Возможна ли власть без насилия? Политолог Брайан Смит — о Ханне Арендт, свободе передвижения и власти советов

🏵️

Молодые и зеленые. Экопротесты школьников грозят перерасти в одно из самых важных общественных движений современности

Каждую пятницу 15-летняя Грета Тунберг вместо школы отправлялась к зданию шведского парламента. Так она надеялась привлечь внимание к проблеме глобального потепления и добиться от властей срочных действий. «Я не могу голосовать, поэтому это единственный способ заставить себя услышать», — объяснила она журналистам. Вскоре одиночные пикеты переросли в массовое движение, охватившее около четырехсот городов Европы, Австралии и США.

Экопротесты могут стать одним из самых важных общественных движений современности.

Источник

Три месяца подряд тысячи европейских школьников каждую пятницу вместо уроков ходят на марши и демонстрации. За протестами не стоит могущественный лидер или политическая партия. Школьники организуют акции самостоятельно с помощью мессенджеров и соцсетей (основной хэштег — #FridaysForFuture).

Они требуют от правительства своих стран отказаться от использования нефти и угля, снизить выбросы углекислого газа, признать климатические изменения первоочередной государственной проблемой, а также снизить порог голосования до 16 лет.

Участники протестов принадлежат к одному из первых поколений, которое в полной мере ощутит на себе последствия глобального потепления.

По прогнозам ООН, к 2040 году средняя мировая температура повысится на 1.5 ℃ от доиндустриального уровня. Засухи, ураганы и наводнения станут сильнее и разрушительнее. Если температура поднимется до 2 ℃, в зоне затопления окажутся как минимум 5 млн человек. Миллионам будет угрожать нехватка воды и пищи.

Чтобы избежать катастрофы, уже к 2030 году нужно снизить выбросы углекислого газа в атмосферу как минимум на 45 %. А для этого, говорят эксперты ООН, необходимы «быстрые, далеко идущие и беспрецедентные изменения во всех сферах жизни общества».

Пока очень мало признаков того, что их слышат.

Обещания международного Парижского соглашения, которое должно удержать глобальное потепление на уровне двух градусов, почти никак не воплотились в реальность. Менее 60 стран законодательно утвердили целевые показатели сокращения выбросов углекислого газа, и только семь выполняют взятые обязательства.

В декабре 2018 года Грету Тунберг пригласили на конференцию ООН по изменению климата. Она выступила с довольно резкой речью:

«Сегодня мы здесь не для того, чтобы просить мировых лидеров о том, чтобы они подумали о нашем будущем. Они до этого всегда игнорировали нас, они будут делать это и впредь. Так как политики ведут себя как дети, пришел наш черед взять на себя ту ответственность, которую им следовало взять на себя уже давно».

«Традиционные способы достижения прогресса не работают так хорошо, как должны. Это заставляет людей обратиться к гражданскому активизму», — говорит британский эколог Билл Маккиббен.

Школьные протесты — один из способов привлечь внимание к проблеме климатического кризиса и добиться от политиков решительных изменений. Как ни странно, это может сработать.

Источник

Логичная школьная забастовка

Девочка-подросток с синдромом Аспергера и синдромом дефицита внимания — довольно необычный лидер для международного протестного движения. Сама Грета считает, что именно нейроатипичность помогла ей лучше понять проблему климатических изменений. В интервью для журнала New Yorker она говорит: «Я вижу мир немного иначе, с другой точки зрения».

Особенность многих аутистов — сильный, всепоглощающий интерес к одному предмету. Для Греты таким предметом стала экология.

В третьем классе она впервые услышала о глобальном потеплении.

«Мне это показалось очень странным. Я подумала, что, если бы люди действительно могли изменить климат, все говорили бы только об этом, и ни о чем другом. Но этого не происходит».

Несколько лет она читала материалы о глобальном потеплении и удивлялась, почему люди не делают ничего, чтобы его предотвратить:

«Если сжигание ископаемого топлива угрожает самому нашему существованию, почему мы продолжаем жить как раньше? Почему не ввели никаких ограничений и запретов?»

