Охота на ведьмаков: как обиженные женщины становятся современной инквизицией

Поделиться

Средневековье наносит ответный удар: череда секс-скандалов началась с Харви Вайнштейна и прокатилась по десяткам селебрити, подпортив им репутацию одним фактом недоказанных обвинений. Этот инквизиционный раж можно было бы назвать «охотой на ведьм», если бы слово «ведьма» не было женского рода, а на костер общественного гнева не отправлялись бы исключительно мужчины.

Наказание тех, кто совершает сексуальные преступления, — дело, безусловно, нужное. Но теперешнее прилюдное линчевание уже перевалило за грань адекватности. Всех якобы провинившихся без суда и следствия лишают работы и уважения: вчера ты гений и кумир, сегодня — отверженный.

О каком законе речь, когда на тропу войны выходят обиженные женщины? Если вы когда-нибудь состояли в отношениях с теми, кто любит обижаться, то вы понимаете, что это ужас пострашнее любой экранизации Стивена Кинга.

Как всё начиналось

Всё началось с основателя кинокомпании Miramax Харви Вайнштейна, к которому затем менее заметно, но с аналогичными провинностями присоединился его брат Боб. В начале октября The New York Times опубликовала расследование, в котором приводились откровенные признания нескольких актрис. Суть большинства сводилась к одному: долгие годы Харви Вайнштейн обменивал продвижение молодых дарований вверх по актерской лестнице на сексуальные развлечения.

При этом услуги актрисами постфактум расценивались не как выгодный бартер, а как сексуальное преступление, потому что противостоять великому Вайнштейну они никак не могли. То есть даже и не пробовали.

Другим женщинам даже не предлагались бонусы: продюсер просто вел себя фривольно, а они боялись и пикнуть, потому что «он мог разрушить мою деловую репутацию» и «баланс власти между мной и им — 0:10». Публикация вызвала лавину аналогичных заявлений: в кучу смешались и серьезные обвинения в принуждении к сексу, и воспоминания о шлепке по мягкому месту и «токсичном поведении».

Полицейское расследование только начали, а Вайнштейна выгнали отовсюду, откуда только можно, его друзья испарились с горизонта, Харви отправился на лечение от секс-зависимости (кстати, психологи до сих не определились, существует ли такое состояние вообще) и приобрел статус прокаженного. Даже если ни одного обвинения доказать не удастся, никто не будет с ним работать еще долгие годы.

Увидев разрушительный эффект, женщины Голливуда и окрестностей напрягли память и вывалили все связанные с сексом воспоминания про всех известных мужчин. Если мы сейчас перечислим здесь одни только имена, то вы вряд ли «список кобелей» дочитаете хотя бы до середины, и кажется, это только начало длинной истории: глава «Амазон Студиос» Рой Прайс; режиссеры и продюсеры Ларс фон Триер, Джеймс Тобак, Бретт Рэтнер; актеры Киану Ривз, Бен Аффлек, Стивен Сигал, Эд Вествик, Дастин Хоффман и Чарли Шин; издатель Найт Ландесман; президент FIFA Сепп Блаттер… Две вишенки на торте — Кевин Спейси и Луи Си Кей, о которых поговорим отдельно.

Список далеко не полный — это самые известные для русского уха фамилии. Зарубежных политиков мы знаем мало, а для них наказания еще более строги и несоразмерны гипотетическим провинностям. В Великобритании уволили всех, на кого жаловались женщины, без суда и следствия. Министр обороны ушел в отставку из-за того, что потрогал женщину за коленку.

Министр правительства Уэльса и вовсе дошел до самоубийства, так как попал в кафкианский кошмар. Все говорили ему, что он виновен, но так и не сказали, в чем именно, потому что конкретных обвинений не было, а были лишь слова трех неизвестных леди, которые заявили о «неподобающем сексуальном поведении».

Никаких деталей, имен или доказательств, но министра уволили. Вот и гадай, за что тебя линчуют: за то, что ты десять лет назад косо посмотрел кому-то в декольте, или просто потому, что кто-то хочет тебя подсидеть. В Голливуде даже объявили о созыве спецгруппы детективов из Лос-Анджелеса, чтобы разгребать эти сотни сообщений.

