Psychoparty

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Кто владеет Луной?

Чем бы вы ни занимались — горнодобычей, энергетикой или туризмом — у вас есть множество причин исследовать космос. Некоторые даже полагают, что выживание всего человечества зависит от колонизации небесных тел, к примеру Луны и Марса, которые должны стать перевалочными пунктами на нашем пути в далекий космос. А продавцы лунного ландшафта уже начали заключать первые сделки: акр Луны может стать вашим всего за 3500 рублей.

Если говорить серьезнее, крупные корпорации, богатые предприниматели и даже американские политики присматриваются к Луне и ее нетронутым богатствам. Россия планирует к 2030 году обеспечить высадку человека на Луне, а одна японская фирма собирается разместить вокруг Луны кольцо солнечных батарей, чтобы перенаправлять энергию на Землю.

Настало время выяснить, насколько законно «землевладение» в космосе: чтобы доказать его легитимность, правительства разных стран и галактические предприниматели выдвигают ровно те же аргументы, что некогда звучали в защиту колониализма. При отсутствии взвешенного законодательства Луна рискует превратиться во внеземной Дикий Запад.

Чтобы решить, можно ли, согласно земным законам, владеть чем-то в космосе, и если да, то кому что принадлежит, нам сперва придется развести понятия «суверенитета» и «собственности».

Еще в XVII веке теоретики естественного права, такие как Гуго Гроций и Джон Локк, утверждали, что право собственности обусловлено самой человеческой природой, но законодательную силу это право обретает только в том случае, если его признает суверенное правительство. В контексте космической юриспруденции встает вопрос: до бесконечности ли простирается суверенитет? И насколько высоко нужно забраться, чтобы убежать от родины?

Публичная галактическая лицензия

Когда этот вопрос в начале 50-х встал перед США, они пролоббировали признание далекого космоса всеобщим достоянием человечества. Вести разведдеятельность в Советском Союзе было сложновато, и свободный доступ к советскому космическому пространству имел для США решающее значение во время холодной войны. Признание космического пространства «всеобщим достоянием», кроме того, было способом предотвратить установление в космосе национального суверенитета.

Но ни СССР, ни США не рвались вести холодную войну еще на одном фронте. Геополитика продиктовала решение считать космос «неприсваиваемым».

Этот принцип нашел свое выражение во второй статье Договора о космосе 1967 года, которая совершенно однозначно воспрещает «национальную приватизацию [космоса] на основании суверенитета или ввиду использования или захват любыми другими способами». Это принято повсеместно: никто не жалуется на то, что прилунения различных аппаратов или полеты спутников в космосе нарушают их суверенитет.

Однако не все адвокаты считают запрет на частную собственность в космосе юридически состоятельным. Некоторые из них выступали за признание прав собственности на недвижимость на основании скорее юрисдикции, нежели территориального суверенитета.

Договор о космосе активно дебатировался, и архивные записи ясно дают понять: во времена его подписания люди были против частной собственности в космосе. Однако прямой запрет так и не вошел во вторую статью.

А вот в Лунном соглашении 1979 года подобный запрет был выражен гораздо более прямо и категорично. Однако это соглашение подписали всего 16 стран, ни одна из которых не участвовала в программах пилотируемых космических исследований, так что нельзя сказать, что это мнение стало общепринятым международным стандартом.

Как следствие, предприниматели вроде Денниса Хоупа из корпорации «Лунное посольство» полагают, что во второй статье есть брешь, благодаря которой частные лица могут претендовать на владение, скажем, Луной. Большинство юристов, впрочем, с ним не согласно. Они указывают, что государства признают международную ответственность за космическую деятельность, которую проводят как национальные компании, так и отдельные искатели приключений, а значит запреты, действующие для государств, распространяются и на частный сектор.

Так что хотя идея прикупить недвижимость на Луне и выглядит привлекательной, но, чтобы эти планы осуществились и ваша покупка была признана частной собственностью, потребуется подтверждение от вышестоящей инстанции — государства.

А поскольку государства не могут претендовать на суверенные права в космическом пространстве, владение земельной собственностью на Луне и других небесных объектах будет, по всей вероятности, незаконным.

Юристы надеются, что государства не нарушат этот договор и не одобрят (и уж тем более не признают) притязаний «частников». А если искать похожие прецеденты в мировой практике, то можно найти их на дне океана: в 1974 году американское правительство отказалось признавать исключительные права компании Deepsea Ventures на разработку морского дна, поскольку обсуждаемые территории лежали вне границ национальной юрисдикции.

Захват Луны

Но все эти аргументы носят в известной мере теоретический характер. Если вы просто займете какое-нибудь место, до которого никто другой не сможет дотянуться, не сделает ли это вас де-факто его владельцем? Юристы называют это «фактическим обладанием» (corpus possidendi), и это понятие объясняет, почему документы, подтверждающие право собственности на лунные участки, не могут обладать юридической силой: физически никто из нас не находится там. Чтобы чем-то обладать, вам нужно не только понимание этого, но и ваше присутствие.

Одного желания недостаточно — для владения нужен физический акт.

«Физически» подтвердить акт владения участками на Луне сложно, и, казалось бы, частные девелоперы обречены на провал в своих попытках завладеть лунным участком, — но, похоже, технологии в очередной раз перехитрили законодательство.

Еще в конце 1990-х коммерческая фирма SpaceDev собиралась посадить на астероид роботов-разведчиков, чтобы проводить эксперименты и претендовать на право частного владения небесным телом. Проект в итоге потерял финансирование и был отложен, но сторонники такого «удаленного владения» приводят в пример спасательные общества, которые объявляют своей собственностью обломки потерпевших кораблекрушение судов, найденные ими под водой и обследованные при помощи роботов. В конце концов, если подводная съемка обычной телекамерой неоднократно служила достаточным основанием для перехода в новую собственность остатков кораблей, которыми раньше уже кто-то владел, почему космического аппарата недостаточно, чтобы забрать себе клочок ничейной космической «земли»?

Хотя частное владение Луной или Марсом запрещено законом, присвоение ресурсов — совсем другое дело.

Предприниматели как бы заявляют что-то вроде «прав на эксплуатацию», которые позволяют им исследовать и использовать природные ресурсы космоса. Но подождите, у меня есть неприятное чувство дежавю: уж не теория ли собственности

Локка оправдывала господство человека над природой и целинными землями, а в итоге привела к колонизации обеих Америк?

Будем надеяться, что международное сообщество (как и отдельные государства) придет в себя до того, как станет слишком поздно, и ратифицирует или подпишет Лунное соглашение, благодаря которому у нас появятся шансы избежать нового «огораживания».