К 15-летнему возрасту Грета перестала есть мясо, летать на самолетах и покупать новые вещи без крайней необходимости. Но она поняла, что изменить собственный образ жизни недостаточно — нужны общественные перемены. Тогда она стала приходить к шведскому парламенту с плакатом «Школьная забастовка за климат». Родители и учителя поначалу этого не одобрили. Климат — это, конечно, важно, но детям лучше все-таки ходить в школу.

Грета ответила, что не видит смысла учиться ради будущего, которого, возможно, вскоре не будет. Зачем зубрить факты, если самые важные данные от авторитетных ученых до сих пор ничего не изменили?

Швеция считается одним из самых экологичных государств мира. Здесь перерабатывают 99 % бытовых отходов, строят первые дороги для электромобилей и собираются полностью отказаться от ископаемого топлива к 2030 году. С 1990 года шведы смогли увеличить экономику, одновременно сократив выбросы CO2 на 26 %. Но реальные выбросы парниковых газов продолжают расти, хоть и медленными темпами. Грета считает, что богатые страны должны действовать более радикально. Времени остается всё меньше и меньше.

Спустя всего месяц после начала протестов Грета стала новой иконой международного экологического движения. В конце 2018 года она успела выступить на саммите ООН, посвященном изменению климата, и экономическом форуме в Давосе. Ее акции вдохновили тысячи школьников в Голландии, Франции, Великобритании, Австралии и США.

В Бельгии масштаб протестов достиг 100 тысяч человек. Местный министр окружающей среды вынуждена была уйти в отставку после заявления о том, что за демонстрациями стоит заговор неких тайных сил.

Даже если школьники не смогут предотвратить глобальное потепление, одной цели они уже достигли: тема экологии оказалась на первых полосах газет и журналов. Школьные протесты поддержали многие экологические организации, которые годами пытались донести свои призывы до широкой публики. Открытое письмо в поддержку движения подписали более 500 голландских и британских ученых. «Дети теперь учат взрослых, и мы должны обратить на это внимание», — признал исполнительный директор Greenpeace.

Источник

«Я хочу, чтобы вы запаниковали»

В феврале 2019 года британский Институт исследований государственной политики (IPPR) опубликовал доклад, который утверждает: мы вступили в «эпоху экологической катастрофы».

Воздействие человека на окружающую среду вскоре может дестабилизировать общество и мировую экономику.

К этому ведут сразу несколько факторов: климатические изменения, массовое вымирание видов, разрушение озонового слоя, вырубка лесов, загрязнение воды, воздуха и почвы.

До сих пор все эти факторы рассматривались по отдельности, но, если сложить их вместе, картина становится более устрашающей. Деградация природной среды обитания создает эффект домино. В списке возможных последствий — экономическая нестабильность, крупномасштабные миграции, голод и военные конфликты. Есть множество сценариев гибели современной цивилизации, и, похоже, всего один способ ее спасти — резко сократить выбросы парниковых газов в атмосферу.

Этот кризис особенно важен для миллениалов и более молодого поколения — лидеров завтрашнего дня. Им придется столкнуться с двумя труднейшими задачами: предотвратить окончательное крушение экосистемы и одновременно бороться с негативными последствиями нашей собственной медлительности.

Работы о проблемах экологии всегда были не очень веселым чтением, но в последнее время их тон ощутимо изменился.

Раньше ученые старались не нагнетать панику и разбавляли тревожные факты обнадеживающими прогнозами. Теперь паника, возможно, становится вполне разумной реакцией.

Школьные протесты возникли как ответ на это настроение. «Взрослые продолжают говорить, что мы обязаны дать молодым людям надежду, — говорит Грета Тунберг. — Но я не хочу, чтобы вы надеялись. Я хочу, чтобы вы запаниковали».

Чтобы надежда была обоснованной, нужны срочные действия. Доклады, требования и дискуссии до сих пор не привели к этим действиям. Поэтому активисты всё чаще начинают использовать более радикальные методы борьбы за экологию.

