Поколение альфа: почему дети миллениалов разрушат гендер, спасут планету, освоят пять профессий и доживут до ста лет

Поколение альфа — это дети младше десяти лет и все те, кто родятся в ближайшие годы. Пока мы не можем с уверенностью сказать, каким будет это поколение. Но маркетологи, психологи и футуристы уже говорят о намечающихся трендах: альфы переживут цифровую революцию в образовании, будут жить в мире роботов, станут осваивать по пять профессий за жизнь, смогут жить до ста лет и возьмутся за экологию уже всерьез (потому что другого выхода не будет). Ведущая канала «Дети и плети» Маргарита Литовская рассказывает, что нам известно о людях будущего уже сейчас.

Название нового поколения впервые использовал исследователь Марк Мак-Криндл. Он считает, что альфы появились в 2010-м и будут рождаться до 2024-го (впрочем, стоит помнить, что границы поколений — это всегда довольно условно).

Основные признаки поколения сформируются тогда, когда его представители достигнут зрелости и переживут ряд мировых событий — социальных, политических, природных. Но хотя альфы еще маленькие, их активно изучают зарубежные исследовательские компании, в первую очередь маркетинговые, поэтому мы уже кое-что знаем об их поведении. Сейчас можно говорить не столько о постоянных свойствах, сколько о намечающихся тенденциях этого поколения — и предполагать, какими взрослыми станут сегодняшние дети.

Каждое следующее поколение — продолжение или даже углубление трендов предыдущего. Поэтому первый способ составить портрет поколения альфа — посмотреть на зумеров.

Представителей поколения Z (хотя они тоже пока не сформировались окончательно) называют космополитами, которые не знают границ и не обращают внимания на расу, национальность, религию или пол человека. Коммуникационное агентство Hotwire предполагает, что у альф будет обостренное чувство справедливости, а главной их ценностью станет возможность быть таким, какой ты есть.

Читайте также

«Поколение Z — не про заработок, а про самореализацию и помощь другим». Замдиректора по развитию сети детских технопарков «Кванториум» — о том, как дети продают приложения взрослым, по Сибири развозят знания в вагончиках, а министры строят Нарнию

Как мы теряем поколение Z: 6 ошибок в общении с новыми людьми

Поколение, которое уничтожит гендер

Гендерные границы размываются уже сейчас. Эта тенденция будет актуальна и для альф.

Сыновья Меган Фокс, которые ходят в платьях, потому что им так нравится, кажется, пришли к нам из недалекого будущего — как и дочь Анджелины Джоли Шайло, которая уже в 4 года поняла, что живет не в своем теле. Можно было бы списать эти случаи на общую эпатажность знаменитостей и сложные психологические условия, в которых живут их дети. Однако у всех остальных тоже меняется отношение к гендеру и к стереотипам, связанным с ним.

Например, в сентябре 2019 года в инстаграме случился очередной скандал: соцсеть стала блокировать публикации с длинноволосыми мальчиками без рубашки, распознавая их как оголенных девочек.

Мама одного из таких детей решила бороться за право постить фотографии своего сына и опубликовала его фото с табличкой: «Дорогой инстаграм, я мальчик. У меня просто длинные волосы. Хватит удалять мои фотографии».

На волне более легкого отношения к гендеру меняется не только облик детей, но и их хобби.

Каждый пятый мальчик хотя бы раз в неделю потребляет фешен-контент, а 42% девочек увлекаются темой супергероев — такие данные обнародовало агентство Insight Kids, опросив детей 2–16 лет. Кажется, что девиз родителей-миллениалов — «Пусть ребенок будет тем, кем хочет быть!»

Альфа-интеллект: меньше читать, быстрее думать?

Будет ли следующее поколение глупее — вопрос, который интересует многих.

С одной стороны, люди всё больше оперируют только визуально-образной информацией — а это первый уровень распознавания. Второй — это умение различать буквы, составлять слова и соотносить их с абстрактными понятиями. В общем-то, чтобы не глупеть, следующим поколениям придется поддерживать любовь к чтению. Но за последние 10 лет, по данным ВЦИОМ, количество не читающих книги россиян выросло на 10%: теперь их ровно треть от всех граждан страны.

Но, возможно, видеоигры заставят человеческий мозг развиваться по-новому. Нейрофизиологи пришли к выводу, что аркады и шутеры ускоряют процесс обработки информации, тренируют внимание к деталям и воображение.