Стереть из реальности

Кевин Спейси, отправившийся на лечение от секс-зависимости так же, как и Вайнштейн, — еще один яркий пример перегиба. Напомним, что его обвинил в сексуальном домогательстве Энтони Рэпп. Доказательств нет, давность дела — три десятка лет. По версии обвинителя, к 14-летнему Энтони приставал пьяный 26-летний Кевин, который «лег на него в нижнем белье». Рэпп поступил разумно — просто ушел.

Спейси не бросался за ним диким зверем, не срывал с него одежду и не заставлял трогать те места, о которых стыдно говорить в приличном обществе. Но после этого обвинения и последующих сообщений о «токсичной атмосфере» и приставаниях на съемках карьера актера фактически закончена.

Его убрали из сериала «Карточный домик» (главная роль), пообещали вырезать из фильма «Все деньги мира» Ридли Скотта и переснять все его сцены с другим актером, отобрали уже обещанную «Эмми» и расторгли все контракты, которые только можно было расторгнуть. Примечательно, что никто до начала «волны Вайнштейна» и не думал рассказывать о выходках Спейси — ни полиции, ни даже желтой прессе, — а сейчас все наперебой делятся подтверждениями его дурных пристрастий. Известному актеру не помогла ни шумиха вокруг каминг-аута, ни рассказы брата о детских травмах и отце-педофиле.

В целом ситуация напоминает советские «стирания из реальности», когда неугодных по какой-то причине политиков предавали забвению и даже вырезали с фотографий. Именно так Netflix поступила со всеми промоматериалами к «Карточному домику».

Еще интереснее получилось с Луи Си Кеем, которого обвинили в оскорбительной прилюдной мастурбации. На самом деле началось всё еще в 2012 году, когда дуэт комиков-женщин рассказал о странном происшествии десятилетней давности, не называя имени Луи Си Кея. По их словам, комик пригласил их комедийную пару к себе в номер отеля, куда они пришли не с пустыми руками, а с травкой. Расслабившись, Луи Си Кей (тогда еще неназванный) прямо спросил, будет ли нормально, если он сейчас оголит свои причиндалы и начнет расслабляться еще активнее.

Обе девушки засмеялись, подняли большие пальцы вверх (!) и страшно удивились, когда то, что они только что одобрили, на самом деле произошло.

Затем они хотели уйти, но комик стоял в дверях, пока не закончил сеанс релаксации естественным методом, а потом дамы действительно ушли. Конец истории. В 2015 году эта же версия была повторена уже с конкретным упоминанием Луи, а заодно дополнилась еще несколькими свидетельствами того, как известный комик предлагал девушкам посмотреть на его самоублажение. Причем если девушка его отшивала, то он краснел, извинялся и спешил уйти. В общем-то, и обвиняют Луи поэтому в sexual misconduct (проступке) — только с каких пор по последствиям это стало приравниваться к изнасилованию? Хулиганство, невоспитанность, но никак не крест на карьере выдающегося юмориста, которого весь мир любит за сарказм в адрес женщин и детей.

До волны скандалов 2017-го эти слухи время от времени вспоминали, но по большему счету всем было на них наплевать. После Харви за те же самые свидетельства Луи скрутили за пару дней до премьеры его нового проекта.

Дело пошло по тому же вектору, что и с Кевином Спейси: отлучение от всех контрактов, HBO вышвырнуло самого высокооплачиваемого комика из своей сетки вещания, сериал «Парки культуры и отдыха» извинился за работу с этим негодяем, в озвучке мультфильмов Луи спешно заменили на другого актера.

Особенно старались коллеги по цеху Луи, торопясь поскорее свергнуть его с трона. Больше всех о его «мерзости» кричали дамы-комики (комикессы? Помоги, феминизатор!), которые сами выступают с сомнительным успехом.