В ноябре 2018 года участники движения Extinction Rebellion на несколько часов заблокировали пять основных мостов в центре Лондона. Это стало самым масштабным актом гражданского неповиновения в Великобритании за последние несколько десятилетий.

Активисты считают, что прямое действие — единственный способ, которым можно преодолеть всеобщую инерцию и остановить глобальное потепление. Движение растет очень быстро: группы активистов уже появились в 35 странах мира. Они готовы даже попасть под арест, если это поможет общему делу.

Школьные забастовки — тоже акт гражданского неповиновения, хоть и менее драматичный. Критики считают, что школьники используют экологическую повестку как благородный повод для прогула. Участники акций так не считают.

Когда австралийский министр образования пригрозил наказать учеников, которые выйдут на забастовку в марте, Грета Тунберг ответила в своем твиттере: «Окей, мы вас услышали. И нам всё равно. Вашему заявлению место в музее».

Источник

Новый зеленый курс — от молодежи

Чтобы школьные протесты что-то изменили, им нужно достучаться до действующей политической системы. Самая молодая женщина в американском конгрессе — 29-летняя демократка Александрия Окасио-Кортес. Она уже стала важным голосом нового поколения американцев, озабоченных проблемами экологии.

В начале февраля 2019 года Окасио-Кортес опубликовала «Новый зеленый курс» — программу политических изменений, которая предполагает полный переход США на возобновляемую энергетику с нулевыми выбросами парниковых газов к 2035 году, а также гарантированные рабочие места и бесплатное здравоохранение. Программа получила название по аналогии с «Новым курсом» Франклина Рузвельта, который в 1930-е годы успешно боролся с последствиями Великой депрессии. Александрия утверждает, что климатические изменения теперь являются такой же серьезной угрозой, какой в прошлом веке была Вторая мировая война:

«Миллениалы, люди из поколения Z и все те ребята, что придут после нас, смотрят и говорят: миру придет конец через двенадцать лет, если мы не займемся проблемой. Наш главный вопрос сейчас: какую цену мы готовы за это заплатить?»

Основу ее программы составляют довольно радикальные социалистические инициативы — перераспредение доходов и крупные государственные вложения в инфраструктуру. Шансы, что «Новый зеленый курс» когда-нибудь воплотится в жизнь, мизерны, но он встретил немало поддержки среди американцев. По опросам, основные положения «курса» разделяют почти 80 % населения. На выборах 2020 года кандидатам точно придется с этим считаться.

Окасио-Кортес удалось сделать экологию темой официальной политики. Для страны, президент которой неоднократно называл глобальное потепление фейком, это уже немалое достижение.

Совсем недавно экологический кризис считался отдаленным, несущественным и почти гипотетическим явлением. Теперь эксперты ООН утверждают, что на предотвращение катастрофы у нас есть всего 12 лет.

Многие уже испытали последствия климатических изменений на себе. Пожары в Калифорнии, тихоокеанские ураганы в Китае, тающая вечная мерзлота и медведи, которые забредают в дома жителей Новой Земли — лишь некоторые из симптомов.

Социолог из Стэнфордского университета Дуг Макадам считает, что экологические движения до сих пор проваливались, потому что ни одна крупная группа населения не отождествляла себя с этой проблемой. Теперь ситуация начинает меняться.

Современные школьники и студенты понимают: последствия экологического кризиса им придется наблюдать всю жизнь. Поэтому они начинают действовать. Кажется, это работает: забастовки уже привлекли больше внимания к проблеме климата, чем самые устрашающие научные доклады.

«Взрослые обычно чувствуют себя подавленными, когда слышат о климатическом кризисе, — говорит канадская активистка Северн Каллис-Судзуки. — Мы думаем: о боже, мы не можем ничего с этим поделать. Молодые люди считают иначе.

„Конечно, мы можем изменить мир“ — говорят они. И они абсолютно правы».