Как строить отношения, если у одного из вас (или у обоих) психическое расстройство

Почему мы такие гадкие? Наука доказывает безнравственность человека

Веками человечество волновал важный вопрос: по природе мы добры и справедливы или же глубоко внутри мы злы, тщеславны, эгоистичны и мстительны? В этой статье вы познакомитесь с исследованиями, проведенными в поисках ответа на этот вопрос. Вы не увидите здесь отсылок к экспериментам Милгрэма, Зимбардо или Аша — эти исследования и слишком популярны и ровно настолько же противоречивы. Вместо этого мы отобрали десять других, менее известных, но также обнажающих темную сторону наших личностей.

1. Мы не считаем «чужаков» полноценными людьми

На протяжении истории мы множество раз демонстрировали удивительную, почти патологическую жестокость по отношению друг к другу. Частично это можно объяснить тем, что мы склонны приписывать определенным группам людей (в особенности изгоям, отщепенцам и другим представителям группы с низким социальным статусом) меньше человеческих качеств — то есть дегуманизировать их.

Яркий пример такого поведения описан в этом небольшом исследовании. Выяснилось, что мозг студентов – участников эксперимента менее активно отзывался на изображения бездомных людей или наркоманов по сравнению с изображениями людей более высокого статуса. Последующие исследования также продемонстрировали, что люди в принципе меньше сострадают представителям меньшинств.

Были и исследования, показавшие яркие примеры дегуманизации. Например, противники иммиграции арабов и сторонники антитеррористической политики были склонны считать арабов и мусульман менее развитыми, чем среднестатистический человек.

Кроме того, есть свидетельства дегуманизации пожилых людей молодыми, а также пьяных женщин (как мужчинами, так самими и женщинами).

Тенденция к дегуманизации проявляется довольно рано: дети пяти лет приписывают меньше человеческих качеств лицам другой группы (например, другого пола или живущим в другом городе).

2. Даже в четыре года мы могли испытывать злорадство

Милые детишки кажутся нам невинными существами без единой злой мысли. Однако многие исследования показывают, что даже маленькие дети способны испытывать вполне взрослые и неприятные эмоции.

К примеру, вот это исследование 2013 года продемонстрировало, что четырехлетние дети могут злорадствовать — то есть получать некоторую долю удовольствия от неудач другого человека (особенно когда им казалось, что объект злорадства этого заслуживает).

Еще одно исследование обнаружило, что шестилетние дети предпочтут посмотреть, как бьют куклу в образе злодея, чем получить наклейки. Да, и попрощайтесь с привычной мыслью о детской доброте: к трем годам они уже прекрасно помнят, кто и сколько им должен.

3. Мы верим, что угнетенные «сами виноваты»

Наша вера в справедливость мироустройства невероятно сильна. Поэтому мы склонны считать, что бедные и угнетенные слои населения заслуживают своей судьбы.

Возможно, это своеобразное выражение не слишком удачной интерпретации идеи кармы, которая прослеживается во многих мировых религиях: мы верим, что добро вознаграждается, а зло карается; если человек оказался в плохих условиях, значит, он наказан за плохие поступки.

Нужно сказать, что подобные убеждения прослеживаются уже в возрасте четырех лет. Последствия нашей непоколебимой веры в справедливый мир впервые продемонстрировало уже ставшее классическим исследование Мелвина Лернера и Кэролайн Симмонс. В их версии эксперимента Милгрэма испытуемые-женщины наблюдали за тем, как героиню эксперимента за неправильные ответы наказывали электрическим током. После этого испытуемые были склонны приписывать негативные черты героине, подвергавшейся наказаниям.

Со времен этого знаменитого эксперимента проводились и другие исследования, показывающие нашу готовность обвинить нищих, жертв насилия и ВИЧ-инфицированных в собственном положении — просто для сохранения веры в справедливый мир. Кстати, по этой же причине у нас несколько восторженный взгляд на людей с высоким уровнем дохода.

4. Мы слишком категоричны и безапелляционны

Дело не в том, что мы злые и жестокие: скорее, мы зашорены и консервативны. Если бы мы обладали рациональным и открытым сознанием, для избавления от ошибочных суждений нам было бы достаточно сухих фактов. Но мы, увы, устроены не так.

Классическое исследование 1967 года показало, как участники эксперимента запросто обходили вниманием факты, говорящие не в пользу их позиции, зато с особым рвением обсуждали факты, подтверждающие их взгляды.

Частично такое поведение обусловлено тем, что противоречащая нашему мировоззрению информация нарушает наше чувство целостности. Ну и вишенка на этом торте — наша необоснованная уверенность в том, что мы понимаем происходящее вокруг. Поскольку мы считаем собственное мнение самым правильным, это только отдаляет нас от рационального познания мира.

5. Мы боимся размышлений в одиночестве

Возможно, мы не обладали бы столь ограниченными взглядами, если бы проводили чуть больше времени в размышлениях. К сожалению, для многих из нас возможность остаться наедине с собой представляется скорее угрозой, а не удовольствием.

В исследовании 2014 года испытуемым на выбор предлагалось провести 15 минут в одиночестве или провести эти же 15 минут, получая электрические разряды. 67 % мужчин и 25 % женщин выбрали электрические разряды.

Интерпретация результатов этого эксперимента вызвала множество вопросов, но есть по меньшей мере еще одно исследование, демонстрирующее готовность испытуемых получать электроразряды вместо того, чтобы провести время в бездействии. Другое кросс-культурное исследование также подтвердило, что люди предпочитают любую активность, лишь бы не сидеть без дела в одиночестве (исследование воспроизводилось).

Кажется, прав был Блез Паскаль, в свое время сказавший: «Все несчастья человека происходят оттого, что он не желает спокойно сидеть у себя дома — там, где ему положено».