Главный довод против «вы же могли просто дать ему от ворот поворот и заявить в полицию» неизменно упирался в железобетонный «аргумент»: «Ну это же сам Луи Си Кей!» У него власть, у него сила, так что он не просто стремился демонстрировать пенис, но пенис с авторитетом!

Нельзя было сказать ему «нет», а вот когда все бросились пинать лежачего — тут как раз и можно разгуляться.

Закон и порядок

Что же не так со всей этой охотой на сатиров?

Мы живем в обществе, управляемом законом, — по крайней мере, мы в это верим. Значит, все эти дела должны решаться в законодательном порядке: официальные обвинения, доказательства, суд, оправдание или штраф, публичные извинения, возможное тюремное заключение. Насиловать и совершать сексуальные преступления недопустимо, преступники должны быть наказаны. Но как доказать их вину, если человек приходит с заявлением в общем потоке, через десятки лет, когда все вещественные улики давно потеряны и невозможно отделить действительно пострадавших от тех, кто хочет получить свои пятнадцать минут славы или, хуже того, нажиться на богатой звезде?

Если жертв насильственных действий можно понять и оправдать травмой, то к остальным оскорбленным щипками и сальными фразочками неизбежно возникает вопрос: почему вы не действовали в положенном порядке? Или тогда это не считалось сексуальным преступлением и вам было нормально, а теперь вы оскорбились как бы задним числом? Очень удобная и хитрая позиция для праведного феминистического гнева.

Но ведь один из постулатов феминизма звучит как раз «женщина вольна сама распоряжаться своим телом, как хочет». Вот в ситуации с продюсерами многие актрисы и распорядились — секс в обмен на роль, та же практичная проституция с другой формой оплаты, плохая привычка, но отнюдь не трагедия.

Голливудские дамы, которым приходилось давать отпор сексуальному натиску, вполне успешно отражали атаку без последствий для себя — почему-то газеты пестрят жалобами на успешный misconduct, а не исповедями вроде «Я не дала Харви потрогать свою грудь, и он уничтожил мою карьеру».

Кстати, а как же дискриминация женщинами товарок? Множество актрис не соглашались на куннилингус от продюсера и получали роли в той же Miramax за счет собственного таланта и упорного труда.

Кстати, психологичечески травмирующий насильственный куннилингус Вайнштейна, о котором рассказала Азия Ардженто, предшествовал нескольким случаям секса по доброй воле, после которых актриса «принимала помощь» продюсера, сообщает она же. Каждый раз, когда вы думаете, что понимаете женщин, — подумайте еще раз.

С Луи Си Кеем интересно то, что он всегда признавал за собой грешок с прилюдной мастурбацией. Ну вот такой у человека фетиш, общеизвестный к тому же. Можно понять недоумение комика: когда тебе говорят: «Да, я хочу увидеть твой пенис», а потом оскорбляются — это не «сексуальный проступок», это простое недопонимание. Можно представить себя на месте Луи: ты доволен собой, на адреналине, женщина тебе весь вечер улыбается, и ты думаешь, что между вами искра. Чтобы подтвердить свою догадку, спрашиваешь, можно ли поступить по-хулигански, в соответствии со своими сексуальными пристрастиями. Такой же вопрос, как и: «Не хотела бы ты со мной переспать?» — это грубо, в лоб, по-хамски. Это может обидеть — но вряд ли оскорбить настолько, чтобы требовать сатисфакции в через медиа и суд.

Откуда знать, что согласия нет, если его только что прямым текстом выдали? Это только в любовных романах бывает так, что: «Ее губы говорили „нет“, но глаза шептали „да“, и он поддался этому отблеску». В жизни такой подтекст не работает.

Си Кей — единственный из обвиняемых извинился и честно признался до скандала: вот такой я мудак. Теперь следить за ситуацией с ним вдвойне интереснее, потому что тут читатель впервые задает себе вопрос: к чему были все эти заявления? Чего женщины хотят добиться своим флешмобом — официального раскаяния секс-хулиганов, изменений в законодательстве или это просто повод привлечь к себе внимание? Скандал побушует и утихнет, сменится другим инфоповодом, и если из него не сделать практические выводы, в историю это войдет как коллективная истерика по поводу нескольких не очень хороших парней.