«Майнкрафт» часто рекламируют как отличный образовательный инструмент для детей, который развивает их творческие способности, поощряет сотрудничество в команде и желание обучиться программированию, математике и архитектуре. Чтобы укрепиться в этой сфере, компания Microsoft в 2016 году запустила образовательную версию игры, Minecraft Education Edition, специально разработанную для классных комнат.

Может быть интересно

В погоне за лутом. Существует ли зависимость от компьютерных игр?

Игровая зависимость: мифы, реальность и способы избавления

Игры спасут мир. Геймификация делает из неприятных занятий модный спорт и борется с нестабильностью в обществе

Тренд на геймификацию может стать реальностью для всей системы обучения (которая уже порядком устарела). Согласитесь, строение человека интереснее изучать, собирая его органы по частям в каком-нибудь шутере, — звучит увлекательнее, чем урок Раисы Павловны в 8:30. Возможно, геймификация, дополненная реальность и доступ к новым технологиям могут пробудить новый интерес к образованию у следующих поколений и спасти человечество от деградации. Но это не точно.

Сергей Жданов, эксперт «Ножа» по IT:

«Молодые поколения в каком-то смысле будут более прокачаны как мыслящие организмы. Сейчас „расширителями мозга“ называют смартфоны, так как они действительно стали продолжением не только нашего тела (руки), но и нашей памяти или способности к самовыражению.

Мозг альф будет „расширяться“ еще дальше в окружающее пространство. Они будут связаны с бытовыми предметами благодаря интернету вещей. AR-технологии позволят насытить окружающее их пространство интерактивной информацией — так что люди будущего, вероятно, смогут учиться буквально везде, что, в свою очередь, приведет к пересмотру процесса образования. VR изменит представление будущих поколений о том, что такое мир — причем как внешний, так и внутренний.

Пока что эти технологии только начали развиваться, но они позволят людям взаимодействовать со своим воображением и психикой как с чем-то объективным — а это скажется на особенностях работы их сознания.

А в ближайшем будущем, если Илон Маск постарается, появятся нейроинтерфейсы — мозговые импланты, которые будут подключаться к облачному искусственному интеллекту.

Вряд ли массовое использование этих технологий придется на время формирования альф — скорее это для тех, кто родится позже. Но этот апгрейд мозга должен и вовсе качественно изменить то, что мы называем человеком в целом или своей личностью в частности — по крайней мере в том, что касается их пределов».

Поколение без постоянной профессии

Если три предыдущих поколения в детстве мечтали полететь в космос, то альфы хотят более приземленных вещей: помогать планете (67%), использовать технологии для изменения мира (51%) и работать на свежем воздухе (46%). Но надо понимать, что в 6–10 лет (таков возраст респондентов) не всегда есть точное понимание профессии — да это и не важно. Главное, как мы поняли, спасти планету.

Современным детям сложно думать о конкретных профессиях не только в силу возраста, но и из-за тех изменений, которые происходят в мире. Структура рынка труда динамично меняется, многие специальности исчезают, а какие появятся на их месте, пока предсказать сложно.

Выбирать профессию на всю жизнь уже нет нужды, да и постигать ее на базе фундаментального высшего образования — тоже. По прогнозам Марка Мак-Криндла, самым взрослым из альф придется за свою жизнь сменить 17 работодателей в 5 сферах деятельности.

Поэтому они должны будут иметь множество софт-навыков и периодически оперативно получать новые хард-скиллы.

Многие из них уйдут в предпринимательство. Уже сейчас поколение Z вдохновляется Павлом Дуровым, Илоном Маском, Марком Цукербергом и Хидэо Кодзимой. Всех их объединяет стремление построить свою собственную вселенную — то есть бизнес на основе своего увлечения и таланта.

Читайте также

Цифровая экономика: как дети зарабатывают больше родителей

Отцы Х, дети Z. Как сегодняшняя молодежь и их родители влияют друг на друга

По данным сервиса Internships на 2015 год, 72% старшеклассников хотели бы создать собственную компанию, а не работать «на дядю». Эту эстафету и передадут зумеры следующему поколению. С учетом времени и героев речь, скорее всего, пойдет о цифровом предпринимательстве, биотехнических стартапах или каких-то других инновационных отраслях (инновационных для нас, миллениалов, но привычные в будущем для нового поколения).

Альфам придется постоянно получать новые навыки, обновлять свои знания и бороться с машинами за место под солнцем: роботизация, скорее всего, достигнет своего пика тогда, когда это поколение должно будет стать основной рабочей силой мира. Однако роботы, по крайней мере вначале, не смогут занимать креативные позиции — сценарист, креатор, художник. Они возьмут на себя все технические работы и процессы, а людям оставят творчество!