6. Мы тщеславны и слишком уверены в себе

Не так страшны иррациональность и категоричность, как отсутствие скромности и способности к самоанализу.

Увы, большинство из нас значительно переоценивает собственные способности и качества, будь то навыки вождения, интеллектуальный уровень или внешние данные.

Этот феномен называется эффектом Лейк-Уобегон — в честь вымышленного городка из одной популярной американской радиопередачи, где «…все женщины сильные, мужчины — красивые, а дети — талантливые». По иронии судьбы наименее способные обычно наиболее уверены в своих силах (знаменитый эффект Даннинга — Крюгера).

Наибольшие масштабы такая сверхуверенность приобретает в нравственно-этической сфере: мы считаем себя гораздо более справедливыми и честными, чем есть на самом деле. Даже заключенные в тюрьмах считают себя более добрыми, честными и заслуживающими доверия, чем среднестатистический человек.

7. Мы двуличны и лицемерны

Мы не только переоцениваем собственные положительные качества, но и проявляем ужасающее лицемерие.

Стоит остерегаться тех, кто громче всех обличает других: скорее всего, моральный прокурор сам не слишком чист, но, естественно, он считает собственные прегрешения не достойными внимания.

Одно из исследований под говорящим названием «Двойное дно добродетели: анализируя феномен морального лицемерия» обнаружило следующую особенность поведения. В эксперименте испытуемые могли подтасовать задания и выбрать для себя самое легкое. Как правило, тех, кто подтасовал, гораздо больше волновали подобные действия других, чем собственные.

Этот феномен, известный как асимметрия действующего лица и наблюдателя (частный случай фундаментальной ошибки атрибуции), достаточно давно исследуется.

Мы склонны объяснять негативное поведение других людей (например, супружескую неверность) свойствами их характера, а собственное поведение оправдывать внешними обстоятельствами.

Существование подобных внутренних двойных стандартов дает объяснение иллюзии деградации общества: недавнее исследование показало, что грубые поступки незнакомцев мы оцениваем гораздо негативнее, чем те же действия от близких людей или от самих себя.

8. Мы любим оскорблять других

Каждый, кто хоть раз участвовал в интернет-холиварах, знает, что сетевое общение часто обнажает все недостатки человеческой натуры. Частично это происходит благодаря эффекту сетевого раскрепощения, частично — по причине анонимности. Одни исследователи полагали, что к онлайн-травле чаще прибегают люди, склонные к бытовому садизму (а это, к сожалению, достаточно много).

Прошлогоднее исследование показало, что подавленное настроение и прошлый опыт жертвы интернет-травли удваивают шансы того, что этот человек сам начнет унижать других.

Подобные ситуационные факторы в этом случае более важны, чем какие-то личные качества. Исследователи Стэнфорда и Корнуэлла пришли к выводу, что «интернет-пользователь примет участие в онлайн-травле, если его настроение или контекст обсуждения будут способствовать такому поведению». Даже несколько оскорбительных сообщений от небольшой группы людей могут вызвать снежный ком последующих оскорблений — такую закономерность обнаружило исследование пользовательских комментариев на CNN.com.

9. Нам нравятся плохие лидеры с признаками психопатии

Многие наши недостатки можно было бы простить, если бы нашими лидерами становились люди редкой добродетели и потрясающих умений. Но нет, всё как раз наоборот. Дэн Макадамс, профессор психологии личности, исследовал этот вопрос и пришел к заключению, что в лидерах мы ищем прежде всего проявления поведения альфа-самца.

Нас привлекают животные, грубые черты, говорящие о способности доминировать и унижать. Кстати, психопатические черты действительно свойственны большому числу лидеров.

Лидеры финансового сектора Нью-Йорка при тестировании получили больше баллов на вопросах, выявляющих склонность к психопатии, и меньше на вопросах, оценивающих уровень эмоционального интеллекта. Нужно заметить, что результаты подобных исследований не всегда воспроизводятся, но опубликованный этим летом метаанализ показал значительную связь между психопатическими чертами характера и лидерством.

10. Мы считаем злодеев сексуально привлекательными

И это еще не всё. Мы не только даем власть в руки психопатам, но и готовы переспать с людьми, обладающими так называемой темной триадой качеств: нарциссизмом, психопатией и макиавеллизмом (культ грубой силы).

Все помнят законы эволюции? Если такая связь приводит к появлению потомства, наследственные черты генетически закрепляются. То есть мы поощряем передачу темной триады из поколения в поколение.

Одно из исследований показало, что женщины выше оценивают физическую привлекательность мужчин, если в его описание включить качества темной триады (назвать его эгоистичным черствым манипулятором, например).

Почему так происходит? Одна гипотеза предполагает, что темная триада качеств соответствует нашим ожиданиям от партнера, в котором мы хотим видеть уверенность и желание брать на себя риски. А исследование 2016 года продемонстрировало, что женщины, наиболее высоко оценившие изображения нарциссических мужчин, имеют в среднем больше детей.

Так что, мы обречены?

Не совсем. Во-первых, большая часть исследований, посвященных особенностям создания пар, проводилась в западных странах, поэтому их результаты могут не распространяться на другие культуры (кстати, работа этого года показала, что американцы азиатского происхождения больше ценят в потенциальном партнере просоциальные черты, а не антисоциальные).

В эту статью не вошла целая куча демотивирующих исследований. Например, о том, что нас куда больше мотивирует зависть, чем искренняя радость; что мы учимся лгать уже в два года и что уже во младенчестве мы можем симулировать плач.

Да, мы порой бываем мерзкими и низкими людишками. Но никто ведь не мешает нам обратить это осознание в свою пользу и воспитывать в себе достойные качества?