Секс

Любвеобильность лунатиков: что такое секссомния (+ личный опыт человека, у которого она есть)

Слово «секссомния» образовалось по аналогии с insomnia (бессонница). Оно обозначает неосознаваемое сексуальное поведение, присущее спящему человеку. Термин внесен в международные диагностические справочники как подвид нарушения сна. Первые случаи секссомнии были официально зарегистрированы в конце 1980-х, исследованиям дали толчок судебные процессы, в которых сторона защиты настаивала на отсутствии умысла у людей, обвиняемых в неподобающих сексуальных действиях.

В мире с официальным диагнозом на сегодняшний день живет лишь около сотни человек. Секссомния считается сложным для изучения расстройством поведения: во-первых, часто сексуальность субъекта оказывается замкнута на нем же самом и жаловаться на последствия таких ночей с высокой вероятностью никто не станет. Во-вторых, грань между нормальным поведением в постели посреди ночи и лунатизмом с элементами харассмента во множестве семей до сих пор зыбка. В-третьих, симптомы возникают спонтанно, что делает практически невозможным полномасштабное научное исследование, на которое уходят годы. Поэтому людей с секссомнией, особенно в странах с высоким уровнем потребления алкоголя, может быть на несколько порядков больше официально зарегистрированных цифр.

У Д., который страдает секссомнией с 17 лет, она проявилась во время первых серьезных отношений:

«Я впервые начал жить вместе с девушкой, и как раз в это же время увлекся алкоголем. Однажды я проснулся, когда она вовсю двигалась на мне, а я не помнил, как мы начали и сколько это продолжается. Сейчас я даже не уверен, что это было впервые. Но тогда я проснулся к концу секса от того, что мы производили много шума, и я был растерян. У меня осталось ощущение, что она использовала меня, фактически изнасиловала во сне. Я больше не мог с ней спать, и наши отношения сошли на нет. Уже годы спустя я понял, что скорее всего, я сам все и начал в ту ночь.

Моя следующая подруга несколько раз говорила по утрам что-то вроде: „Ну и штуки ты выделывал со мной вчера! Но сдается мне, ты все это время спал — не сказал мне ни слова“. Я извинился, а когда это повторилось, начал подозревать, что между этим и инцидентом с моей первой девушкой есть связь.

В жизни мое либидо среднее, не могу назвать себя человеком с повышенной сексуальной активностью. Но что больше всего пугает — что вещи, которые меня совершенно не возбуждают в сознательном состоянии, я практикую во сне. Например, анальный секс.

Иногда это похоже на очень реалистичный сон, я в курсе происходящего, но оно не кажется настоящим. Несколько раз моя жена сообщала: „Ты сегодня вытворял то-то и то-то“, а я ей: „Я думал, это мне привиделось“. Например, я долго, очень долго целовал ее ягодицы и воспринимал происходящее как странный эротический сон — потому что кто так вообще делает в жизни? В жизни мы уже перешли бы к основной части.

Ладно бы еще это было только частью супружеской жизни. Но однажды (выпил, не скрою) на вечеринке в комнате, полной приятелей и незнакомцев, я повалился на пол и начал со стонами делать характерные движения тазом, прижимаясь к деревянным доскам. Когда я очнулся, один парень с явным удовольствием мне об этом рассказал, а все девушки вокруг смотрели на меня, как на извращенца.

После того случая я принял меры: не ночевал у друзей и старался избегать алкоголя. Но невозможно вечно быть одному, и я начал ходить на свидания. Все волнуются на первом свидании, я волновался вдвойне: если она намекнет, что не прочь поехать ко мне, или пригласит меня к себе, как мне пояснить свою особенность, чтобы все не испортить?

В итоге я решил обратиться к врачу, проводить полные неловкости ночи в клинике терапии сна не хотелось, поэтому с помощью моей тогдашней подруги я вел дневник событий. Его хватило, чтобы поставить диагноз „секссомния“. Когда я узнал, что алкоголь выступает триггером инцидентов, я полностью завязал с ним. Это помогло, но не стало глобальным решением проблемы. Я понял, что мне придется рассказывать всю правду о себе близким знакомым, потому что одно дело — слушать байку о том, как твой парень напился и извивался на полу посреди вечеринки, и совсем другое — знать, что в любую из ночей он может овладеть тобой против твоего желания. Представляете, каково это — видеть утром хмурое лицо подруги и гадать, что ты с ней мог сделать несколько часов назад?

Сейчас я женат на женщине, которая в курсе проблемы. Эпизодов стало меньше, всего десяток в год. Когда у нас останавливаются гости, я запираю дверь спальни. На семейных сборищах я отказываюсь спать в одной комнате с родственниками и всегда требую себе отдельную, выгляжу избалованным засранцем, но это лучше, чем рисковать. Полгода назад я ездил в командировку со своим начальником, он забронировал номер с двумя кроватями, и мне пришлось настаивать на двух. Не хотелось, чтобы босс проснулся посреди ночи от того, что я кончаю с соответствующими звуками в двух метрах от него.

Для таких случаев сложно придумать работающее объяснение: когда ты говоришь „я лунатик“ или „я просто жутко громко храплю“, тебе отвечают „ой, да ничего“ или „у меня есть беруши“.

Большинство людей предпочтут сэкономить, несмотря на неудобства. Или еще один недавний случай на фестивале: выходные, все ночуют в палатках, отдельной палатки для меня не находится. Как мне объяснить человеку, который был добр со мной, который все организовал и с которым мы только что тусили, что я не хочу ночевать с ним в одной палатке? К счастью, тогда он перебрал и решил ночевать дома.

Еще одно минное поле — общественный транспорт. Другие могут добрать час сна, вздремнув в электричке по пути на работу, но не я. Особенно осторожным приходится быть рядом с привлекательными людьми. Приходится постоянно себя контролировать, потому что вот я засну и проснусь от того, что красивая девушка, которая села рядом со мной, кричит и грозит судебным преследованием.

Но самая сложная тема — это дети. Мы поженились во многом потому, что хотели завести детей, но теперь оттягиваем этот вопрос. Что может быть ужаснее, чем причинить вред собственному ребенку?

Как я должен объяснять малышам, что папа их очень любит, но им категорически нельзя прийти в кровать к родителям, когда приснится кошмар? С одной стороны, ты думаешь — это же мои дети, они не могут меня привлекать, но с другой — готов ли ты идти на такой колоссальный риск?

Упоминания секссомнии в прессе связаны в основном со случаями изнасилований, в которых ответчик пытается доказать, что у него не было злого умысла. Пару раз мы обсуждали это с друзьями, и они говорили: „Это чушь, мужские отмазки, нет никакого медицинского состояния, есть факт изнасилования“. Было бы странно, если бы я бросался на защиту таких людей, я понимаю, что в большинстве случаев это действительно ложь и спекуляция, но я также знаю, что это может быть и правдой.

Главный этический момент здесь — это раскрываешься ли ты перед тем, с кем делишь постель и дом. Если ты в курсе своих проблем, но продолжаешь заводить новые отношения, не ставя людей в известность, вся ответственность за последствия лежит на тебе».