Читайте также

Куда не ступит нога нечеловеческая: почему искусственный интеллект не может заменить человека

Натали Франке, глава сообщества на платформе управления бизнесом HoneyBook, считает, что диджитализация жизни альф даст им большие возможности для творчества и изменения мира. Когда умный холодильник заказал все необходимые продукты, робот-пылесос убрал квартиру, а диджитал-доктор поставил диагноз по цифровому следу, у человека есть много свободного времени, которое можно заполнить творчеством, образованием и заботой о себе.

Чем могли бы прямо сейчас заняться представители поколения альфа в свободное время?

  • 86% делали бы поделки своими руками (4 из 5 выбрали бы изготовление слаймов);
  • 55% снимали бы собственные видео;
  • 47% записались бы в кружок юного техника.

Поколение, которое любит товары с «миссией»

Современные дети в западных семьях креативного класса начинают получать карманные деньги с 2 лет. Но большинство родителей начинают выделять на это финансы, когда ребенок идет в школу и у него появляются новые жизненно важные потребности (например, питаться вне дома в течение дня).

Но это не значит, что дошкольники не имеют покупательской способности — точнее сказать, они обладают покупательским влиянием. Коммуникационное агентство Hotwire в 2018 году исследовало диджитализацию современных детей.

65% родителей сказали, что привычки и потребности их детей повлияли на их последнюю покупку, а каждый четвертый спрашивал мнение ребенка перед покупкой нового телевизора, ноутбука, планшета или телефона. Кажется, что альфы уже разбираются в технологиях лучше своих родителей.

То, как альфы планируют подходить к покупкам, повторяет тренд, заданный представителями поколения Z: они не гедонисты и стремятся к разумному и осознанному потреблению. Пока на решения альф в большей степени влияют их друзья и инфлюенсеры (в основном блогеры). Почти 66% детей хотят покупать продукты у тех брендов, которые делают мир лучше, а 18% уже стремятся выбирать товары без пластиковой упаковки.

Поколение Digital native: как скажутся на альфах новые технологии

2010-е годы начались появлением айпада, инстаграма и первых представителей поколения альфа. Совпадение? Не думаю. Вездесущность технологий приводит детей к повышенной цифровой грамотности и быстрому вхождению в контакт с онлайн-миром. С младенчества у альф формируется многоканальность жизни: они бесшовно переходят из онлайна в офлайн и обратно.

Российские дети всё чаще знакомятся с интернетом в очень раннем возрасте — 4–5 лет. По моим наблюдениям, в этом возрасте рунетом или детским интернетом начинают пользоваться примерно 20% детей, остальные распределяются по двум другим пикам:

  • 7 лет — первый раз в первый класс,
  • 10 лет — возраст, когда у ребенка начинает появляться критическое мышление и он может отличать «правильный» контент от негативного или порочного.

А вот взаимодействовать с гаджетами дети начинают значительно раньше: уже на первом году жизни родители знакомят их с планшетом для просмотра мультиков. К 2 годам 90% детей умеют обращаться с планшетом самостоятельно, а в 5 лет становятся автономными, то есть получают первый собственный гаджет.

По мере взросления детей в большинстве семей (более 80%) взаимодействие с гаджетами становится общим временем — и это не только совместный просмотр ютуба, но и общение с родственниками, живущими далеко, и онлайн-игры.

Альфы не только умеют пользоваться гаджетами и интернетом, но и имеют свое мнение о цифровой этике. Например, 45% детей считают, что родители не должны публиковать их фотографии без разрешения, а 62% — что ютуб-блогеры не всегда делают вещи, с которыми они согласны.

Раньше критическое мышление начинало развиваться у детей только к 10–12 годам. Но у альф нет времени так долго ждать: в их мире информации так много, что они не могут выделить на ее оценку и даже пресловутые 8 секунд, которые есть у поколения Z, поэтому с первых лет жизни учатся оценивать контент со суперскоростью.

В Hotwire считают, что главной технологией станет голос. Биометрия, как и другие технологии, развивается в сторону упрощения действий пользователя. Когда-то Apple произвел революцию, заменив несколько касаний при разблокировке телефона всего одним — отпечатком пальца. Теперь и одно касание — это ту мач.