Другой вопрос дня сегодняшнего: насколько творчество актеров и режиссеров должно страдать от сексуальных предпочтений или даже проступков? Понятно, если бы люди отказались работать в дальнейшем с Кевином Спейси, Луи Си Кеем или Харви Вайнштейном, потому что им неприятно или боязно находиться рядом. Но делает ли их сексуальность хуже их работу в целом? Луи — отличный комик с великолепными шутками. В «Карточном домике» Кевин Спейси сыграл просто блестяще. Вайнштейн спродюсировал десятки прекрасных фильмов — неужели вы не любите «Криминальное чтиво» или «Город грехов»?

Насколько слезинка обиженной девочки важнее всего этого грандиозного труда? Стоит ли лишать мир великого современного актера Спейси только потому, что он спьяну когда-то на кого-то прилег?

Кроме того, презумпция невиновности как-то странно перестала работать с самого начала скандалов. Мы живем не в мире «1984» Оруэлла, где караются мыслепреступления и лицепреступления в духе «токсично посмотрел в декольте, и я поняла, что он планирует изнасилование». Слова ряда обвинительниц против слов мужчин, вот только последних часто даже и не спрашивают. Голову с плеч! Вспомните печальную историю с обвинениями в педофилии в адрес Майкла Джексона: инициировавший скандал мальчик Джордан Чандлер лишь после смерти артиста признался, что оклеветал его, подстрекаемый родителями, ради денег. Кто защитит тех, на ком общество поставило крест сразу?

Перегнули палку

Всё свидетельствует о том, что мы вступили в общество двойных стандартов. О настоящем феминизме на фоне травли как-то забыли.

Теперь борьба идет не за равные с мужчинами зарплаты и усиление ответственности за побои в семье, теперь активнее всего защищают тех, кто оскорбился от вида пениса или побоялся отказать могущественному боссу.

Простите, но в чем здесь женская храбрость — признаться в том, что ты слаба и всегда была слаба, что без поддержки толпы ты не готова постоять за себя?

Теперь эта поддержка есть, насколько официальная и массовая, что скоро в компании женщины мужчины начнут себя чувствовать, как на минном поле: это не говори, туда не смотри, шаг вправо, шаг влево — попытка харассмента! Все потому, что есть эмоции и стереотипы о традиционно похотливых сильных мужчинах и слабых желанных женщинах, а четких законодательных границ в этой области нет. У тебя есть орудие оскорбления, а значит, ты уже виновен. Например, одна из обвинительниц Луи Си Кея жаловалась, что он мастурбировал, пока говорил с ней по телефону. Заметьте, трубку она почему-то не бросила.

Думаете, вышел бы скандал, если бы на месте Луи оказалась женщина? Разве что если бы этой женщиной была звезда и обладательница миллионов, что возвращает нас к казусу Майкла Джексона и пиявочной индустрии профессиональных слабых и оскорбленных.

Тот, кто хочет оскорбиться, всегда найдет, как это сделать. Тем более задним числом и с поддержкой толпы — это так просто!

Понятно, что sex sells, а СМИ во времена постоянно ужесточающейся конкуренции за аудиторию ради собственного выживания просто обязаны раздувать сексуальные скандалы, выдавая по статье на каждый чих очередной самопровозглашенной жертвы. Но приплетать сюда знамена феминизма — значит низводить движение с благородными целями до личных обид заинтересованных в скандалах персонажей.

Резюме: если вы женщина, то вместо того, чтобы репостами бороться с оголенными пенисами и прикидывать, на сколько лет колонии потянет тот взгляд пьяного генерального на корпоративе, лучше уговорите подругу разорвать абьюзивные отношения и четко дайте понять начальнику, что за работу по выходным вам полагаются отгулы. А с мастурбаторами и насильниками пусть имеют дело специально обученные для этого люди — полиция.

Читать избранные статьи на Ноже