, мы тоже ходили, у нас там это, на верхней <нрзб>, там у нас тоже всё. «Вечером не ходите!» — скажут родители, всё нас пугали, ли чё ли врали. «Вечером на верхне не ходите!» — «А что? — все. — Нет, не пойдем!» — «Не ходите вечером на верхне, там выйдут девки в красных сарафанах на угор, дак вас утащат».

<А что за девки?>

Не знам, каки девки. Стары люди так говорили, нас и не спускали. Вечером туда идти. На место. «Не ходите, а то девки в красных сарафанах выйдут, что ли, и вас утянут». Всё боялись вечером ходить.

Кому нужно молиться, чтобы успеть на транспорт

Вот на дорогу я могу вам сказать, вы меня младше. Вот пойдете, мало ли я еду куда-нибудь, я всегда говорю. Вот бывает даже вот, за медикаментами поеду, транспорта нет никакого, пойду к магазину встать раньше, извини меня, это же, это самое… Всё равно уеду и сяду вперед. Выходишь из дому и попросись: «Татьяна Николаевна, дай пути-дорожки». Есть покровительница дорог, святая Татьяна Николаевна. «Татьяна Николаевна, дай пути-дорожки». Всё, уеду. И никаких передряг, ничего. Но надо говорить то… передавать только тем, кто младше вас.

Как лечиться медвежьей головой

<А вот что вы говорили про медвежий череп?>

Это голова медвежья. <Информантка посылает внучку Диану за медвежьей головой.> А вот обкатываешь младенца с этой головы.

«Как на медвежью голову нет ни призору, ни прикосу, так на раба Божьего, кто, нет ни призора, нет ни прикоса». Вот тоже три раза. Да. А вот, например, вот ребенка, ну, например, ты, мама, приведешь сына, и плачет, тоскует. Вот обычно на реку ведут и с корзунков моют.

<С корзунков?>

Да. «Как вода на корзунках не держит, так у рабого Божьего тоска не держись». Вот ведь, вишь, пальцем вот так моешь. <…> Дай сюды, вынимаю, положь на стол <Информантка обращается к внучке, принесшей медвежий череп.>

<Ничего себе!>

Да, вот это медвежий череп.

<О господи, даже страшно трогать>

Да. Медвежий череп. Это детей мою я. Даже вот Римму мыла. Ей тоже черепом мыла. Ее тоже кто-то опризорил, дак я мыла.

<И помогло?>

Помогло, да. Вот так я детей мою этим черепом. Это-ти, девчонки, медвежий череп.

<А как вы из него моете?>

А во, нет, вот так. Так вот так <показывает> раз и так. Это, знашь… Во така медвежья голова. Вот так всех мыла. Да. Бросаешь голову в муравейник. Вот медведь попадет, бросашь голову в муравейник. Муравьи вот это всё объедают. Всё объедят, вот это одно останется.

<А вот почему именно головой?>

А потому что голова, ведь на медведя нет ни призора, нет ни прикоса. Нету ведь. Кто на него позавидует? Таки, так и на ребенка.

Что делать, если снится или приходит покойник

<После смерти мужа информантка очень тревожно спала. Как-то раз к ней пришла соседка, спросить, тревожит ли ее что-то или нет.> Вот ей все рассказала. Говорю, середка ночи вскочишь, как дика, что где-то он тут и… не знаю. И вот она меня научила, как делать. Спать ложишься — под подушку ложишь ножницы. «Я на ножницы ложусь, никого не боюсь». Я стала ножницы ложить под подушку. Вот: «На ножницы ложусь, никого не боюсь». Потом опять, ишь, идет, мне вот, что идет он. Говорит, к воротам там, этим, острием топор положи туда к дверям.

<На улицу которые, да?>

Да, открывается дверь. Острый топор — никто не войдет. Не войдет никто. И вот мне потом и боле это, не стало ниче такого.

<Так, а топор вы положите, так и споткнуться о него можно.>

Так тут на ночь дак.

<А, на ночь.>

На ночь. А так-то убирашь.

Что делать, если заблудился в лесу

Нас родители учили: «Если вы заблудитесь в лесу (мы знаем как вот, у нас же лес-то далеко, нам нужно сотни километров, там же другой, Пинежский район, там — Коми), надо всю одежду, которая у тебя есть, на левую сторону переодевать». Слыхали?

<То есть вывернуть на…>

Да, на одну, вот там направо, все на леву сторону: трусики, майку, там в чем ты оделся — все на левую сторону. Как бы перевертышем сделать и попросить домовика, не домовика, а лесовика, чтобы он тебе дал выйти. Я всегда всех честных родителей начинаю вспоминать, всех, кто умерли, всех, прошу помощи у всех. «Там, бабушка, называю имя, дедушка, там, еще кто-то, там, помогите выйти из лесу!»

<То есть вам не раз приходилось заблудиться, да?>

Ага, я прошу всегда, так они как-то помогают, я выйду потом, заблужусь, а потом выйду!