Сергей Жданов:

«Развитие интернета вещей и технологий слежки делает альф поколением с самым подробным и совершенным цифровым следом в истории человечества. Биометрические и генетические данные, психографический профиль и амплитуда эмоциональных реакций, лояльность к брендам, социальный круг общения, политические и социальные предпочтения, история покупок и романтических отношений — вся эта информация об альфах будет доступна окружающим их взрослым и компаниям еще до того, как эти люди смогут сами себя осознать.

В отличие от предыдущих поколений информация о людях альфа и младше будет собираться с первых вздохов ребенка. Это создает беспрецедентно чистые условия для глобального эксперимента по модификации поведения, которым заняты компании вроде Google.

Это может привести к тому, что для новых поколений вопрос свободы воли окончательно закроется: поведение будет сводиться к выбору одного из предложенных сценариев, которые учитывают природные склонности и особенности работы мозга.

Государства будут всё активнее подключать к воспитанию детей большие данные и ИИ: например, в Китае уже устанавливают „умные системы менеджмента поведения в классе“, которые с помощью ИИ-камер определяют степень вовлеченности учеников в процесс обучения. А в школах США за школьниками следят системы распознавания лиц (аналогичные тем, которые используют спецслужбы) и трекеры поведения. За ее пределами наблюдение продолжается: мониторятся социальные сети учеников и собираются данные о том, где они находятся в данный момент. Школы и общественные организации призывают родителей следить за своими детьми ради их безопасности. Слежка в целом становится новой нормой как для родителей, так и для детей.

Как это может сказаться на особенностях психики новых поколений? Постоянная самоцензура? Умение виртуозно обманывать? Может быть, оруэлловское двоемыслие? Предсказать трудно.

Но уже в ближайшем будущем граница между онлайн-присутствием и реальной жизнью будет стремительно стираться, что может дать два диаметрально противоположных последствия.

С одной стороны, альфы, скорее всего, будут всё более космополитичными и по их геолокации нельзя будет судить об их круге общения, политических взглядах и культурных предпочтениях. С другой стороны, они будут еще сильнее подвержены эффектам эхо-камер, о которых я писал в статье „Тоннель реальности“, и поляризованы как никогда: цифровые пузыри будут сбивать их в группы по интересам и ограждать от всех враждебных — или просто иных — точек зрения».

«Сколько можно сидеть в гаджетах?» — еще один вопрос, который беспокоит общество. Ответ: скорее всего, до момента, пока финансовое положение семей не станет выше среднего. Такой вывод можно сделать из данных исследования Common Sense Census: дети в семьях с высоким доходом сидят в гаджетах в среднем на 2 часа меньше, чем их менее обеспеченные ровесники.

Здоровье: долгожители с психическими проблемами

Некоторые исследователи считают, что треть рожденных в 2012 году детей смогут дожить до 100 лет благодаря развитию медицины. Но есть более тонкий момент — психологическое и психическое здоровье.

В 2002 году Всемирная организация здравоохранения заявляла, что к 2020-му случаев психических расстройств будет на 50% больше и это станет одной из пяти основных причин детской заболеваемости. Это называли кризисом XXI века. Пока что ВОЗ не выступила с подтверждением своего прогноза, но есть исследования, которые фиксируют рост психологических проблем у детей. В 2017 году компания NHS Digital опубликовала итоги своего опроса: оказалось, что всё чаще у детей 5–15 лет появляются эмоциональные расстройства:

У 11,2% современных детей диагностированы психологические проблемы (в отчете 2004 года цифра была чуть меньше — 10,1%). Больше всего выявили случаев тревоги, депрессии, мании и биполярных аффективных расстройств — с 3,9% в 2004 году до 5,8% в 2017-м.

Исследователи считают основными причинами не только социальные сети, расцвет которых начался после 2004 года, и возросшую школьную нагрузку, но и медикализацию психологических состояний.

Вот 6-летний гиперактивный ребенок в 2000 году: он целыми днями носится по квартире, быстро переключается с занятия на занятие. Родители не понимают, откуда у него столько энергии и куда ее направить, но в целом рады, что малыш здоров и любопытен. А вот гиперактивный шестилетка в 2020-м: врач ставит ему СДВГ, родители покупают ему ноотропные препараты, водят к психологу и переживают, что их ребенок, став старше, не сможет воспринимать информацию так, как его «нормальные» сверстники.

С одной стороны, современные дети — самые изученные психотерапевтами и психиатрами по сравнению с другими поколениями. С другой, они и их родители готовы попасться в ловушку медикализации — представления о том, что существует очень строгая норма психического здоровья и если ты в нее не вписываешься, надо принимать препараты.

