Psychoparty

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Гендерные войны: продолжение. Мужчины наносят ответный удар

Пока олдовые феминистки наслаждаются победой в войне с домогательствами, маятник уже качнулся в другую сторону и — какой сюрприз! — оказывается, женщины тоже могут совершать харассмент. История с Азией Ардженто — маячок надвигающихся перемен, которых ожидали уже давно. Как будет меняться расстановка сил в гендерных войнах и к чему это приведет каждого из нас?

Пока женские журналы делают вид, что ничего не произошло, другие медиа потирают руки в ожидании новой череды скандалов. Первая обвинительница Харви Вайнштейна и активистка флешмоба #MeToo Азия Ардженто обвиняется в домогательствах к несовершеннолетнему актеру Джимми Беннетту. Кто следующий?

Джимми Беннетт и Азия Ардженто. Источник

Участие мужчин во флешмобе #MeToo сводилось к признанию вины и призывам к равноправию, но были ли обвинения женщин в подобных преступлениях? В любом случае, их заглушил бы белый шум массовой феминистской истерии. Почему такое поведение играет против себя?

Если бы к психологии относились чуть менее снисходительно, то треугольник Карпмана был бы известен так же широко, как пирамида потребностей по Маслоу, а шум вокруг дела Харви Вайнштейна не был бы таким односторонним. Но в эпоху клипового мышления все знают только то, что стало модным мемом. А пирамида — явно моднее треугольника.

Мем с пирамидой потребностей Маслоу
Мем с треугольником Карпмана

Карпман утверждает, что в созависимой ролевой игре с жертвой, преследователем и спасителем нередко происходит переключение ролей, и жертва становится преследователем. Феминистка Джесса Криспин также указывает на меняющийся характер ролей угнетателя и угнетенного, но до последнего времени высказывания подобного рода были гласом вопиющего в пустыне.

«Если женщины у власти ведут себя, как мужчины, это не поражение патриархата. Это просто патриархат с женщинами», — говорит радикальная феминистка здорового человека.

Краеугольным камнем угнетения на сегодняшний день является наличие власти, а не гендер — эта мысль была сформулирована профессором политологии Друсиллой Корнелл. Либертарианские идеи и, в частности, индивидуалистический феминизм отлично согласуются с этим! Оказывается, не все феминистки будут с патерналистским пафосом рассказывать вам, что делать и какое порно смотреть. Некоторые из них берут ответственность за свою жизнь и отказываются от позиции жертвы, навязанной леворадикалками.

В ответ на женские флешмобы в сети был запущен хештег против мужской дискриминации #DontMancriminate. На одной из фотографий предлагалось подумать об отношении к сексу:

«Если я хочу секса, то я озабоченный. Если женщина — то она сексуально раскрепощенная. Если мы оба хотим секса, то он должен происходить на ее условиях?»

В ответ на это твиттер-юзерша @secondofhername прозорливо намекает:

«Женщин насилуют в десять раз чаще, но раз уж @maggcomofficial хочет равенства…»

Мечты сбываются? Как бы не так. Насилие женщин над мужчинами не нарождающийся тренд, а данность, на которую принято закрывать глаза. Подтверждением этому служит активистская деятельность Эрин Пицци, о которой можно узнать из фильма «Красная таблетка».

В 1971 году Эрин создала первый в Великобритании центр помощи женщинам, пострадавшим от домашнего насилия. Спустя время обнаружилось, что пострадавшие женщины так же склонны к насилию над своими партнерами, и это привело Эрин к созданию еще одного центра помощи — но уже для мужчин.

Несложно догадаться, что добросовестные феминистки стерли ее имя из анналов истории и выгнали из собственной организации.

Почему круговорот насилия ускользает из диалога? Те же люди, которые с морализаторским пафосом противопоставляют революционным решениям символическую слезинку ребенка, не готовы говорить о реальных мужчинах, ставших жертвами. На фоне ухудшающейся статистики обоюдного домашнего насилия проблема курицы и яйца выглядит поиском козлов отпущения и убеганием от ответственности. Голос мужского движения не слышит примерно никто. Маскулисты и маскулинисты? «Кто ето?»

Но есть и «хорошие новости»: рынок сексуальных отношений выходит на новый уровень открытости. Граждане и гражданки, обменивающие интимные услуги на продвижение в карьере, не могут открыто договориться друг с другом, а это, очевидно, нередко приводит к обману. Теперь такой обман легко покарать заявлением о харассменте. Доказательства? Не нужны.

Разворачивающийся абсурд можно принять за плохую социальную трагикомедию, где обличают несостоятельность правовой системы. Но десятки покалеченных судеб не дают возможности смеяться.

Разыграть карту харассмента оказалось довольно просто, и пока охота на ведьм обретала промышленные масштабы, бумеранг полетел обратно.

К чему приведут бесконечные судебные разбирательства, кроме обогащения адвокатов и судей? Станет ли Договор о добровольном половом акте мировым стандартом? Почему нет, ведь внедрение правового регулирования в наши трусы дает еще больше контроля и возможностей заработать на судебных исках. Освобождайте полки для двух стопок: чистых бланков ДПА и подписанных.

Пока феминисты изживают токсичную мужественность, женщины продолжают обвинять мужчин в отсутствии эмпатии.

Бесчувственность к мужским проблемам вырождается в нового монстра — движение инцелов. Собирается ли феминизм пятой волны разорвать этот порочный круг или мы так и будем наблюдать за прибоем, поддерживающим существующий мировой беспорядок?

Кажется, только симметричный ответ женщинам-харассерам может всколыхнуть забронзовевшее фем-сообщество и привести к созданию коалиций мужских и женских движений в борьбе за настоящее равноправие. Но будет ли он произведен?