Американский психиатр Томас Сас резко высказывался об этом феномене:

«Медикализация — это не медицина и не наука, это социально-семантическая стратегия, которая выгодна одним лицам и несет угрозы другим».

Медикализацию можно рассматривать как институт социального контроля, а можно, наоборот, развернуть ее стороной «мы все разные и уникальные, и каждому из нас нужен уникальный микс медикаментов». Как всё повернется в реальности, неизвестно.

Питер Грей, профессор психологии Бостонского колледжа, считает: молодые люди всё меньше чувствуют, что могут контролировать собственную жизнь, а отсюда тревожность и депрессия. Если посмотреть на баллы молодежи в опроснике Роттера за период с 1938 по 2007 год, то мы увидим, как от утверждений «я сам творец своей жизни» ответы молодых людей меняются в сторону «я не могу повлиять на этот мир».

Возможно, это связано с тем, что от поколения к поколению мы движемся от личных целей и ценностей (например, стать профессионалом в своем деле) к общественным (скажем, спасти мир). И альфы уже начинают раскрывать свои глубокие намерения изменить человечество и очистить планету. Тревогу детей за будущее мира можно связать с их ранним входом в инфополе.

Исследование Сommon sense 2020 года говорит о том, что половина детей считают, что нужно постоянно следить за новостями, но при просмотре 63% испытывают тревожность, страх, гнев, печаль или депрессию. И это неудивительно при современной повестке дня — финансовый кризис, социальное и экономическое неравенство, экологические катастрофы, а теперь еще и пандемия.

«Мы хотели бы думать об истории как о прогрессе, но если прогресс измеряется психическим здоровьем и счастьем молодых людей, то мы идем назад по крайней мере с начала 1950-х годов».

Питер Грей, психолог

Как повлияют на альф родители-миллениалы

Мы стараемся быть «не такими, как наши родители», но «предки» очень сильно влияют на формирование каждого следующего поколения. На альф будут влиять миллениалы, которые как раз сейчас находятся в стадии активного деторождения.

Поскольку возраст, в котором миллениалы готовы родить первого ребенка, отодвигается всё дальше, пока мы можем лишь увидеть намечающиеся тренды и спрогнозировать, как будут различаться стили родительства миллениалов и их предшественников — ранних иксов и поздних бэби-бумеров.

Какими родителями были предыдущие поколения?

Бэби-бумеры:

  • были консервативными;
  • запрещали всё, что казалось им плохим;
  • требовали, чтобы ребенок был правильным (не шумел, не пачкался, хорошо учился, не врал, стал врачом и приличным человеком).

Поколение Х:

  • либеральные (ребенок может выбирать сам) или псевдолиберальные (ребенок может выбирать сам из того, что родитель заранее выбрал);
  • не запрещали, а обсуждали;
  • принимали ребенка таким, какой он есть.

Поколение Y:

  • собираются прокладывать путь не за ребенка, а вместе с ним;
  • открыто говорят на любые темы;
  • уважают ребенка как личность с первых дней жизни (или даже беременности).

Миллениалы выбирают осознанное родительство, но не планируют погружаться в него полностью, стремясь сохранять баланс между своей взрослой жизнью и временем, проведенным с ребенком. Возможно, в будущем почти не останется людей, которые посвящают себя детям, а потом упрекают их за это и с трудом отпускают во взрослую жизнь. Новый стиль родительства подразумевает пространство для себя и своих увлечений.

При этом современные мамы и папы проводят с детьми в 3 раза больше времени, чем полвека назад. То есть дело не в том, что родители чаще оставляют детей одних, а в том, что они психологически лучше подготовлены к сепарации.

Кажется, что дети с каждым поколением всё раньше становятся самостоятельными — и такое воспитание органично вписывается в общую картину нового мира. Более того, новый тип родительства подразумевает тип отношений «дружба и поддержка», который сильно отличается от предыдущего типа «ведущий — ведомый». Если раньше родители говорили: «Я тебе не приятель, чтобы со мной так общаться», то современные мамы и папы именно к этому и стремятся — создавать дружеские отношения. Здесь нет места долгу и обременению типа «ращу детей, чтобы было кому мне подать стакан воды в старости».

Я спросила миллениалов о том, что они готовы взять от своих родителей (бэби-бумеров и иксов), а что нет. Вот несколько интересных цитат:

«Я буду стараться идти в ногу со временем, чтобы лучше понимать ребенка и его окружение (технологии, мировоззрение, тенденции и т. д.). Короче, не стать „Ок, бумер“, насколько это возможно».


«Буду вести себя на равных, учитывать мнение детей, поддерживать и говорить, что буду любить несмотря ни на что».


«Не буду осуждать/ставить под сомнение вопросы личной жизни, чтобы ребенок начинал делать что-то тайком (ходить на свидания и прочее). Буду стараться помогать/обсуждать/подсказывать».


«Не буду навязывать свое мнение, буду больше слушать и слышать своего ребёнка».


«Я не буду отговаривать детей стать ветеринарами / пожарными / режиссерами / уборщиками мусора / писателями / артистами и т. д.».


«Не буду лазить по карманам и в личную жизнь».


«Не буду кричать и бить».

Согласно исследованию ViacomCBS, миллениалы ожидают, что их дети вырастут более технически подкованными (в этом уверены 65% опрошенных родителей), будут чаще заботиться об окружающей среде (59%), не потеряют любопытство к миру (55%), окажутся умны (54%) и креативны (53%).

Анастасия Бутенко, психолог:

«У родителей-миллениалов есть две противоречивые установки, которые они пытаются примирить.

1. Понимание необходимости отдыхать, а не концентрироваться на детях. Это значит, что миллениалы дают себе право развиваться и иметь жизнь, независимую от своего ребенка.

Наши родители игнорировали себя как личностей, поэтому во многом им было непонятно, что делать с нами, детьми, и со своими жизнями. Новые родители лучше понимают себя и свои потребности и стараются строить свою жизнь в соответствии с ними. Миллениалы — это те люди, которые разрешают себе что-то хотеть и о чем-то мечтать.

2. Установка на „хорошее“ родительство и необходимость быть сконцентрированными на ребенке. Связано это с тем, что про детей сейчас очень много понятной и интересной информации. Миллениалы больше других поколений знают о детской психологии и том, что можно или нельзя делать при воспитании.

Кроме того, миллениалы стараются проводить время со своими детьми более качественно — что намного важнее количества. Это подразумевает включенность в игры, интерес к внутреннему миру и хобби ребенка. Такое же отношение у миллениалов и к своей жизни: ставка делается на качество жизни не только детей, но и их самих в период появления ребенка.

Поэтому забота о личном пространстве родителей-миллениалов — это скорее не нарциссическая Я-центрация, а попытка охватить две сущности: и растить ребенка, и не забывать о себе».

Но отношения родителей и детей не будут исключительно гладкими. Новые времена — новые конфликты. Например, может ли родитель делать посты о ребенке без его разрешения? Или что делать, если мама постоянно сидит в интернете? Можно ли родителю подписываться на социальные сети детей? Бывает ли кибербуллинг между родственниками?

Эти проблемы уже существуют. В 2014 году бренд Gerber опросил родителей 18–34 лет и выяснил, что 40% из них создают аккаунты в соцсетях для своих будущих детей.

Что скажут эти дети, когда смогут оценить эффект пожизненного сбора цифрового следа? Увидим.

Сергей Жданов:

«Само понятие личного и интимного в цифровую эпоху растворяется в публичном. Приватность подразумевает, что личная информация доступна только человеку и больше никому — а вот альфам предстоит столкнуться с проблемами „обратной приватности“.

Информация о них будет доступна третьим лицам, но не им самим. Когда альфы достигнут возраста, в котором смогут дать осознанное согласие на публикацию своих личных данных (фотографий, цитат и прочего), в интернете уже будет целая гора информации о них, которую они сами, может быть, предпочли бы не показывать.

Опять же, как скажется на психологии человека такой вынужденный эксгибиционизм, покажет время».

Так каким будет поколение альфа?

Как сказал бы Райан Рейнольдс — надеюсь, это будут люди.

  • По прогнозам, они будут ценить себя вне зависимости от пола, расы, сексуальных предпочтений и более уважительно относиться к другим людям во всем их разнообразии. Возможно, поэтому главным словом поколения станет «нейтралитет».
  • Если больше не будет нужды восстанавливать равные права для женщин, пенсионеров, темнокожих, членов ЛГБТ-сообщества, основной борьбой поколения станет информационная безопасность и право не использовать цифровые технологии.
  • Альфы реформируют подход к образованию, научатся лавировать между профессиями и местами проживания, а главной добродетелью станет социальная ответственность.